№ 12 (147) Декабрь 2009 года.

«Холодная война» в армяно-турецких отношениях должна уступить место региональному сотрудничеству

Просмотров: 4277

ИНТЕРВЬЮ С ДОКТОРОМ ПОЛИТИЧЕСКИХ НАУК ПРОФЕССОРОМ АЛЕКСАНДРОМ СВАРАНЦЕМ

– Г-н Сваранц, как Вы считаете, подписание армяно-турецких протоколов в Цюрихе имеет ли перспективу ратификации в национальных парламентах Турции и Армении и какими будут последствия этого решения?

– То обстоятельство, что подписание двух армяно-турецких протоколов 10 октября в Цюрихе («О развитии двусторонних отношений» и «Об установлении дипломатических отношений») состоялось при активном посредничестве США, России и ЕС, позволяет предположить, что и ратификация этих документов может состояться в обозримой перспективе. Нет смысла подписывать протоколы, если нет необходимости развивать отношения.

Полагаю, что подконтрольный президенту Армении парламент, скорее всего, примет соответствующее решение. Шансы армянской оппозиции воспрепятствовать парламенту невелики. Полагаю, что и референдум по этому вопросу власти Армении не будут проводить, поскольку заранее знают общественное мнение и результат.

Другое дело, как поведут себя турецкие парламентарии, которые не раз демонстрировали Западу свою непредсказуемость (например, в случае с началом США второго этапа военной операции в Ираке и отказ ВНСТ в предоставлении своей территории для американской военной экспедиции). Турки могут постараться включить предварительные условия, связанные с Карабахом и выводом армянских войск с занятых территорий. Запад вряд ли откажется от турецкого давления, поскольку рассчитывает таким образом ввести так называемых международных миротворцев, а точнее, свои войска в зону карабахского конфликта и тем самым установить контроль над Арменией и Азербайджаном. Кстати, открытие 350 км армяно-турецкой границы позволяет беспрепятственно обеспечить вход войск НАТО в регион.

Однако такой поворот в действиях турецкой стороны позволит Армении отказаться от наладившегося процесса восстановления межгосударственных отношений, и здесь необходимо будет России сказать свое веское слово.

Конечно, политика, нацеленная на восстановление отношений между Арменией и Турцией без предварительных условий, является позитивным процессом по обеспечению региональной безопасности и политической стабильности. «Холодная война» в армяно-турецких отношениях должна уступить региональному партнерству.

Установление дипломатических отношений и развитие межгосударственных отношений позволит значительно ослабить коммуникационную зависимость Армении от Грузии, активизировать торгово-экономические связи Армении с Турцией, странами Ближнего Востока и Европы.

Не секрет, что молодой армянской промышленности и рынку при остром дефиците углеводородов и иного сырья будет сложно выдерживать конкуренцию турецких товаров. Власти Армении отмечают, что способны ввести таможенные и иные правовые ограничения. Однако ситуация развивается настолько быстро, что не следует так долго говорить. Администрации президента РА необходимо дать жесткие рекомендации парламенту страны для проработки и принятия соответствующих законопроектов в короткие сроки.

В этой связи в российском экспертном сообществе появляются небеспочвенные опасения, что турецкий рынок способен будет переориентировать армянскую экономику, а турецкий бизнес может стать более успешным в пределах Армении и вытеснить российский бизнес. Все это так и не так. Дело в том, что за последние годы Россия инвестировала в экономику Армении более 1,5 млрд долларов США. Российский бизнес контролирует пакет акций ведущих компаний и отраслей армянской экономики и транспорта.

Многое зависит и от самой России, какие приоритеты она выберет, какие указания получит крупный бизнес от администрации Кремля.

Во всяком случае, законы рынка диктуют правила конкуренции, и бизнес не может быть успешным при стереотипах административной экономики, выражающихся в полной монополизации приоритетных отраслей и в появлении подконтрольных олигархов. России, конечно же, не следует продолжать экономически неоправданную политику получения армянского имущества в зачет государственных долгов и при этом придумывать разные обоснования неэффективного их использования. Если у вас будет слабый партнер-союзник, то и ваши интересы некому будет представлять. Что ж, если турки создадут условия конкуренции армянскому и российскому бизнес-сообществам, то это только сделает им честь.

Нужно диверсифицировать экономику не на словах, а в жизни. Следует вести борьбу с коррупцией не на бумаге и публичными выступлениями, а с помощью эффективных законов, эффективных спецслужб и прозрачного правосудия. Необходимо сокращать долю теневой экономики и расширять базу налогов, расширять сектор малого и среднего бизнеса при участии диаспоры.

Важно также, чтобы вслед за ратификацией известных протоколов и установлением дипломатических отношений с Турцией Армения была бы готова направить в Анкару не только своего посла, но и открыть, например, в Стамбуле Армянский центр демократии. Этот центр должен стать информационно-аналитическим инструментарием представления современной Армении, истории армяно-турецких отношений. А для этого нужны ресурсы – интеллектуальные и финансовые.

Иными словами, уже сейчас Армения должна проработать все необходимые вопросы развития двусторонних отношений в различных областях – в экономике, политике, информационной и культурной сферах, по линии институтов гражданского общества и т.д.

-Вы сказали, что открытие армяно-турецкой границы может привести к беспрепятственному входу войск НАТО в кавказский регион через Армению. Но ведь в Армении находится российская военная база и пограничники.

– На Южном Кавк а з е , вслед за распадом СССР и признанием независимости Южной Осетии и Абхазии может вновь измениться статус-кво. Открытие сухопутной армяно-турецкой границы будет иметь не только экономические последствия, но, возможно, приведет и к военно-политическим трансформациям. С одной стороны, Россия значительно дистанцируется от Армении, поскольку антироссийская политика Грузии и антиармянская политика Азербайджана объективно создают пространственный разрыв и преграду на пути в Армению. С другой – НАТО получает возможность форсировать продвижение в Армению и далее в регион без дополнительных проблем морских коммуникаций Черноморского бассейна, связанных с черноморскими проливами и Черноморской военно-морской базой России.

Уже сегодня для России оказывается проблематичным поддержание боевой готовности своей базы и пограничников в Армении, поскольку транспортные проблемы через Грузию и Азербайджан сужают возможности беспрепятственной переброски необходимого числа военных и экономических грузов, боевой техники и личного состава в Армению. Так долго продолжаться не может. Ведь сегодня Россия получает воздушный коридор на Армению через Азербайджан, но я крайне сомневаюсь, что Баку согласится на воздушную переброску российских военных грузов в Армению. Да и Турция особого желания помогать России без соответствующего давления извне не имеет.

Наконец, Армения со своими территориальными проблемами с Азербайджаном (Нагорный Карабах и Нахичевань), Грузией (Джавахк) и Турцией (Западная и часть Восточной Армении) является удобным субъектом для США, ибо, установив военно-политический контроль над Ереваном, Вашингтон способен оказывать эффективное воздействие на весь регион и смежные районы. И неслучайно американцы построили в Ереване одно из самых крупных посольских зданий, которое со временем может стать региональным центром политики США в Закавказье и на Ближнем Востоке.

Если армяно-турецкая граница будет открыта, объективно увеличится возможность экономического и политического влияния НАТО и Запада на Армению. В этой связи России следует выступить с альтернативными предложениями сохранения собственного присутствия в Армении.

Например, вопрос транзита военных грузов и экономических товаров в Армению для российской военной базы и союзника по ОДКБ Россия могла бы осуществлять через территорию Турции, ведь Москва предоставляет США свою территорию для военной авиации и транспортировки военных грузов в Афганистан. При этом Россия должна соответственно потребовать от США и Турции удовлетворения ее интересов. Это стало бы неким проявлением партнерства НАТО и ОДКБ для обес п е ч е ния региональной безопасности на Южном Кавказе.

Армения оказывает активную поддержку инициативам России на постсоветском пространстве, что относится к деятельности СНГ и идеи постсоветской интеграции, к развитию военной составляющей ОДКБ и созданию Коллективных сил оперативного реагирования при ОДКБ. Эффективное военно-техническое российско-армянское сотрудничество способно остудить планы установления монопольного контроля над Закавказьем со стороны НАТО. А это требует не только развития общей российско-армянской системы ПВО в рамках объединенной системы СНГ, но, возможно, и ее трансформации в общую систему противоракетной обороны (ПРО), что будет гарантией невмешательства Турции в урегулирование карабахского вопроса. Необходимо также и поддержание законных требований Армении по вопросу геноцида армян.

Альтернативным направлением связи России с Арменией может рассматриваться иранский транзит, который следует развивать параллельно турецкому (в частности, по маршруту Россия – Каспийское море – Иран – Армения). Но для этого необходимо разблокировать Нахичевань и Джульфинскую железную дорогу. В свое время я выдвигал идею установления международного контроля над этой автономией со стороны России, США и Франции.

В противном случае следует проложить современную авто- и железнодорожную магистраль через Каджаранский горный перевал. Есть скептики в России, которые считают, что это дорогой проект, поскольку придется строить в горных условиях с соответствующей тоннельной системой. Но другого варианта пока что нет, да и Запад не пожалел 2,5–3 млрд долларов, когда реализовал строительство основного терминала каспийской нефти через Турцию протяженностью в 1690–1700 км (Баку – Тбилиси – Джейхан).

Презентация армяно-турецкого фильма «На берегу Аракса» состоялась в Ереване в кинотеатре «Москва». Фильм вызвал неоднозначную реакцию у кинозрителя. Этот фильм создан совместными усилиями издательского департамента Армянской ассоциации маркетинга и Центра развития армяно-турецкого предпринимательства при поддержке посольств США в Армении и Турции. Главные герои фильма – молодой турок Араз и армянская девушка Тамара начинают дебаты относительно того, что нужно построить на реке Аракс водохранилище. Впоследствии выясняется, что молодые практически ничего не знают друг о друге, хотя живут совсем близко.

– Есть, конечно, и маршрут через Аракс в Арцах, где 132 км границы с Ираном контролирует карабахская армия. Это могло бы стать проектом начала признания независимости НКР в ответ на блокаду Армении со стороны Нахичевани. Но пойдет ли на это Россия?

– Если Россия будет вести себя в качестве пассивного наблюдателя или же продолжать необдуманную кадровую политику на армянском направлении (например, безответственные заявления российского консула в Трапезунде по факту геноцида армян, что идет вразрез с официальным решением Государственной Думы РФ от апреля 1995 года), то, скорее всего, Москве не удастся удержать Армению в своей орбите, а вхождение НАТО в регион станет закономерным развитием геополитических трансформаций ХХI века. Турция, в свою очередь, получит подконтрольный США армянский коридор для связи с тюркским миром Азербайджана и Центральной Азии.

– В последнее время появились сигналы о том, что Запад якобы готов поддержать процесс реальной суверенизации Нагорного Карабаха. Какова будет позиция России, если процесс действительно пойдет в этом направлении? Выгодно ли кавказским народам появление на неспокойном Кавказе новой самостоятельной единицы?

– США, Франция и Россия являются основными посредниками Минской группы ОБСЕ по урегулированию карабахского вопроса. Решение данной проблемы, как показала история вопроса и его подлинное содержание, может состояться только на пути суверенизации Нагорного Карабаха. Во всяком случае, Нагорный Карабах не может находиться в составе Азербайджана вопреки воле его коренного армянского населения, составляющего подавляющее большинство.

Действительно, недавно появилась информация о том, что заместитель помощника госсекретаря США г-жа Тина Кайданов на встрече с азербайджанскими дипломатами заявила, что если Азербайджан начнет войну, то США пойдут на признание независимости Нагорного Карабаха. Полагаю, что и Россия после известной грузино-югоосетинской войны своими действиями по усмирению агрессора и признанию независимости Южной Осетии и Абхазии дала понять тому же Азербайджану о бесперспективности военного метода решения карабахского вопроса.

Азербайджан активно вооружается, выделяет значительные средства на военно-техническое оснащение своих вооруженных сил и время от времени делает радикальные заявления о своей готовности военной силой принудить Армению к выводу войск и установить полный контроль над Карабахом. Однако политическая риторика и реальный баланс сил говорят о нецелесообразности для Баку очередной войны. Новая война не нужна, прежде всего, западным компаниям и самой Турции, которая превращается в одно из актуальных государств региона и важного транзитера энергоресурсов на европейские рынки.

Кто даст гарантии, что армянская дальнобойная артиллерия не уничтожит трубопроводные коммуникации и объекты добычи нефти и газа на морских промыслах азербайджанского сектора шельфа Каспия? Никто таких гарантий ни Баку, ни Анкаре, ни Вашингтону, ни Лондону дать не может. Да и наступление азербайджанской армии на Карабах может стать не легкой прогулочной дорогой с песнями и плясками под азербайджанские мотивы, а скорее захлебнется в сражениях с Армией обороны НКР. А это не только разрушение нефтяной отрасли промышленности, но и огромные людские потери и очередной крах «доблестной» армии, что в совокупности приведет к системному внутриполитическому кризису в Азербайджане и смене национальной властной элиты (или клана). Надо ли это г-ну Алиеву – решать ему.

Баку следует помнить, что вооружаться может не только азербайджанская армия, но и армия противника. Причем армянские вооруженные силы обладают эффективной системой ПВО, зенитно-ракетными комплексами дальнего и среднего радиуса действий, зенитно-артиллерийскими комплексами ближнего радиуса, дальнобойными артиллерийскими системами, а также переносными зенитно-ракетными к о м п л е к с а м и .

Более того, вероятное увеличение числа новых ракетных систем армянских войск ПВО (включая и систему «Искандер») позволит практически нейтрализовать численное превосходство Азербайджана в боевых самолетах.

Возможно, из-за противоречивости интересов субъектов Большого Кавказа (как Южного, так и Северного) кому-то может и не понравиться или будет невыгодным появление независимого Карабахского государства на политической карте Кавказа и мира. Однако это вовсе не означает, что из-за позиции кавказских народов армяне Карабаха должны жить вопреки своим интересам, но на благо другим.

История ХХ века показала, что политические интересы армян, как правило, не совпадают с интересами остального Кавказа. Это, кстати, касается, прежде всего, России. Ибо развал Российской империи поддерживали не армянские политические партии, а те же грузинские меньшевики, татарские мусаватисты и горские сепаратисты. В результате была 2-я Кавказская война генерала Деникина и Временное правительство юга России, где Араратская Республика выступала союзником, а не противником Добровольческой армии и идеи единой России. Армения как тогда, так и сегодня не участвует в общекавказских политических проектах с отрывом региона от России. История Закавказской Демократической Федерации 1918 г. была непродолжительной и вопреки интересам армян, этому во многом способствовало решение большевиков, а точнее, Льва Троцкого по выводу русских войск с Южного Кавказа в Брест-Литовске.

Сама постановка вопроса несколько некорректна. Ведь никто не спросил ни горцев Северного Кавказа, ни народы Южного Кавказа – а выгодно им или нет признание независимости Южной Осетии и Абхазии? И почему должны здесь работать двойные стандарты: одним – можно, другим – нельзя?

Нагорный Карабах имеет гораздо больше причин и оснований быть независимым от Азербайджана субъектом. Какова будет позиция России в смысле начала процесса признания суверенитета Нагорного Карабаха, стоит спросить у российских политиков. Думается, России следует здесь проводить более ответственную политику, в том числе с учетом исторического и современного формата геополитического союза с Арменией, а не сводить решение проблемы Нагорного Карабаха к очередному состязанию с позицией США и Западной Европы, типа если они за, то мы против. Такая постановка вопроса безответственна и провальна в своей основе.

В то же время нестабильность Кавказа в случае с Карабахом вызвана скорее отсутствием признания его суверенитета и независимости от Азербайджана, чем наоборот. Независимый Карабах не является центром терроризма и иного экстремизма, попытки же решить вопрос иначе будут катализатором новой дестабилизации в регионе.

– Как известно, в турецких политических кругах все чаще отмечается необходимость блокирования участия представителей армянской диаспоры в двустороннем формате переговоров по восстановлению межгосударственных отношений. Речь, в частности, касается и проблемы геноцида армян. Что Вы думаете по этому поводу?

– Сегодня более 10 млн армян проживают в 80 странах мира, из них только 3,5 млн проживают в Армении и Нагорном Карабахе.

Современная армянская диаспора в своей основной массе – это потомки жертв геноцида армян в Османской империи и кемалистской Турции. Они не могут не участвовать в процессе обсуждения вопроса геноцида. Иной подход означает предательство национальных интересов и подарок Турции, чего, естественно, Армения не может себе позволить.

Объективности ради следует также сказать, что до сих пор все относительно успешные достижения политики Ай-Дата по признанию геноцида армян иностранными государствами и международными организациями и осуждению Турции за это преступление – есть результат деятельности армянской диаспоры, ее представительных организаций и старейших национальных партий, где партия «Дашнакцутюн» занимает особое место.

Очевидно также, что современная Армения с диаспорой и без диаспоры – это, как отмечал экс-президент Армении Роберт Кочарян, разные весовые категории. Власти Армении не могут бойкотировать диаспору в столь сложном вопросе установления межгосударственных отношений с Турцией и по вопросу геноцида армян.

– Сегодня в отдельных кругах диаспоры появляется идея формирования представительного органа Западной Армении в виде правительства в изгнании или иного формата, который и будет концентрировать свою политическую деятельность на вопросе ликвидации последствий геноцида армян и возвращения территорий Западной Армении. Есть пока трудности на пути организационного процесса становления, предпринимаются попытки формирования различных диаспоральных союзов и форумов армянских организаций, которые станут учредителями новой организации. Но это только видимость. Этим ли только объясняется затяжной процесс реализации данной идеи и становления органа?

– Полагаю, что пока настоящая идея не находит политического заказчика. Власти и часть общества Армении никак не может обрадовать противопоставление с оставшимся армянским миром, что современная Республика Армения лишь часть Восточной Армении и не способна влиять на политику Западной Армении. Армянские старейшие партии также не привлекает данный проект, поскольку долгая история эмиграции и познание политических институтов ведущих государств Запада и Востока подсказывают, что появление такого органа может быть поставлено в зависимость от интересов внешних сил, не совпадающих с армянскими.

Запад (США, Франция и Великобритания) и Россия пока что не готовы рассмотреть идею Западной Армении в плоскости реальной геополитики в Малой Азии, соответственно нет и политического заказа на появление соответствующих национальных органов. Этого нет сегодня в формате реальной внешней политики, но никто не может отрицать деятельность разведслужб и формат тайных операций, где идеи такого рода могут составить основу новым инициативам. И если сегодня нет политического заказа, то завтра он может появиться. Тем более приближается 100-летие геноцида армян. В рядах активистов нового армянского организационного движения присутствуют активные поборники Севрского мира, в своей основе они прозападники и, что самое интересное, представители нового поколения армянской политики.

Во всех случаях армянским политическим институтам следует изучать данный процесс, а не просто бойкотировать его. Так или иначе, Армения и актуальные армянские политические институты отслеживают ситуацию, но не предлагают эффективную политику. Для этого необходим совместный политический институт Армения – диаспора. Время востребованности их совместной деятельности может наступить неожиданно, но решения требуют определенной проработки и времени. Нам уже сегодня необходимо приступить к выработке общенациональных программ реализации положений Ай-Дата, чтобы при благоприятном стечении обстоятельств иметь возможность их реализовать в будущем.

Понятно, что турки стараются всячески локализовать участие армянской диаспоры в вопросе признания геноцида армян и продолжить давление на власти уязвимой Армении. С диаспорой туркам все же придется считаться, а со вступлением в ЕС Турция вновь столкнется с интересами армянской диаспоры – граждан стран ЕС. Сегодня настороженное отношение к армяно-турецким договоренностям объективно присутствует как в современной армянской (включая республиканскую и диаспоральную), так и в инонациональной политической действительности.

Вопрос не в том, что Армения и Турция начали вести переговоры, подписали протоколы о восстановлении дипломатических отношений и открытии границы. Следующий этап – ратификация достигнутых соглашений в национальных парламентах. Усилия руководства Армении и Турции по налаживанию добрососедства и регионального партнерства заслуживают поддержки и уважения. Рано или поздно между нашими народами и государствами должен состояться диалог, необходимо начать переговоры и восстанавливать отношения. «Холодная война» в армяно-турецких отношениях должна смениться конструктивным сотрудничеством.

Беседу вел Григорий Анисонян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 37 человек