№ 01 (148) Январь 2010 года.

Референдум в Швейцарии – признаки популизма или новой политики?

Просмотров: 3247

Демократическая Европа время от времени взрывает международную общественность новыми скандалами, связанными с проявлениями расовой и религиозной нетерпимости, которые, как правило, имеют антиисламскую направленность. То погромы во Франции, то оскорбительные для всех мусульман карикатуры в СМИ, а теперь и запрет на строительство минаретов в действующих на территории Швейцарии мечетях.

Решение референдума от 29 ноября 2009 г. о запрете на надстройку минаретов в Швейцарии вызвало новый скандал в исламском мире и мировом демократическом сообществе. Чем же это объяснить, есть ли в действиях правых сил цивилизованной Европы проявления признаков популизма или же это новая волна политики крайне правых радикалов, так называемой «лепеновщины»?

Волеизъявление швейцарцев о запрете на надстройку минаретов вызывает, конечно же, возмущение не только исламской части швейцарского общества и всего исламского мира, что естественно, но одновременно не может оставить в стороне представителей христианской и других конфессиональных общин. В своей основе данная ситуация создает прецедент для взрыва межконфессиональных противоречий и разжигания религиозной розни. Это решение можно расценить как отсутствие толерантности и подавление свободы вероисповедания. Поэтому такое радикальное действие части швейцарских граждан, инициированное ультраправой Швейцарской народной партией, в подлинно демократическом сообществе воспринимается негативно.

В 7-миллионной Швейцарии проживает 400 тыс. мусульман (преимущественно из Турции, Боснии и Косово), на которых приходится всего четыре минарета, то есть один минарет на 100 тыс. Ко второй половине 1990-х гг. в Швейцарии, например, из 70 местных турецких организаций 22 действовали на базе мечетей. Современные швейцарские турки – это уже второе-третье поколение турецких трудовых мигрантов, которые добиваются значительных успехов в профессиональной деятельности, образовании, бизнесе и спорте. В самой национальной сборной Швейцарии по футболу мы могли наблюдать прекрасных турецких игроков, которые поднимали престиж своей новой родины. И как можно отказывать этим людям в праве на равенство и свободу веры?

Демократическое законодательство Швейцарии является основой развитости гражданских институтов в этой стране, позволяет государству оказывать им финансовую поддержку. Известно, что власти Швейцарии отрицательно относятся к исламскому обособлению, поскольку считают, что это может помешать интеграции отдельного мигранта в швейцарское общество. Поэтому мусульманские общины не получают специальной поддержки в своей религиозной деятельности.

Возможно, Швейцарская народная партия парламентского большинства эксплуатирует тему запрета минаретов в популистских целях. Но в течение 18 месяцев они имели возможность собирать 100 тысяч подписей для вынесения данного вопроса на референдум, и никто им в этом не помешал.

Одним из элементов характеристики системы является признак повторяемости какого-либо процесса, факта, события. Можно согласиться, что в странах Европейского союза в начале ХХ I в. проявляются устойчивые признаки ксенофобии, которые в своем большинстве имеют антиисламскую направленность. Это не просто тревожные симптомы социальной стихии, а недопустимые тенденции радикальной политики.

Мир ислама – это многовековая цивилизация, один из полюсов современного многополярного мира со своими достижениями и проблемами. Следует признать, что в странах Европейского союза ныне проживают 28 млн мусульман, более 40% которых не имеют необходимых документов для проживания.

В определенных кругах общественно-политических сил Европы сложилось мнение о необходимости давления на собственные правительства с целью принятия решения по ограничению численности мусульманского населения.

Сторонники такого подхода мотивируют свою позицию тем, что в современной Европе, с одной стороны, активизировались угрозы исламского терроризма и радикализма, а с другой – происходит количественное увеличение мусульманских общин, которые пытаются организованным образом оказывать влияние на политику европейских государств и ЕС , то есть лоббировать свои интересы через демократические европейские институциональные механизмы.

Сегодня в национальных парламентах ряда стран ЕС есть депутаты-мусульмане (например, в парламенте Великобритании ныне заседают всего два представителя исламской религии), которые активно участвуют в политической жизни своих стран, пытаются правовым образом отстаивать интересы своей общины, а также занимают определенные позиции по вопросам внешней политики. В профессиональном экспертном сообществе Европы немало специалистов мусульманского вероисповедания, которые своей деятельностью оказывают влияние на формат политических инициатив и стараются отстаивать интересы своих единоверцев. Учитывая традиционный демографический рост мусульманского населения при одновременном спаде рождаемости христианских народов, исламский мир объективно расширяет свое присутствие в той же Европе.

Помимо количественного роста критической массы мусульманского населения, дополнительное опасение европейских политиков и общественности вызывает рост качественных показателей мусульманских общин, выражающихся в расширении религиозной инфраструктуры на территории Европы, которая включает в себя не только мечети, минареты, магазины с религиозной атрибутикой, СМИ и литературу, но и сеть официальных религиозных организаций и движений.

Конечно, такие процессы в центре Европы не могут не привлечь внимание компетентных структур и политических институтов той же Германии, Франции, Великобритании. Возможно, проявления исламофобии в Швейцарии в форме референдума и участившихся случаев нападок на рядовых мусульман есть некая система политических мер противодействия Турции на пути в ЕС .

Турция по-прежнему негативно воспринимается в рамках ЕС . Основными причинами недопущения Турции в ЕС являются совокупность экономических и политических вопросов. Та же проблема геноцида армян, курдский вопрос, демократическое несовершенство политической системы, ущемление гражданских прав и свобод национальных меньшинств. Одновременно вопросы ментальности, поведение части турецких общин в европейских странах, активное насаждение там религиозных институтов и, естественно, мощь турецкой армии в системе НАТО , а также желание СШ А с помощью Турции укрепить политически зависимое положение Европы от стратегии СШ А также порождают барьер в отношениях Турции и стран ЕС .

Армянский вопрос остается одним из основных блокирующих факторов на пути Турции в ЕС . В то же время армянская диаспора стран Европы, а это около 1 млн человек, может получить определенное преимущество на территории Западной Армении, если Турция вступит в ЕС . Анкара в таком случае не сможет больше препятствовать свободному передвижению капитала и трудовых ресурсов на свою территорию, а европейские законы позволят армянам подавать имущественные иски и возвращать себе утраченные позиции вековой давности на своей этнической родине в пределах Западной (турецкой) Армении.

ЕС принял решение о начале депортации из стран союза мусульман – выходцев из государств, которые причастны к международному терроризму. Политика «освобождения» от массового присутствия мусульман в Европе в форме депортации может затронуть десятки и сотни тысяч людей и приведет к новым социальным потрясениям. Политика давления и ущемления интересов мусульман будет только ослаблять гражданский мир и согласие в самой Европе.

Вместе с тем, мир ислама в странах Европы и в отношениях с Европой – это значительные политические и экономические выгоды, поскольку большинство европейских государств закупает нефть и газ в исламских странах Магриба, Ближнего и Среднего Востока, Южного Кавказа и Центральной Азии.

Швейцария – один из ведущих центров сосредоточения огромных капиталов исламских государств, физических лиц из числа мусульман, а также международных исламских организаций. Исламский капитал в Европе превышает сотни миллиардов долларов СШ А и ежегодно увеличивается на 20–25%. А это уже большая политика, и ошибки в отношении исламских общин могут негативно сказаться на банковском и финансовом секторе экономики.

Возможно, у мусульманского капитала есть серьезные конкуренты в банковском секторе, и любые колебания позиций мусульман приведут к стремительному прогрессу их оппонентов. Учитывая современные тенденции глобального кризиса, начавшиеся с банковской рецессии, эту версию вряд ли стоит исключать. Увы, партии создаются и контролируются какой-то группой людей, информационные технологии и пропаганда позволяют получить необходимые голоса. Большие финансы творят большую политику. Сегодня лихорадит финансовую пирамиду Дубая, и это удар по ОАЭ и арабскому капиталу. Конечно, не стоит сгущать краски, однако в политике нужно учитывать совокупность причин и признаков.

Другим нежелательным последствием дискриминационного по отношению к местным мусульманам решения швейцарцев может стать новая волна терактов и экстремизма со стороны радикальных исламских организаций. Готова ли Европа к таким поворотам в своей благополучной судьбе? Нужен ли новый «крестовый поход», чтоб в очередной раз убедиться в бесполезности религиозного противостояния?

Референдум в Швейцарии является проявлением не столько популистской политики партии парламентского большинства, сколько продолжением роста ультраправых сил и феномена Ле Пена. Однако станет ли эта сила определяющей, покажет время, хотя они уже добиваются побед на выборах и входят во власть.

Александр Сваранц, доктор политических наук

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 22 человека

Оставьте свои комментарии

  1. Интересная статья.Я всегда внимательно читаю Сваранца,но жду от такого маститого политолога более важных статей.
  2. Полагаю, статья Сваранца неслучайна. Он держит в поле зрения системные вопросы, а мир ислама весьма актуальная тема. То, что удар в Швейцарии по туркам имел место, Сваранц достаточно убедительно раскрыл и напомнил, что в ЕС туркам дорога пока что закрыта. Поэтому не стоит в Анкаре лишний раз обострять отношения с Ереваном по вопросу открытия границ и увязки их с выводом войск из Карабаха.
  3. Сваранц пишет интересно, его читать приятно, но как он выглядит никто из читателей не знает. Получается некий виртуальный автор, а может серый кардинал армянской политической мысли. Турки и азербайджанцы его выделяют, но с ним интересно, т.к. он не только пишет радикально, но в нем есть аналитика, логика, факты истории и личная позиция. Хорошо, что армяне замечают его мало, не то соседи получили бы нового армянского Путина
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты