№ 05 (152) Май 2010 года.

Обама скрутил закавказский узел в «мертвую петлю»

Просмотров: 22737

12 апреля в Вашингтоне состоялся новый раунд армяно-турецких переговоров. Встреча президента Армении Сержа Саргсяна и турецкого премьера Реджепа Тайипа Эрдогана была организована при личном посредничестве президента США Барака Обамы.
Саргсян и Эрдоган являются лидерами правящих партий в своих странах, контролирующих большинство в национальных парламентах, так что именно от воли этих двух политиков зависит судьба ратификации подписанных 10 октября 2009 года в Цюрихе армяно-турецких протоколов.

Судя по публикациям в турецкой прессе, стороны не смогли прийти к конкретной договоренности относительно сроков ратификации документов. Более того, турецкий премьер до отъезда в Вашингтон и непосредственно после переговоров с Саргсяном в очередной раз провел параллели между армяно-турецким процессом и карабахским конфликтом. А на встрече с президентом Армении прямо заявил, что турецкий парламент в настоящее время не ратифицирует документы, поскольку активизация процесса международного признания геноцида армян создала неблагоприятную атмосферу в данном вопросе. Тем не менее, стороны договорились продолжать переговоры. Внимание, которое уделяется процессу нормализации армяно-турецких отношений американским руководством, действительно огромное. Речь идет о задаче военно-политического значения, а в контексте международной дипломатии – об имидже и политическом весе США в важнейшем со стратегической точки зрения регионе. В чем же заключается истинная цель американских усилий?

Очевидно, речь идет не только о намерении Барака Обамы отвести от себя проблему признания геноцида армян. Известный азербайджанский эксперт Ариф Юнусов в этой связи пытается предугадать, какой термин использует Обама в своем традиционном обращении к армянскому народу – «геноцид» или «Мец Егерн» (этот армянский термин был неожиданно произнесен Обамой в прошлом году и в переводе означает «большая резня»). В свою очередь турецкие политики и эксперты уже давно перестали приводить контраргументы в пользу того, что армян в Турции не вырезали, а просто депортировали в массовом порядке ради их же собственного блага и сохранения турецкого государства. Сегодня усилия турецкой пропаганды сконцентрированы на прямом шантаже стран и организаций, признающих геноцид армян. К примеру, Штатам ежедневно разъясняется важность партнерских отношений с Турцией и последствия, которыми чревато признание армянского геноцида. Что на самом деле произошло с армянами в Османской Турции 100 лет назад, в данном случае уже не важно.

Между тем, очевидно: геноцид армян в Османской Турции – факт, не вызывающий никаких сомнений в серьезных научных кругах. Именно поэтому американский шантаж в отношении Турции (манипулирование проблемой геноцида армян со стороны Конгресса США называть иначе не приходится) действует безотказно и вызывает острую болезненную реакцию Анкары. Не будь доказанного факта геноцида, не было бы и реакции. Но проблема геноцида – инструмент. Цели США на Южном Кавказе, как важной части «Большого Ближнего Востока», были и остаются неизменными – обеспечение безопасного транзита в условиях военно-политического контроля, а также тактическое давление с юга на российский Северный Кавказ.

Во всей сложной картине взаимосвязанных интересов и позиций стран региона, проявившихся очевидным образом со стартом публичной фазы армяно-турецкого диалога, особенно интересна ситуация, в которой оказался Азербайджан. Тот факт, что президент Азербайджана Ильхам Алиев был единственным из президентов закавказских государств, не приглашенным на саммит по ядерной безопасности в Вашингтон, вызвал массу откликов и предположений. Стала звучать точка зрения о попытках вытеснить Баку из регионального политического процесса, разрулить армяно-турецкую проблематику и даже карабахский процесс без оглядки на азербайджанские интересы. Версия эта представляется во многом преувеличенной, хотя факт давления на позиции Баку не вызывает сомнений.

Понять причины недовольства Вашингтона политикой Ильхама Алиева можно, если учитывать, какую серьезную миссию отводят Азербайджану американские стратеги. По всей видимости, азербайджанские власти не слишком спешат или просто не в состоянии реализовать американские планы по поставкам нефти и газа, а также созданию в Азербайджане полноценного антииранского военного плацдарма.

Ожесточенный демарш Баку против американского плана открытия железнодорожного транзитного коридора Турция-Армения-Грузия-Азербайджан, который позволил бы обеспечить ускоренную переправку военных грузов США по железной дороге из Ирака в Азербайджан, то есть к северной границе Ирана, и вовсе не мог обрадовать администрацию Обамы. Можно констатировать, что возможный провал армяно-турецкого процесса на 50% станет заслугой Баку, а еще на 50% – националистически настроенных сил Турции, опять-таки частично подпитываемых Азербайджаном.

Руководство Ирана, прекрасно понимающее все негативные последствия активного вторжения Турции в закавказский регион, на днях предложило свой вариант урегулирования карабахской проблемы, исключающий возможность дислокации в регионе западного миротворческого контингента. Тегеран опасается окружения с севера, ответом на что стало усиление военного присутствия в Каспийском море, а также активизация пока только информационных усилий в процессе карабахского урегулирования. Глава МИД Ирана Манучехр Моттаки заявил, что Тегеран подготовил альтернативный план карабахского урегулирования и вскоре представит его на суд региональной общественности.

Эксперты, занимающиеся проблематикой Южного Кавказа, справедливо отмечают, что усилия Турции, направленные на налаживание отношений с Арменией, будут способствовать углублению диалога Баку с Россией и отчасти Ираном. Однако российский вектор азербайджанской политики видится в значительной степени ситуационным, поскольку сопряжен с открытыми требованиями в адрес Москвы оказать давление на Ереван в карабахском вопросе, что станет убийственным ударом по российским позициям в регионе. Сама Россия в армяно-турецком сюжете действует до сих пор весьма осторожно и прагматично. Понимая, что повлиять на процесс непосредственным образом означает взять на себя всю полноту ответственности за его последствия, Россия оперативно наладила контроль над армянской железной дорогой, которая в случае разблокирования границы с Турцией станет транзитной, а также наращивает экспортный потенциал армянской энергетики в расчете на выход на турецкий и иранский рынки.

В общем и целом можно констатировать, что и Азербайджан, и Армения стали невольными жертвами грузино-российской войны 2008 года. Опасения международных тяжеловесов и транснациональных энергетических компаний относительно возможности новой масштабной дестабилизации ситуации в регионе подстегнули их к усилению нажима на Баку и Ереван. Те же усилия Барака Обамы в армяно-турецком процессе обязательно, рано или поздно, приведут к нарушению статус-кво в карабахском конфликте, о чем стороны изначально дипломатично предупреждаются. Формулировку «нормализация армяно-турецких отношений внесет вклад в дело урегулирования карабахской проблемы» именно так и стоит трактовать. Однако «добрые формулировки» не меняют сути проблемы и позиций сторон конфликта, особенно той стороны, которая успешно выведена за рамки переговоров – самого Нагорного Карабаха.

Судя по всему, главный неразыгранный козырь Баку – военный реванш, способный полностью разрушить старания США, но и вместе с тем видоизменить ситуацию в регионе, заложить новые стартовые позиции, скажем, для того же Ирана или России, уже не на шутку волнует Степанакерт. Карабахская пропаганда в последний период особенно активно транслирует информацию о мерах усиления военного потенциала республики, равно как и ведет внимательный подсчет случаев нарушения режима перемирия.

Новый раунд армяно-турецких переговоров в Вашингтоне плавно вписался в длинный и сложный сюжет выяснения отношений между странами региона, а также неустанных усилий внешних игроков по закреплению здесь своих позиций.

Виген Акопян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 192 человека