№ 06 (153) Июнь 2010 года.

Визиты на фоне выборов

Просмотров: 5356

Продолжается череда визитов в Россию представителей грузинской оппозиции. В конце апреля – начале мая Москву посетили лидер партии «Демократическое движение – Единая Грузия» Нино Бурджанадзе, лидер партии «За справедливую Грузию» Зураб Ногаидели, генеральный секретарь Консервативной партии Грузии Каха Кукава и лидер Партии народа Коба Давиташвили. Для Н. Бурджанадзе и З. Ногаидели этот визит был далеко не первым, как пишут в грузинской печати, в Москву они уже просто «зачастили». В коридорах российской власти их принимают в самых высоких кабинетах – с ними встречаются премьер-министр Владимир Путин, председатель Госдумы Борис Грызлов, они открывают памятники, дают интервью, делают громкие заявления, обсуждают российско-грузинские отношения.

В отличие от них, К. Кукава и К. Давиташвили побывали в Москве впервые, целью их визита стало налаживание отношений с другой частью российского политического спектра – с оппозицией. «Оппозиция должна говорить с оппозицией, – заявил в начале визита Коба Давиташвили. – Зачастую это бывает даже более эффективно, чем переговоры людей, стоящих у власти». Этот подход грузинских политиков был поддержан в России, где они провели встречи с лидером ЛДПР Владимиром Жириновским, председателем комитета Государственной Думы по СНГ и делам соотечественников Алексеем Островским, заместителем председателя комитета Госдумы по международным делам и заместителем лидера Компартии РФ Г. Зюганова Л. Калашниковым, с представителями 4-го «кавказского» департамента МИД , рядом видных российских политологов и экспертов.

Чему служат подобные визиты? Может ли в их ходе быть достигнут какой-то прогресс, особенно с учетом того, что российско-грузинские отношения сейчас находятся в небывало низкой точке, а сами визитеры из Грузии не облечены реальными властными полномочиями?

Очевидно, что российская и грузинская стороны имеют разную мотивацию для встречи. Для россиян важными являются несколько моментов – это возможность продемонстрировать, что «нерукопожатность» Михаила Саакашвили не распространяется на весь грузинский народ, и заодно в очередной раз уколоть полуопального грузинского лидера, показав, что Москва горячо поддерживает людей, желающих его политической смерти, это зондирование грузинской политической почвы с целью подбора наиболее приемлемого кандидата на пост следующего главы грузинского государства, это обмен мнениями по некоторым процессам, проходящим в этой кавказской стране, и, конечно же, прощупывание ситуации на предмет желательного для Москвы признания Абхазии и Южной Осетии со стороны Тбилиси.

Для грузинской оппозиции на первый план выходят несколько другие аспекты. Во-первых, необходимо сказать, что одной из основных причин их визитов в Москву стало определенное изменение общественного мнения в Грузии в пользу восстановления отношений с Россией. Как ни парадоксально, подобное изменение произошло после «пятидневной войны» и удивительным образом стало одним из ее результатов. В ходе войны и после нее многие грузины, поверившие в то, что «в случае чего» Запад придет и поможет Тбилиси против «имперской» Москвы, испытали страшное разочарование – Запад не пришел, по сути, оставив их один на один с Россией, а значит, и решение грузинских территориальных вопросов нужно искать не в Нью-Йорке или Брюсселе, а в Москве, решили они. Подобная точка зрения пока не всеобъемлюща, но она уже очень четко оформилась, с каждым днем все более крепнет, и с этих позиций визиты оппозиционеров в Москву являются исполнением социального заказа определенной части грузинского общества.

С другой стороны, подобные посещения российских Кремля, Госдумы и МИД исполняют очень важную функцию определенного восстановления контактов между грузинскими и российскими политическими фигурами, прерванных в результате известных событий. Здесь можно провести аналогию с тем, как два поссорившихся когда-то человека начинают осторожно сближаться вновь и пытаются понять, на каких принципах они смогут восстановить добрые отношения. Это тем более важно, что вопрос восстановления грузинской государственности над Абхазией и Южной Осетией никуда не исчез и в Грузии сейчас нет политиков, готовых признать окончательную потерю этих территорий. Любой грузинский общественный деятель, заявивший это, совершит акт моментального политического самоубийства, и если Москва в ходе подобных встреч пытается понять, возможно ли признание отколовшихся территорий со стороны Грузии, то грузинские оппозиционеры осторожно зондируют почву на предмет того, при каких условиях Кремль сможет пересмотреть свое отношение к Сухуму и Цхинвалу и «вернуть» их Грузии.

Очень важным моментом здесь является то, что все побывавшие в Москве грузинские политики не поддерживают правительственный курс на возвращение территорий. В то время как официальный Тбилиси, по сути, продолжает разговаривать с Россией, Абхазией и Ю. Осетией языком ультиматумов: «русские должны покинуть оккупированные территории, а абхазы с осетинами – начать переговоры по возвращению в состав Грузии», все приезжавшие в Москву оппозиционеры считают подобный подход тупиковым и говорят, что главным для Грузии сейчас должно стать не столько даже то, что конкретно и какой статус предложить мятежным регионам, сколько то, как начать диалог с абхазами и осетинами и как сделать так, чтобы общение с Грузией было им интересно.

Совершенно понятно, что поиск решения территориального вопроса для современной Грузии крайне важен. Признание отколовшихся регионов со стороны России и некоторых государств, идущие полным ходом переговоры о признании Абхазии и Ю. Осетии другими странами, всестороннее укрепление государственности этих территорий говорят о том, что с каждым месяцем шансы Грузии на возвращение этих земель становятся все более и более призрачными, и в этом отношении аргумент грузинских властей о том, что «мировое сообщество» считает эти земли грузинской территорией, мало что значит. Историческая практика показывает, что, даже если Абхазия и Южная Осетия были бы признаны только Россией, рано или поздно это все равно привело бы их к широкому международному признанию. Именно так cлучилось, например, с Болгарией и Монголией.

Еще одной важной причиной визитов грузинских оппозиционеров в Москву является дополнительная возможность собственного публичного дистанцирования от Михаила Саакашвили, мало популярного сейчас среди значительной части грузинского электората и, как следствие, зарабатывание себе политического капитала и придание себе большей значимости. Данный пункт важен тем более, что Грузия уже вошла в полосу очень важных выборов или подготовки к ним. Так, 30 мая с.г. в этой стране состоятся выборы в органы местного самоуправления, в том числе на пост мэра Тбилиси. Должность мэра столицы традиционно считается в Грузии третьим по важности государственным постом. И дело здесь не только в том, что из 4,5 миллионов населения Грузии 2 миллиона граждан живет в Тбилиси. За нынешними местными выборами грядут очень важные парламентские выборы 2012 года, президентские выборы 2013 года, и именно мэр Тбилиси станет тем человеком, который будет организовывать избирательный процесс, обладать реальной властью и влиянием во время предвыборной борьбы, на избирательных участках и т.д. С учетом предыдущей грузинской избирательной практики, характеризовавшейся широким использованием административного ресурса, многочисленными фальсификациями и подтасовками, можно с достаточно большой степенью уверенности сказать, что та политическая сила, которая займет сейчас пост мэра, получит огромнейшую фору на грядущих президентских и парламентских выборах и, скорее всего, сможет определять грузинскую политическую ситуацию на годы вперед.

Естественно, это понимают в Консервативной партии Грузии и в Партии народа, которые вместе с 10 другими партиями и движениями сформировали политический блок «Национальный совет» и выдвинули на пост мэра Тбилиси сопредседателя консерваторов Звиада Дзидзигури. В этом отношении визит в Москву Кахи Кукавы и Кобы Давиташвили явился одним из средств привлечения к своему кандидату голосов тех избирателей, которые выступают за сближение с Россией, отказ от НАТО, а также за начало диалога с абхазами и южными осетинами. Интересным образом в ряд народов, с которыми представители «Национального совета» планируют начать диалог, возможно, попадают и джавахкские армяне.

Дело в том, что армяне Джавахка до сих пор, мягко говоря, не были избалованы вниманием со стороны грузинских политиков. Представители самого разного политического спектра традиционно относились к ним настороженно, очень болезненно воспринимали требования армян об административной и культурной автономии, видя в этом чуть ли не призывы к разрушению Грузии.

В результате как таковой политической работы среди джавахкских армян практически не велось, а все их попытки прорвать политическую блокаду попадали в густой информационный вакуум. Подобная ситуация, кстати, резко контрастировала с отношением некоторых грузинских политиков к азербайджанцам, с которыми определенные партии заключали соглашения о сотрудничестве, с которыми делались совместные заявления и которых регулярно поздравляли с религиозными праздниками, иногда,правда, перепутав их названия.

Возможно, блок «Национальный совет» станет первой грузинской политической силой, которая сможет переломить эту печальную тенденцию. Представители блока уже находятся в контакте с армянами Джавахка и с джавахкскими диаспорами за пределами Грузии. Эта тема, в частности, поднималась и в ходе визита К. Кукавы и К. Давиташвили в Россию, где произошла встреча с лидерами джавахкской диаспоры России, а сам вопрос вовлечения грузинских армян в политическую жизнь Грузии довольно всесторонне рассматривался на их встрече с российскими политологами и экспертами. В ходе нее грузинские политики рассказали, что они стремятся найти общий язык с армянами Самцхе-Джавахетии, однако ситуация не проста и осложняется несколькими факторами, такими, как, например, низкая политическая активность местных армян, возникающая в том числе из-за недоверия людей к власти и боязни политических репрессий.

Грузинские консерваторы могут быть интересны армянам еще и тем, что они являются одной из немногих партий, ведущих постоянную борьбу за освобождение политических заключенных. До последнего момента в список этих заключенных не попадал лидер джавахкских армян Ваагн Чахалян, осужденный на 10 лет по надуманным «преступлениям». По словам К. Кукавы, в этом вопросе ситуация сдвинулась с мертвой точки, идут переговоры, собираются материалы и, скорее всего, до конца месяца имя В. Чахаляна будет занесено в список политических заключенных Грузии, освобождения которых требует оппозиция.

Все это, а также некоторые другие моменты дали возможность организации джавахкских армян России призвать своих соотечественников к поддержке блока «Национальный совет» на предстоящих 30 мая с.г. местных выборах в Грузии. «Джавахкцам надо обязательно участвовать в предстоящих выборах, и, как нам видится сейчас, в Грузии единственной альтернативой ныне правящей партии «Единое национальное движение» является участвующий в выборах блок «Национальный совет»… Мы считаем, что только в том случае, если население региона Самцхе-Джавахк-Цалка проголосует за этот блок, можно рассчитывать на смену местных продажных чинуш, подхалимов и приспособленцев на достойных и честных джавахкцев», – говорится в обращении представителей диаспоры, опубликованном, в частности, в газете «Айсор».

Насколько велики шансы «Национального совета» и других грузинских оппозиционных сил на победу на предстоящих выборах? Сложный вопрос. Они, несомненно, есть, хотя с учетом как минимум двух факторов победа оппозиции представляется специалистам маловероятной. Одним из подобных факторов является высокая вероятность использования со стороны правительства Саакашвили административного ресурса и разного рода фальсификаций. Уверенность в подобном исходе стала причиной отказа от участия в выборах сразу нескольких партий. Так, от участия в них из-за этого отказалось «Демократическое движение – Единая Грузия», чей лидер Нино Бурджанадзе считает кампанию заведомо проигранной. Ее примеру последовали лидер лейбористов Шалва Нателашвили и ряд других оппозиционных лидеров, также убежденных, что нынешнюю грузинскую власть честно победит нельзя, т.к. честных выборов она просто не допустит.

Другим фактором, значительно снижающим шансы оппозиции на победу в выборах, являются проблемы внутри самой оппозиции. Так, она страшно разобщена – по старому грузинскому обычаю, любой мало-мальски известный и узнаваемый человек, имеющий политические амбиции, должен не только вырастить сына, построить дом и посадить дерево, но и обязательно создать свою партию. В результате в обществе одновременно существуют десятки партий, движений и блоков, мало чем отличающихся не только друг от друга, но и зачастую от действующей власти. Нередко лидеры этих партий, еще вчера сами бывшие во власти и стоявшие рядом с Михаилом Саакашвили, сегодня начинают гневно клеймить его и заявлять о своем несогласии с теми решениями, которые совсем недавно они же сами горячо отстаивали и внедряли. С другой стороны, необходимо признать, что за несколько «оппозиционных» лет в Грузии не нашлось ни одного движения, которое смогло бы представить четкую и отличную от правительственной программу решения острых вопросов грузинского государства и в том числе вопроса отколовшихся территорий.

Это привело к тому, что, имея на протяжении нескольких лет очень высокие шансы победить Михаила Саакашвили и добиться досрочных президентских выборов, оппозиция не смогла этого сделать и вряд ли сможет до 2013 года, когда состоятся очередные президентские выборы, в которых, как заявил М. Саакашвили, он не будет принимать участия. С другой стороны, возможно, что подобный исход не так и плох для Грузии – страны, в которой, как показывает историческая практика, неоднократные свержения правительства так и не привели к социальному спокойствию и к решению проблем государства. Может быть, грядущую конституционную смену власти в Грузии и стоит считать одним из главных итогов крайне неоднозначного и во многом возмутительного правления Михаила Саакашвили.

Андрей Епифанцев, политолог, обозреватель газеты «Ноев Ковчег»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 109 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Многие считают, что в Грузии уже произошло качественное продвижение в направлении европейских моделей. Спешу разочаровать подобных фантазёров. Идея того, что глубокотрадиционное общество может безболезненно перейти в западноевропейский стандарт, является утопичной идеей. Не знаю, верят ли в нее сами западные люди или это прикрытие новой формы колониализма, но мы видим на практике, что попытка демократизации традиционно-архаических обществ приводит к тому, что там утверждаются своеобразные режимы, не имеющие ничего общего с западноевропейской демократией. Грузия никогда не превратится в западноевропейскую страну. Она может построить специфическую грузинскую демократию, грузинский социализм, грузинский национализм, грузинский нацизм, грузинскую монархию. И все это будет настолько грузинским, что это прилагательное «грузинский», будет полностью трансформировать смысл того, к чему это прилагательное прилагается. Точно так же, в странах, имеющих древнюю, традиционную культуру, кстати, как и в Россия, говорят о демократии, свободе, Европе, либерализме, рынке, но они имеют в виду совершенно свои, внутригрузинские, клановые, полиэтнические, очень сложные процессы. Русские кое-как в них разбирались, а европейцы в них, я думаю, ничего не поймут.
  2. Статья разумеется нормальная, но вопрос в том, что стоит ли вообще грузинам верить? У меня лично создалось впечатление, что нет никакой разницы между грузинской оппозицией и правящей партией. Что было - то и есть, что есть - то и будет, вроде так, кажется? История учит тому, что она ничему не учит. Помнится, около 100 лет назад Дашнакцутюн с довольно солидной командой присоединился к выборному блоку İttihat ve Terakki - "Единение и прогресс" ...
  3. Саакашвили торопится превратить Кутаиси во вторую столицу. Год назад он предложил это сделать, но на разговорах все и закончилось. А теперь он с удвоенной силой взялся за воплощение этой идеи. Неспроста же прямо перед региональными выборами в Кутаиси перенесли Контрольную палату. И другие госучреждения скоро за ней последуют. Саакашвили опасается массовых акций протеста, ведь в Тбилиси он стремительно теряет популярность. И в случае чего Кутаиси станет для него промежуточным убежищем. Не такой уж дурак Саакашвили, как кажется – взял на заметку печальный опыт Бакиевых и принялся подготавливать свой побег заранее. Деньги он туда уже начал переводить, якобы на строительство дорог и восстановление культурных памятников. Начнутся в Тбилиси митинги и беспорядки, он прыгнет в личный самолет и отсидится в Кутаиси. Ну, а если совсем все плохо для него сложится, убежит из Грузии с награбленными деньгами. Это будет намного проще сделать, чем из того же Тбилиси, где народ может захватить власть. Скроется в какой-нибудь стране, которая не выдаст, и ищи тогда ветра в поле.
  4. Как вообще можно верить этому народу.Как можно всё время наступать на одни и те же грабли.За всё это платится,в итоге ,русской кровью.
  5. Что Агас Арабян тут делает? В сов. период он был в Грузии инструктором Ахалцихского райкома. Как он вырос! Молодец, Агас!
  6. Как нам известно Агас Арабян является одним из активных участников авторитетной медиаторской группы по возобновлению и налаживанию российско-грузинских отношений. Более этой информации к сожалению нам не известно.
  7. Я прочитала весь материал и вынуждена признать, что хотя, на мой взгляд, формулировки немного жесткие, но в целом такая точка зрения имеет право на существование. Проблема в том, что при обсуждении этого вопроса, люди часто путают личные отношения между людьми и направленность государственной политики. На бытовом уровне межнациональные отношения и противоречия обычно не выглядят негативно. У всех есть друзья, соседи, сослуживцы и проблемы на этой почве, во всяком случае, открытые, возникают редко. Другое дело, если посмотреть на ситуацию с точки зрения перемен, вызванных государственной политикой, то уже нетрудно заметить, что всё не так просто. Надо признать, что денацификация в Грузии проводится хотя и не всегда заметно для обывателя, но вполне успешно в масштабах страны. Для этого достаточно сравнить статистические данные за последние 20-30 лет, обратить внимание на некоторые законодательные акты, вопросы, которые поднимаются нацменьшинствами и общий тон высказываний по этим вопросам в СМИ и становится понятно, что для такого разговора есть основания. Демократические институты, права и свободы находятся в зародышевом состоянии и больше декларируются, чем воплощаются в жизнь. Я понимаю, что сознание людей перестроить не так просто и для этого нужно время, но для этого надо не только слова произносить... И ещё... мне очень жаль, что когда поднимаются эти вопросы, обычно, начинается поток взаимных упреков, а не попытка найти решение.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты