№ 06 (153) Июнь 2010 года.

В армяно-турецких отношениях наступила пауза

Просмотров: 9897

Процесс нормализации армяно-турецких отношений вошел в стадию нового спада. Накануне девяносто пятой годовщины геноцида армян в Османской империи президент Армении Серж Саргсян принял решение приостановить процесс ратификации двух протоколов, подписанных Ереваном и Анкарой в октябре прошлого года в Цюрихе. В своем обращении к нации президент Армении заявил: «Мы считаем неприемлемыми такие попытки превратить армяно-турецкий диалог в самоцель и, начиная с этого момента, считаем нынешний этап налаживания отношений исчерпанным».

Процесс нормализации армяно-турецких отношений стал одной из главных политических сенсаций прошлого года. Впервые за 19 лет после распада Советского Союза и образования независимой Республики Армения два соседних государства вышли на уровень политико-правовых обязательств. Однако ратификация двух протоколов об установлении дипломатических отношений и развитии двусторонних связей стала непреодолимой преградой для политических элит двух государств. Более того, и Турция, и Армения за этот небольшой отрезок времени успели обвинить друг друга в отсутствии воли к продвижению вперед. Наконец, прозвучал недвусмысленный вывод армянского лидера: «Наша позиция однозначна: Турция не готова продолжать начатый процесс и продвигаться вперед без предусловий в соответствии с протоколами. Разумные сроки, по нашему мнению, исчерпаны». Почему же столь многообещающий процесс не привел к ощутимым результатам?

С нашей точки зрения, нынешний спад армяно-турецкой нормализации можно объяснить несколькими причинами. Во-первых, два примиряющихся общества оказались не готовы к быстрому прогрессу. Многие и армянские, и турецкие политики, выступавшие в 1990-е гг. за уступки и компромиссы, после 2008 года заняли «оборонительные позиции» и стали прибегать к «патриотической риторике» для решения своих внутриполитических задач. Пример тому – поведение Левона Тер-Петросяна и его соратников по АНК (Армянскому национальному конгрессу). В Турции схожим образом действовал главный критик нынешнего правительства во главе с Реджепом Эрдоганом Дениз Байкал. Во-вторых, каждая из сторон процесса примирения недоучла многие иррациональные факторы в поведении своего визави. Турция недооценила роль армянской диаспоры. Представители Анкары многократно заявляли, что Армения – заложник не вполне адекватной диаспоры. Однако для любых властей Армении диаспора остается важнейшим эмоционально-психологическим фактором. Армянская же сторона недооценила то, что в Турции называют «севрским синдромом» (по названию Севрского мирного договора 1920 года, который в этой стране рассматривают как наиболее яркий пример внешнего вмешательства во внутренние дела с целью геополитического ослабления). В этом плане показательно мнение бывшего посла Турции в НАТО, лидера оппозиционной Республиканской народной партии Онура Оймена о том, что действия его страны на армянском и курдском направлении «мотивированы влиянием зарубежных кругов» и что в этих вопросах Анкара в последние годы занимает «пораженческую позицию». Использование темы геноцида армян внешними игроками (США, Швеция) вызвало в Анкаре стойкое нежелание продвигаться к дальнейшему разблокированию этой сложнейшей исторической проблемы. В этой ситуации турецкие политики стали воспринимать армяно-турецкую нормализацию не как самоценный процесс, а как инструмент геополитического давления на Турцию.

И последнее. Должным образом не были оценены факторы «третьих стран», прежде всего Азербайджана. Ереван посчитал, что окажется в состоянии оторвать проблему примирения с Турцией от нагорно-карабахского урегулирования, а Анкара полагалась на то, что блокированная с двух сторон Армения будет готова к уступкам ради открытия нового «окна в мир». В итоге не произошло ни того, ни другого. Армяно-турецкая нормализация оказалась тесным образом сплетена с нагорно-карабахским процессом, что лишь удвоило и без того имеющиеся сложности.

Но можем ли мы говорить о том, что сближение двух исторических антагонистов на этом исчерпано? На наш взгляд, такие выводы преждевременны. Тот факт, что официальный Ереван не отозвал свою подпись под двумя протоколами, красноречиво свидетельствует об этом. По справедливому замечанию армянского политолога, директора научно-образовательного фонда «Нораванк» Гагика Арутюняна, «данный процесс никак нельзя считать застопоренным, он обязательно возобновится. Это пауза, а не конец. Кажется, стороны уже делают какие-то шаги в этом направлении». Но откуда берется такая убежденность? Она основывается на понимании того, что армяно-турецкая нормализация не является эксклюзивным делом только двух стран.

Геополитические перспективы Южного Кавказа (Закавказья) во многом зависят от динамики армяно-турецких отношений. После распада Советского Союза конфронтационные отношения между этими двумя государствами существенно затрудняют превращение Кавказского региона (и без того имеющего множество неразрешенных этнополитических конфликтов) в территорию мира и поступательного развития. В самом деле, в случае нормализации армяно-турецких отношений появляются дополнительные предпосылки для урегулирования застарелого конфликта между Арменией и Азербайджаном (стратегическим союзником Турецкой Республики) из-за Нагорного Карабаха. Открытие армяно-турецкой границы позволяет Армении вырваться из региональной изоляции (сегодня эта республика из четырех межгосударственных границ имеет две закрытые), стать транзитной страной и получить выход в Европу. Для Турции же улучшение отношений с соседом позволяет существенно приблизиться к трем ее стратегическим внешнеполитическим целям: сближению с Европейским Союзом и выходу на новый уровень интеграции с ЕС, широкому проникновению на Кавказ (не ограничиваясь кооперацией с Азербайджаном) и превращению в самостоятельный (менее зависимый от США и НАТО) центр в Евразии. Нельзя сказать, что это сближение интересно только Турции. Европейскому Союзу, в котором в последние два десятилетия исламский фактор играет далеко не маргинальную роль (это уже внутренний, а не только внешний элемент «единой Европы»), такой стратегический союзник, как Анкара, чрезвычайно полезен. Для США нормализация (и в перспективе примирение) между Арменией и Турцией позволяет укрепить свои позиции на «Большом Ближнем Востоке», где в последнее время Вашингтон не имел крупных успехов.

Какой же интерес во всем этом контексте у России, страны, считающей Кавказ своим геополитическим приоритетом? С одной стороны, по мере продвижения примирения между Ереваном и Анкарой Россия теряет некоторые свои позиции. Военная база в Гюмри, являющаяся страховочным механизмом безопасности для Республики Армения, в новой геополитической ситуации будет выглядеть анахронизмом. Однако вряд ли стоит сводить весь российский интерес к одной базе. Тем паче, что в условиях отсутствия политических отношений между Москвой и Тбилиси ее значение уже сильно девальвировалось. Обслуживание этой базы слишком сильно зависит от динамики российско-грузинских (как, впрочем, и российско-азербайджанских) отношений. Между тем эта динамика имеет предельно высокую амплитуду колебаний. Для российского бизнеса потепление армяно-турецких отношений и открытие границы вряд ли станут серьезным вызовом. Все дело в разной структуре российского и турецкого капитала (естественно, речь о бизнесе внутри Армении). Российский бизнес в Армении представлен крупными (если угодно, олигархическими) проектами (транспорт, энергетика, коммуникации). В случае открытия границ турки займут ниши мелкого и среднего бизнеса, с которыми ОАО «РЖД» вряд ли будет конкурировать. Зато нарастить обороты по развитию дороги Гюмри-Карс вполне возможно. Армения после открытия границы станет транзитной страной, что российский крупный бизнес сможет использовать с выгодой для себя. Он превратится в важный элемент посредничества между деловыми кругами Армении и Турции (политическая медиация от этого также никуда не уйдет). Добавим также тот факт, что в этой ситуации фактор Грузии для РФ не будет иметь столь большой важности, т.к. геополитическое значение самой Грузии станет намного меньшим.

Однако до открытия границы надо выйти из нынешнего кризиса. Кризис - это не смерть и не фатальный крах. Но для его преодоления потребуются новые идеи и нестандартные ходы, которые пока не очевидны. Анкара слишком повязана предварительными условиями, главным среди которых является прогресс в нагорно-карабахском урегулировании. Таким образом, Москва будет делать все возможное для того, чтобы подтолкнуть переговоры вокруг конфликтного региона. Эта тема стала важным лейтмотивом первого официального визита президента Дмитрия Медведева в Турцию в мае 2010 года. Сегодня Россия во многом повторяет действия США 1950-1990-х гг. с одним лишь отличием. Штаты балансировали между армянофилией и стратегическим партнерством с Анкарой из-за военно-политических причин, а Россия делает (и будет делать это) из-за роста экономической кооперации с Турцией. В 2008 году Россия была самым крупным партнером Турции с торговым оборотом в 38 млрд долларов США. В ходе визита президента РФ была обозначена такая грандиозная цель, как наращивание объемов торгово-экономического сотрудничества до 100 млрд американских долларов в год. Реализация такой цели без политических усилий невозможна принципиально, а значит, Москва будет пытаться подтолкнуть процесс армяно-азербайджанского урегулирования, интересный Турции. Впрочем, и в Москве, и в не меньшей степени в Анкаре понимают, что без компромиссов между Ереваном и Баку все внешние «толчки» малопродуктивны. Следовательно, нас ждет впереди много инициатив, озвученных Москвой. Однако все эти инициативы не принесут значительных прорывов ни в процесс армяно-турецкой нормализации, ни в нагорно-карабахское урегулирование. Между тем, такое балансирование России вызывает (и будет вызывать) нервную реакцию в Ереване, где есть свой синдром – «карсский» (по названию договора 1921 года). В этой связи Москве следует (принимая во внимание асимметрию восприятия ситуации в РФ и в Армении) сделать все от нее зависящее, чтобы доказать своему стратегическому союзнику: интерес к наращиванию партнерства с Турцией не будет означать «большой сделки» за спиной у Еревана. Решив эту задачу, можно будет вести свою линию намного успешнее.

Сергей Маркедонов, политолог, обозреватель газеты «Ноев Ковчег»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 36 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Я мусульманин и офицер больше не могу молчать .Наш азербайджанский народ делают заложником израильской агрессии.Мы не должны потворствовать врагам ислама уничтожать наших иранских братьев мусульман.На территории Азербайджана ,а точнее в районе В поселке Алят Гарадагского района Баку находятся израильские ракеты и спецвойска ,которые в любой момент готовы нанести уничтожающий удар по иранским объектам.Иншаллах.
  2. Госсекретарь США Хилари Радован Клинтон ярая сионистка в одно время требовала запретить на территории США все восточные христианские концессии,а прихожан этих православных церквей лишить гражданства и изолировать от американского народа.Это чудовище едет в Армению с целью шантажа слабого армянского руководства и желания передачи освобожденных территорий контролируемых армией Арцаха-армии НАТО и под протекцию Азербайджана с целью ускорить принуждения Ирана к замене угодного Израилю руководства и захвата 3ападом всех месторождений в этой стране и полного уничтожения их вооруженных сил.Более всего Запад и Израиль бояться создания военных и экономических блоков с участием Ирана,Армении,Сирии,Ливана,поэтому Турция разыгрывает фальшивое противоборство с Израилем и сближение с Ираном ,отводя от этого альянса Армению.
  3. Армении не нужно никакого военного альянса с Ираном, Ливаном, Сирией... И без того так зыбко. Нам нужны нормальные отношения со всеми, а не этот странный военный альчнс. У нас есть военный партнер - Россия. И с Америкой и Евросоюзом также нужно тесное сотрудничество, всплоть до военного. Хочется верить, что по Ирану они не ударят. Иран тоже наш партнер, но экономический!
  4. По моему у Армении еще есть с Китаем договор о военном сотрудничестве,и не плахой.
  5. Господин Анисонян,поторопитесь.Ждем не дождемся нового номера "НК".
  6. мда...
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты