№ 1 (160) Январь 2011 года.

Астанинская передышка

Просмотров: 2292

В преддверии декабрьского саммита ОБСЕ в Астане заметно активизировались суждения относительно перспектив разрешения карабахской проблемы. По мнению многих экспертов, этот форум призван был обозначить принципиально новые пути развития переговорного процесса, иными словами, он объективно не мог стать «очередным». «Общий настрой» выработался не сразу, а «собирался» постепенно, путем отслеживания событий последних месяцев.

Еще 26 июня президенты России, США и Франции в рамках канадского саммита «Большой восьмерки» приняли совместное заявление по карабахскому конфликту, в котором призвали лидеров Армении и Азербайджана ускорить работу над основными принципами урегулирования. Это был не самый обычный месседж, так как практически впервые за все последние годы призывал конфликтующие стороны «завершить работу». В тексте данного заявления подчеркивалось: «В настоящее время президентам Армении и Азербайджана необходимо сделать еще один шаг и завершить работу над Основными принципами с тем, чтобы можно было приступать к разработке проекта мирного соглашения».

Более того, в принятом заявлении специально отмечалось, что сторонам необходимо осознавать следующее: прочное урегулирование должно основываться на определенных принципах, каковыми являются: «возвращение территорий вокруг Нагорного Карабаха», «промежуточный статус Нагорного Карабаха, обеспечивающий ему гарантии безопасности и самоуправления», «коридор, связывающий Республику Армения с Нагорным Карабахом». Уже 27 октября президент России Дмитрий Медведев на встрече с главами Армении и Азербайджана в Астрахани заявил, что «к декабрьскому саммиту ОБСЕ в Астане нужно выйти на согласованный документ по карабахскому урегулированию». В этой связи нельзя не отметить, что астраханская встреча трех президентов сама стала неожиданностью, так как до декабрьского форума каких-либо контактов между Сержем Саргсяном и Ильхамом Алиевым вообще не планировалось.

Сформированная таким образом общая «атмосфера ожиданий», причем ожиданий не самых определенных перспектив, подтолкнула функционирующую в Армении оппозиционную партию «Наследие» (представленную в парламенте республики малочисленной фракцией) вынести на парламентское голосование разработанный ею же законопроект о признании Республикой Армения независимости Нагорно-Карабахской Республики.

28 октября, практически на следующий день после астраханской встречи трех президентов, в Ереване состоялась беседа членов фракции «Наследие» со спикером Национального Собрания РА и коалиционными партиями. По сути, это были переговоры за закрытыми дверьми, в ходе которых представляющие парламентское большинство коалиционные силы «убедили» оппонентов в «политической целесообразности» проведения голосования не до, а после саммита в Астане. Днем позже армянскими законодателями было принято решение о переносе на 9 декабря голосования по этому важнейшему вопросу. Таким образом, интрига поддерживалась с конца октября.

Ноябрь отметился «заочной дуэлью» между Ереваном и Баку. За месяц до саммита азербайджанский президент предупредил мир о том, что, если в Астане не будет окончательно прояснена международная позиция по Нагорному Карабаху, то лимит доверия к сопредседательству ОБСЕ (именно как к дееспособной структуре) будет исчерпан. Естественно, им было отмечено, что «окончательная позиция» должна непременно базироваться на полном и безоговорочном признании территориальной целостности Азербайджана в рамках его советских границ.

2 ноября секретарь Совета безопасности РА при президенте Армении представил уже позицию главы государства, заявив, что ключевыми для армянских сторон являются три пункта: политическая независимость Нагорного Карабаха, территориальная связь между НКР и РА, международные гарантии безопасности населения Нагорного Карабаха.

Азербайджанский ответ не заставил себя долго ждать. 7 ноября президент Алиев озвучил: «В процессе переговоров начинается новый этап. Мы ждем от Армении ответа на предложенные вопросы. Если ответ не будет положительным, тогда мы, конечно же, внесем изменения в свою политику». Он назвал саммит в Астане определяющим, по итогам которого Баку примет окончательное решение - прекратить переговоры с Ереваном и начать воплощать в жизнь свои угрозы или растянуть их еще на неопределенное количество лет. Спустя неделю после выступления азербайджанского президента глава Армении Серж Саргсян заявил: «В соседней республике происходят процессы, которые вызывают большую озабоченность. Все свои неудачи, все проблемы, которые у них возникают, они связывают с армянами. Антиармянская идеология превратилась в государственную политику. Свой народ они готовят к войне. У нас достаточно сил, чтобы нанести нашему вероятному противнику сокрушительный удар».

Можно и дальше перечислять примеры этого своеобразного диалога по обе стороны линии соприкосновения, однако думается, что ситуация в целом вырисовывается вполне предметно: по мере приближения саммита заявления принимали все более однозначные и менее дипломатичные акценты, выделялся также эмоциональный фон официальных выступлений.

В преддверии саммита произошло еще одно примечательное событие: глава армянского государства бойкотировал свое участие в прошедшем 19-20 ноября в Лиссабоне саммите НАТО. Комментируя это неординарное событие, его пресс-секретарь заявил, что в аспекте урегулирования южнокавказских конфликтов в тексте проекта декларации Лиссабонского саммита была использована формулировка лишь одного из декларированных ОБСЕ принципов - принципа территориальной целостности государств, соответственно был проигнорирован (намеренно или косвенно) принцип о праве наций на самоопределение. Собственно это и вызвало протест армянской стороны, который и проявился в форме отказа армянского президента посетить португальскую столицу. И еще о двух важных нюансах. Ровно за неделю до открытия саммита постоянный представитель Армении при ООН Карен Назарян направил на имя генерального секретаря ООН письмо в связи с военной риторикой Азербайджана, особенностью которой стала критика в отношении ряда структур ООН, в частности ЮНЕСКО. Напоминая об уничтожении азербайджанцами памятников армянского культурного наследия, «находящихся на современной территории Азербайджана», о тысячах армянских хачкаров в нахиджеванской Джуге, постоянный представитель Армении при ООН писал: «Несмотря на многочисленные призывы, с которыми обращалась Армения, система Организации Объединенных Наций… по-прежнему не обращает никакого внимания на этот факт вандализма». По явление такого письма всего за неделю до саммита едва ли можно назвать случайностью. Тем более что генеральный секретарь ООН лично намеревался участвовать в работе саммита.

И второй любопытный момент: за неделю до саммита президент Армении обратился с приветствием к участникам конференции, посвященной 90-летию Арбитражного решения Вудро Вильсона. Еще совсем недавно, в период активизации армяно-турецких контактов, подобный интерес армянского президента к Арбитражному решению Вильсона трудно было вообще вообразить. Его просто не могло быть хотя бы ввиду того, что речь шла о землях на территории современной Турции. О том, насколько изменились позиции Еревана по данному вопросу, свидетельствует не только факт такого обращения, но и акценты обращения: «Этим решением на международном уровне признавались границы Армении, в рамках которых армянский народ, прошедший через адское испытание геноцидом, должен был создавать свою государственность. Попрание закона и грубая сила воспрепятствовали возможности воплотить в жизнь Арбитражное решение президента США Вильсона».

Как видно, и в этом обращении со всей очевидностью фигурирует критика в адрес международного сообщества, которое не осудило в свое время грубую силу и попрание закона. По всей вероятности, совместная и единовременная критика армянского президента и постоянного представителя республики при ООН ориентировалась на участников предстоящего саммита, иными словами - на нынешних представителей международного сообщества. Это как призыв – не следовать курсу предшественников и не поддерживать в Астане политическую линию Турции и Азербайджана. Сам посыл «мы знаем, как это было и кто виноват» в некотором аспекте был даже важнее сюжета последующего саммита. В конце концов, 1 декабря в Астане открылся саммит ОБСЕ с участием генерального секретаря ООН и глав государств и правительств более 50 стран мира. Напомним, что в последний раз подобный саммит на высшем уровне собирался в конце прошлого века в Стамбуле. В течение последующих одиннадцати лет в мире изменилось очень многое: вспыхивали новые очаги войны, расширялись военные блоки, вычерчивались новые контуры мирового устройства. И тем не менее саммит на высшем уровне долго не удавалось собрать. Основная причина - разногласия мировых держав по важнейшим вопросам международной политической и экономической жизни, их попытка правильно сориентироваться в историческом времени и географическом пространстве.

Очевидно, что принятые на этом форуме заявления не могли не иметь большого перспективного значения. С учетом того, что одним из главных пунктов на заседаниях изначально анонсировался вопрос неразрешенности межэтнических региональных конфликтов, можно было ожидать всякое: например, признание приоритета за положением о территориальной целостности государств или принятие совместного заявления о том, что «Минская группа ОБСЕ себя исчерпала».

Первое «неудобство» у азербайджанского президента вызвало настойчивое стремление лидеров стран-сопредседателей «продолжить переговорный процесс в прежнем формате». Руководители делегаций стран - сопредседателей Минской группы ОБСЕ – президент России, премьер-министр Франции и госсекретарь США, а также главы Армении и Азербайджана выступили с совместным заявлением, где согласились с тем, что «настало время предпринять более решительные действия, направленные на урегулирование карабахского конфликта». Главы Армении и Азербайджана подтвердили свое стремление достичь окончательного урегулирования проблемы на основе принципов и норм международного права, Устава ООН, Хельсинкского Заключительного акта, а также заявлений президентов России, Франции и США.

Таким образом, азербайджанское руководство если и изменит (в соответствии со своим обещанием) концепцию переговорного процесса и стратегию решения вопроса, то автоматически противопоставит себя главам стран - сопредседателей Минской группы ОБСЕ. По сообщению международных агентств, «холодным душем» для азербайджанского президента стало и заявление госсекретаря США о том, что карабахский конфликт должен быть урегулирован на основе принципов неприменения силы или угрозы применения силы, на основе принципов территориальной целостности и самоопределения народов. Хиллари Клинтон (по сообщениям международных агентств) подчеркнула важность совокупного применения всех этих принципов и элементов, не допуская возможности выделения одного из них.

Американским госсекретарем было специально замечено, что «все эти принципы представляют единое целое и любая попытка преподнести один из них как доминирующий не является конструктивной и не будет способствовать процессу урегулирования». Соответственно главный азербайджанский тезис о необходимости безоговорочного признания верховенства пункта о территориальной целостности государств был «уравнен» с принципом национального самоопределения, а угрозы относительно решения вопроса военным способом изначально были отвергнуты в декларативном порядке. Сами азербайджанские СМИ поспешили назвать собрание «провальным», причем подобная оценка основывалась и на том, что представители стран - членов МГ ОБСЕ ни в одном выступлении не заявили о признании территориальной целостности Азербайджана, хотя в случае с Грузией и Молдовой такие заявления в той или иной форме имели место быть. Подытоживая, можно сказать, что азербайджанская позиция не удостоилась понимания со стороны международного сообщества и ей было отказано в «самостоятельности» относительно принятия решений по сворачиванию переговорного процесса. И еще один важный момент: в своем выступлении в казахстанской столице армянский президент коснулся вопроса о перспективах признания Республикой Армения независимости НКР. Серж Саргсян, в частности, заявил: «В случае возобновления Азербайджаном военной агрессии у Армении не будет иного выбора, как признать Нагорно-Карабахскую Республику де-юре и приложить все свои возможности для обеспечения безопасности народа Арцаха. Азербайджан не имеет ни правовой, ни политической, ни моральной основы для претензий в отношении Нагорного Карабаха».

Таким образом, реальная перспектива признания Арменией независимости НКР была официально озвучена перед международным сообществом, перед руководителями влиятельнейших структур и главами государств и правительств более чем 50 государств.

Политическая интрига последних двух месяцев заключалась и в намеченном на 9 декабря парламентском голосовании по поводу предложенного фракцией «Наследие» законопроекта о признании Республикой Армения второй армянской государственности – Нагорно-Карабахской Республики.

В назначенный день перед началом голосования выступил глава фракции правящей Республиканской партии Армении, отметивший, что его организация уже неоднократно высказывалась по поводу безальтернативности признания независимости НКР, однако «на данном этапе это признание нецелесо- образно».

Так или иначе, голосование состоялось, и за законопроект проголосовало всего 13 депутатов – представители фракций «Наследие» и АРФ «Дашнакцутюн». Голосов же «против» и «воздержавшихся» не было вообще. Таким образом, ввиду отсутствия кворума решение по документу принято не было.

Показательно между тем, что уже 10 декабря армянский президент в рамках проходящей в Москве сессии ОДКБ вновь повторил озвученную в Астане мысль: «В случае развязывания Азербайджаном новой военной авантюры у Армении не будет иного выбора, как признать Нагорно-Карабахскую Республику де-юре и обеспечить безопасность ее населения всеми доступными средствами». В настоящее время уже обсуждается вопрос о том, что прежде чем непосредственно перейти к голосованию по столь важному вопросу, необходимо ратифицировать и доработать принятое в июле 1992 года Верховным Советом Армении известное постановление, согласно которому Ереван не приемлет любые международные или внутригосударственные документы, в которых НКР будет указана в составе Азербайджана. Это уже миссия 2011 года.

Арис Казинян, Ереван, специально для «НК»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 40 человек