№ 12 (159) Декабрь 2010 года.

Надо просто уметь жить

Просмотров: 4061

Как известно, по результатам трехсторонней встречи, которая состоялась 27 октября в Астрахани, президенты Армении и Азербайджана Серж Саргсян и Ильхам Алиев обсудили вопрос об обмене военнопленными и телами погибших. В совместном заявлении, подписанном по результатам встречи, говорится: «Президенты Армении и Азербайджана договорились в качестве первого шага немедленно осуществить обмен военнопленными и телами погибших при поддержке Минской группы ОБСЕ и Международного Комитета Красного Креста, а также руководствоваться этими подходами и в дальнейшем, исходя в данных вопросах исключительно из гуманитарного права».

Таким образом, проблема с военнопленными между Азербайджаном и Арменией вроде бы приближается к логическому завершению, тем более если учесть, что акция в большей степени носит гуманитарный характер, что не преминул подчеркнуть на состоявшейся тогда же пресс-конференции президент РФ Дмитрий Медведев, отметив, что «в совместном заявлении, которое носит гуманитарный характер, речь идет о специальной декларации, направленной на укрепление мер доверия, с тем чтобы произвести без отлагательств обмен военнопленными и возврат тел погибших». А далее, следуя хронологии, 4 ноября состоялся первый обмен, когда Азербайджан передал армянской стороне тело погибшего в бакинской тюрьме армянского пастуха Манвела Сарибекяна, получив в свою очередь гражданина Азербайджана Эльдара Тагиева. Но при всей благородности состоявшейся миссии явно вырисовывался факт неравнозначного обмена, что очень емкой фразой выразил в своем выступлении политолог Александр Манасян: «Мы передали им живого человека, а они нам - гроб с телом. Обмен пленными должен быть равнозначным по принципу: гроб в обмен на гроб или живой человек в обмен на живого человека». При этом он отметил, что должно учитываться и желание самого пленного – возвращение на родину или переезд в третью страну.

Впервые об этой проблеме мне довелось услышать от заместителя начальника Главного штаба РА – начальника управления разведки ГШ ВС Армении генерал-майора Аршака Карапетяна, когда года полтора назад в интервью «НК» он сказал, что в Армении возвратившиеся из азербайджанского плена солдаты зачастую продолжают службу по месту прежней дислокации, в то время как азербайджанские власти применяют к своим соотечественникам репрессивные меры, в результате которых бывшие военнопленные оказываются либо в тюрьме, либо погибают при странных обстоятельствах. «Это не закрытая информация, а вполне открытые источники. И нашим отечественным СМИ не мешало бы провести собственное объективное журналистское расследование по поводу дальнейшей судьбы возвращенных на Родину военнопленных. Поверьте, столько неожиданного может открыться, столько нового». Как удалось выяснить, в Азербайджане уже около пяти лет действительно существует негласная установка по преследованию лиц, попавших в армянский плен, что, по словам директора азербайджанского Центра защиты прав человека Эльдара Зейналова, отбивает желание у азербайджанских военнопленных возвращаться домой. В частности, 20 августа нынешнего года Военный суд по делам о тяжких преступлениях Азербайджана вынес приговор солдату Рафику Гасанову, вернувшемуся на родину в апреле. Суд приговорил его к 13 годам лишения свободы, посчитав доказанным факт виновности солдата в государственной измене «в связи с переходом на сторону врага, шпионаже, разглашении государственной тайны и осуществлении враждебной деятельности против своей страны». По аналогичным обвинениям были осуждены вернувшиеся из плена Эльданиз Гулиев, Самир Гараджаев, Вусал Гараджаев, Вусал Эйбатов и Хаял Абдуллаев. Однако с недавних пор Азербайджан, видимо, осознав, что со шпиономанией среди новобранцев уже случился явный перебор, избрал другую тактику. Действуя по принципу «хороший солдат – мертвый солдат», наши соседи теперь награждают своих военнопленных званием «Национальный герой»… посмертно. Такой почести впервые в новейшей азербайджанской истории удостоился Мубариз Ибрагимов, погибший в ходе диверсионно-разведывательной вылазки в ночь с 18 на 19 июня. Курьезность ситуации заключается в том, что 20 июня на азербайджанском  сайте anspress.com прошла информация о похоронах в Билясуварском районе «героически погибшего» Мубариза Ибрагимова, которая была тут же подхвачена другими массмедиа. А спустя четыре дня, то есть 24 июня, азербайджанская Государственная комиссия по делам пленных, заложников и без вести пропавших неожиданно обратилась в представительство МКК в Азербайджане с просьбой оказать содействие в возвращении тела убитого «на оккупированных территориях» арцахскими пограничниками М. Ибрагимова, которого, кстати сказать, бросили на поле боя его бежавшие братья по оружию. Чтобы окончательно не оконфузить начатую пиар-акцию, сообщение о захоронении Ибрагимова вскорости было удалено с азербайджанских интернет-ресурсов, но, кстати, сохранилось в кеш-поисковиках не подконтрольных Азербайджану электронных СМИ.

И все же несмотря на политику подтасовок, в Азербайджане продолжают раздаваться трезвые голоса о реальном положении дел с плененными соотечественниками. Так, возвращаясь к теме преследований, военный эксперт Узеир Джафаров вопрошает: «Не повторят ли судьбу своих предшественников те, кто пока находится в армянском плену, и для которых в скором времени наступит черед вернуться домой?» Но, к сожалению, его беспокойство остается незамеченным на фоне информационных выбросов проазербайджанских СМИ. И если блоггеры-«az» своим резвым усердием к графомании вызывают лишь чувство снисходительности, то материалы в более серьезной прессе удивляют грубыми нестыковками. Примером тому может служить статейка небезы- звестного Р. Орунджева, рассказавшего со слов армянской семьи перебежчиков Геворкянов о якобы патовой политической ситуации в Армении, из-за чего они якобы бежали в Азербайджан. Причем странной во всей этой истории является не цель побега, а выбранная в реалиях нынешней действительности география. Согласно Конституции РА граждане Армении имеют право на свободное передвижение, что позволяет им при желании уехать в любую страну. По оценкам некоторых радикально настроенных армянских экспертов, при подобных возможностях уровень миграции из Армении в Россию, США и европейские страны в настоящее время составляет примерно 25 тысяч человек в год. Так что же помешало этой армянской семье последовать их примеру и выехать следом в цивилизованные страны? Расчет прост – захотелось попасть в третьи страны на дармовщинку, да еще в сопровождении бесплатного пиара. Пусть даже вражеского.

Впрочем, еще один пассаж вырисовывается в другом абзаце, где указывается, что сбежавший вырос в центре армянской столицы на улице Нариманова среди азербайджанцев и потому, воспылав идеями пацифизма, не принимал участия в карабахской войне. В конце концов, это его личное дело, даже если он забыл о сумгаитской резне и бакинских погромах. Но вот что касается массового поселения азербайджанских семей на улице Нариманова, то господа Орунджев или Геворкян здесь явно лукавят, перепутав Ереван с бакинской улицей Нариманова, где до последних зверских событий проживал почти весь цвет армянской интеллигенции. А вот в районе вышеназванной улицы армянской столицы, по воспоминаниям коренных ереванцев, до середины 70-х годов располагался колхозный рынок, где действительно торговали крестьяне-азербайджанцы, прозванные «зеленщиками» за то, что ежедневно привозили электричкой из Масиса в Ереван сочную зелень Араратской долины. Способные к земледелию 148 тысяч азербайджанцев (по данным 1979 года) замкнуто проживали в основном в отдаленных селах Армении, где феодальный уклад их жизни порой доходил до того, что в эпоху развитого атеизма женщин и мужчин на работу возили в разных автобусах. Но это так, для информации о прошлом. А в настоящем остается лишь констатировать, что история с побегом армянской семьи в Азербайджан, да еще под политическими лозунгами «Пока Серж Саргсян в Армении, я туда не вернусь!» Возможно, может показаться нехилой, если бы не одно «но»: ни цивилизованная Европа, ни даже местная оппозиция интереса к предателю не проявила. Таким образом, четко продуманное и, возможно даже, заранее проплаченное PR-шоу провалилось. Хотя предатели у любого народа во все времена вызывали брезгливость. Впрочем, раздутая голосистой азербайджанской прессой очередная истерия о семье армянских перебежчиков на поверку оказалась шитой белыми нитками. Как отметил руководитель Рабочей группы комиссии при правительстве РА по вопросам пленных, заложников и без вести пропавших Армен Каприелян, речь идет об уголовном элементе, рецидивисте, который уже отбывал наказание в армянских тюрьмах за различные, в том числе и тяжкие, преступления. «И если Азербайджан считает его важной козырной картой в своем агитпропе, дав ему, насколько мне известно, вид на жительство, то для нас это, мягко говоря, не лучший представитель армянского общества, о котором не стоит так много говорить. Не думаю, что у него впереди радужная и гарантированная перспектива, – говорит А. Каприелян. – Вместе с тем, хочу заметить, что на протяжении десяти лет, то есть с момента своего создания, мы уже вызволили из азербайджанского плена более десятка человек. И, что особенно важно подчеркнуть, армянская сторона всегда выполняла взятые на себя обязательства четырех Женевских конвенций и дополнительных протоколов к ним. А так как с 2006 года и до астраханской встречи наши соседи перестали выходить на контакт, в том числе через посреднические структуры МКК и регионального представительства ОБСЕ, то зачастую мы это делали с гуманитарных позиций в одностороннем порядке, без предусловий, как изъявление нашей доброй воли. С подписанием астраханского протокола очень надеюсь, что в ближайшее время мы освободим остающихся в плену 6 наших военнослужащих и одно гражданское лицо, которые, по нашим сведениям, живы. Более подробно пока трудно что-либо сказать, так как процесс этот достаточно деликатный». В принципе такую секретность, а вернее, осторожность можно понять. Ведь речь идет о самом ценном – о жизни наших соотечественников. «Говорить о подробностях нашей работы сложно из-за ее конфиденциального характера. Могу лишь сказать, что Международный Красный Крест в статусе независимой гуманитарной организации, как нейтральный посредник в зонах военных конфликтов, делает все возможное для возвращения каждого человека на родину», – отметил в нашей беседе тоже довольно типовыми фразами руководитель программ по коммуникациям Ереванского офиса МКК Ашот Астабацян.

В этой связи можно вспомнить историю, когда несколько лет назад из азербайджанского плена через Женевский Красный Крест был освобожден молодой человек, добровольцем ушедший на войну и некоторое время считавшийся пропавшим без вести. Возвращение было тяжелым, после плена пришлось ампутировать обе ноги. Но Гера Исавердян не сломался. Вместе с матерью после многочисленных операций заново учился ходить на протезах без костылей. А встав уверенно в буквальном смысле на ноги, не смирился с пенсией инвалида и принялся за работу. Не ожидая подачек сверху, создал в конце 90-х годов в Раздане студию «Продюсерский центр Импульс Зодиака», а месяц назад открыл ее филиал в Саратове. «Из Армении не собираюсь уезжать. Хотя бывало трудно. Не во всех высоких кабинетах чиновники принимали и понимали, как казалось им, человека с ограниченными возможностями. Приходилось бороться, доказывать», - говорит Гера. Он по-прежнему полон энергии и планов. Женился. У него растет дочь. На днях прошла презентация нового городского сайта, где он планирует рассказывать о жителях Котайкского марза, о творчестве местных художников, артистов, музыкантов. Детишки из его музыкального коллектива участвуют в различных конкурсах, недавно побывали в Москве на фестивале «Роза ветров». «Наша цель, – говорит Гера, – показать, что если мы живем на периферии, то это совсем не значит, что мы оторваны от мира и наши дети ничего не видят и не знают. Может, будет звучать немного пафосно, но я хотел доказать, что человек с ограниченными возможностями тоже может жить полноценной жизнью и приносить пользу своему родному городу, своей стране. И еще, надо просто уметь жить и ценить жизнь во всех ее проявлениях».

Наталья Оганова

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 66 человек