№ 12 (159) Декабрь 2010 года.

Терроризм – оружие слабых

Просмотров: 2942

В последние несколько месяцев на Северном Кавказе произошло несколько серьезных терактов. В их числе взрывы и нападения боевиков в Дагестане, Чечне, Кабардино-Балкарии и Осетии. В результате терактов погибли или получили травмы люди, нанесен ущерб имиджу России как государству, в котором поддерживается общественный порядок и обеспечивается безопасность граждан. В сознании многих людей образ Северного Кавказа оказался прочно связан со взрывами, убийствами и перестрелками.

Вместе с тем, к сожалению, приходится констатировать, что теракты не являются отличительной чертой лишь российской части Кавказа и в той или иной степени свойственны также и Кавказу Южному. Уместно задать вопрос: имеют ли теракты на Северном Кавказе какие-либо общие черты и какую-либо связь с Закавказьем, а если нет, то могут ли они их иметь?

В общем и целом причинами терроризма в любых регионах и в любые времена являются одни и те же явления. В их числе можно назвать политические, этнические, территориальные конфликты, борьбу за власть, за этническое или религиозное доминирование, безысходность из-за экономической неустроенности, из-за невозможности донести свое мнение до представителей власти и т.д. Те случаи, когда в целях устрашения соперника и достижения посредством этого своих задач одна из сторон, как правило, более слабая, прибегает к использованию актов насилия, мы называем терроризмом. Явными примерами такого рода могут считаться действия чеченских боевиков в здании Театрального центра на Дубровке, взрывы, устроенные азербайджанскими религиозными экстремистами в мечети Абу-Бекр в 2008 году, нападение на армянский парламент в 1999 году и другие.

Вместе с тем, терроризм далеко не всегда можно назвать оружием слабых. В современном праве определение терроризма, как, кстати, и геноцида, очень сильно размыто. Это позволяет стороне, считающей себя пострадавшей, применять его практически к любому действию своего противника и распространять этот термин на деятельность не только групп боевиков, но и целых государств. Обвинение в терроризме в наши дни стало очень удобным и широко распространенным. В условиях, когда сам термин дается нечетко, а мировое общественное мнение однозначно относит терроризм к числу самых серьезных преступлений, политические противники наперебой стараются внушить международному сообществу, что их оппонент и есть тот самый ужасный террорист, который своими действиями попирает гуманизм и международное право, а они сами конечно же – страна-жертва. Так, Абхазия обвиняет в терроризме Грузию, Грузия соответственно Россию и Абхазию, Азербайджан требует признать страной-террористом Армению, а Армения усиленно пытается навесить ярлык страны, способствующей терроризму, на Азербайджан.

Стоит сказать, что для внутреннего пользования подобная практика является довольно успешной, но на международной арене она не срабатывает потому, что, как правило, доказательств именно террористической деятельности не хватает и, кроме этого, признание кого-то террористом в современных условиях сильно политизировано и при всеобщей заинтересованности государств друг в друге, при наличии множества союзов и блоков, заступающихся за своих членов, признать какую-то страну террористом очень сложно.

Специфика современных терактов на Северном Кавказе заключается в том, что мы не до конца понимаем, с какой конкретно целью был совершен каждый теракт – ответственность за многие из них ни одна группа экстремистов не взяла и никаких требований выдвинуто не было. По мнению экспертов, здесь уместно говорить о социальном противостоянии, которое идет против правящих кланов, замкнувших на себе доступ к материальным и административным активам, и о противостоянии духовно-ценностном, идущем против современного уклада жизни северокавказских народов и против исламских течений, традиционно распространенных в этих регионах.

Социальная составляющая подпитки терроризма может быть описана тремя словами: «клановость», «коррупция», «безработица». Несмотря на то, что все эти элементы присутствуют и в странах Закавказья, в отличие от Северного Кавказа, значительного и зримого воздействия на развитие терроризма в этом регионе они не оказывают, хотя какое-то влияние, несомненно, все же имеют. С другой стороны, духовно-ценностное противостояние демонстрирует абсолютно четкую связь терроризма на Северном и на Южном Кавказе. Практика показывает, что в то время, когда наши правительства не могут найти между собой общий язык, террористы договариваются очень быстро. Процессы радикальной исламизации республик Северного Кавказа и Азербайджана имеют много общего и, несомненно, взаимосвязаны.

Это следует из анализа общих тенденций исламизации Дагестана, активно идущей в последние годы, и многочисленных свидетельств поступления северокавказским боевикам оружия и денежных средств от экстремистских азербайджанских организаций. Чеченский лидер Рамзан Кадыров об этом заявлял неоднократно, в частности, 2 ноября 2010 года он сказал следующее: «Основные склады еще советского оружия находятся в Грузии и Азербайджане. Все стволы и боеприпасы идут к бандитам оттуда. Еще недавно оттуда валом шел героин, а теперь тротил, автоматы».

Идеологи радикальной исламизации Кавказа, часть которых объединилась вокруг концепции создания так называемого «Имарата Кавказ» - исламского (шариатского) государства на территории Кавказа, вообще не признают государственных границ и видят свою задачу в распространении шариатского правления ваххабитского толка по всему Кавказу. Это совершенно явственно следует из речи бывшего лидера этого течения Доки Умарова: «Не думаю, что есть необходимость проводить границы Кавказского эмирата. Во-первых, потому что Кавказ оккупирован неверными и вероотступниками, и… наша ближайшая задача состоит в том, чтобы сделать Кавказ Дар-эс-Саламом, утвердив шариат на его земле и изгнав неверных».

От агрессивных религиозных течений страдает не только российский Кавказ, но и народ Азербайджана. Интересы России и Азербайджана в борьбе с этим опасным явлением полностью совпадают, что видно хотя бы по судебным процессам против террористов-ваххабитов, в целом ряде которых исламские радикалы были признаны виновными в совершении или в попытках совершения террористических актов.

Еще одной важной областью, относящейся к терроризму и имеющей значение для всех государств Кавказа, является так называемое «terrorism harboring», или «укрывательство террористов». К сожалению, интересы стран и их деятельность в этой области в огромной степени расходятся, причиной чего являются территориальные претензии друг к другу и, как следствие, разное восприятие «террористов» и «борцов за национальные интересы». Подобная ситуация характерна для Грузии с ее бывшими территориями и с Россией и для Армении с Азербайджаном. Если в Армении кого-то называют «азербайджанским террористом» и обвиняют Баку в его укрывательстве, то можно быть уверенным, что то же самое лицо в Азербайджане будут считать национальным героем, много сделавшим для нации, и ни за что Армении не выдадут. Нужно ли говорить, что подобное, только зеркально противоположное отношение демонстрирует и Азербайджан по отношению к тем, кого он считает армянскими террористами.

В варианте с армянами подобные коллизии характерны не только в плане разницы в государственном подходе к восприятию участников конфликта в Нагорном Карабахе, но и, что интересно, в отношении конфликта в Грузии. Наверное, не все в Армении знают, что в соответствии с официальной грузинской идеологией бойцов «батальона им. Баграмяна» - абхазских армян, воевавших в 1992-1993 годах на стороне абхазов против правительственных грузинских войск – в Грузии считают преступниками и террористами, которых необходимо выдать Грузии, где их должны судить. Официальная пропаганда усиленно продвигает эту концепцию, в том числе и в армянонаселенном Джавахке. Мне приходилось разговаривать с джавахкскими армянами, которые сетовали на то, что армяне, живущие в этом грузинском регионе, не воспринимают подобные утверждения, но, тем не менее, вынуждены их выслушивать, а школьники к тому же изучать и отвечать.

Еще одним примером разницы в восприятии является то, что на Западе принято называть отличительной чертой армянского терроризма – акции против турецких официальных лиц и объектов в Турции, Иране и в Европе, устроенные армянской подпольной организацией AСАЛА в 1970-1980-е годы с целью обратить внимание международного сообщества на армянский вопрос и заставить Турцию признать геноцид армян. Если во всем мире подобные действия однозначно считаются терроризмом, то в Армении на уровне общественного мнения отношение к АСАЛА довольно сочувственное, а один из ее бывших лидеров – Монте Мелконян – даже стал национальным героем во время войны в Нагорном Карабахе.

В общем и целом необходимо признать, что, несмотря на значительное количество общих черт и определенную взаимосвязь, терроризм (или то, что им считается) на Северном Кавказе и на Южном имеет разные причины происхождения. Если основными причинами его возникновения на территории российского Кавказа являются экономическая и социальная неудовлетворенность вместе с проникновением исламского радикализма, то в странах Южного Кавказа главной причиной являются неурегулированные территориальные конфликты, порождающее действия, которые являются либо выдаются за терроризм.

С учетом различных причин возникновения этого явления и огромной разницы в подходе государств Кавказа к урегулированию конфликтов, с сожалением приходится констатировать, что в настоящее время единый антитеррористический фронт на Северном и на Южном Кавказе не может быть создан и в обозримом будущем наши государства обречены на борьбу с терроризмом поодиночке либо же в лучшем случае в тандемах стран, разорванных между собой, что дает экстремистам возможность продолжать свою террористическую деятельность.

Андрей Епифанцев, политолог

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 48 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Когда уйдет нынешняя власть.
  2. Очень странный "терроризм" в РФ.
  3. А вот ежели взять для примера Николая Кузнецова - так кто же он, террорист, али Герой, а?
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты