№ 1 (160) Январь 2011 года.

Оганес Чекиджян: «Жизнь – это проявление мужества»

Просмотров: 2573

Выдающийся мастер хорового искусства Густав Эрнесакс, впервые услышав выступление музыкантов под управлением Оганеса Чекиджяна, воскликнул: «На орбиту вышел новый музыкальный корабль. Команда и командир его энергичны, полны сил и дерзновенных порывов!»

Сегодня для мировой аудитории Государственная академическая капелла Армении во главе с маэстро Чекиджяном раздвинула горизонты хорового творчества, объединив наследие армянской музыкальной культуры и лучшие образцы современного хорового искусства.

Когда музыку исполняет капелла, живое созвучие человеческих голосов идет мощно, сочно, звучно. Создается впечатление звучания органа – вверх, к небу.

Сам же маэстро всегда подтянут, одет крайне строго, но элегантно. В разговоре тон его чуть ироничен, оценки независимы...

– В конце 50-х годов прошлого столетия Вы исполняли обязанности художественного руководителя Оперного театра Стамбула и возглавляли Стамбульскую государственную капеллу. И вдруг неожиданно для всех, все оставив, Вы переезжаете в Ереван.

– Мне посчастливилось тогда услышать исполнение Государственной капеллы Армении, руководимой Арамом Тер-Ованнисяном. Я был потрясен звучанием хора, отдельными интонациями, из которых строилось здание музыкальной речи. Именно в армянской капелле я и обнаружил источник сильнейшего эмоционального воздействия и духовного накопления. Не раздумывая, я оставил свои посты, отказался и от приглашения ехать в Москву и переехал в Ереван. И уже в 1961 году, пройдя по конкурсу, я получил место руководителя Государственной капеллы Армении.

– В Вашем репертуаре более 1000 произведений, в числе которых мессы и оратории Баха, Гайдна, реквиемы Моцарта, Верди, Берлиоза, Девятая симфония Бетховена с ее хоровым финалом и прочие оратории, симфонии для хора и оркестра. Что подкрепляет «слуховой кругозор» Вашего коллектива?

– Любое музыкальное произведение – это самопознание. Это и образ мышления, взгляд на жизнь, форма восприятия вселенной в целом и малого мира своей собственной личности. Но именно Комитас стал камертоном нашего исполнительского искусства. Именно в его песнях и хорах можно обнаружить глубинный армянский мелос – единение души и духа. Капелла хранит в себе жар его музыкального слога и мироощущения.

– Живя в Стамбуле, Вы сумели создать такие армянские хоры, как «Комитас», «Гохтан», «Нарекаци», а также концертный коллектив «Чекиджян». Причем доходы от концертной деятельности Вы каждый раз передавали армянским школам и больницам... Что заставляет армян за рубежом идти на подобную благотворительность?

– Момент духовного родства, сакрализации идеи. Для меня как музыканта это было хорошим началом, но вот как в армянине (особенно учитывая тот факт, что я родился в Турции) во мне жила естественная необходимость иметь духовную Родину. Ведь для летящего существа необходимо не только небо, но и опора, с которой можно взлетать. Вообще же я восхищаюсь теми людьми, кто, находясь вне Родины, служат интересам своего народа. Совсем нелегко сегодня приходится нашей диаспоре: не так-то просто жить и говорить по-армянски... Известно, что первое условие идентичности – это наш язык. Армянское самосознание может быть устойчивым, лишь воспитываясь на родном языке. В этом я абсолютно убежден.

Говорят, море всегда принимает ту форму, которую позволяют ей берега. Так вот наша идентичность тогда проявится сполна, т.е. примет необходимую «форму», когда поймет, что самым главным для нас может быть армянский язык, благодаря которому мы сможем приобщиться к армянской культуре – «берегам». Здесь необходима дисциплина мысли относительно осознания своей причастности к национальной общности. К сожалению, в Армении все еще продолжаются политические и экономические трудности. В итоге спюрк, который как бы предоставлен самому себе, не в состоянии получить живительную силу от свободной и независимой Родины. Порой мне даже кажется, что теряется та опора, на которой должно основываться сохранение армянства. Может, именно поэтому создается ощущение, что диаспора постепенно утрачивает свою армянскую идентичность. Очень важно в этой связи, чтобы власти Армении сделали все возможное, чтобы вновь связать спюрк с Родиной. И одним из механизмов такого сплочения будет опять-таки армянский язык, который когда-то уберег нас от погибели и полного уничтожения. Не зря ведь сказано: «Кто не помнит прошлого, тот обречен пережить его снова...»

– Как Вы относитесь к религии?

– Именно музыка приводит нас к самому порогу Божественного – к существу жизни. Понимание, приятие Бога безгранично. Каждый должен суметь дойти, научиться выстраивать диалектику объяснения-понимания, добра вне зла. Пусть понимание это ветвится до бесконечности, пусть множится этот лабиринт, из которого не нужно выходить, пребывание в котором – благо. А объяснение – это уже кощунство. И что еще, на мой взгляд, очень важно: только тот человек достоин быть последователем какой-либо религии, кто, хотя и помнит зло, причиненное ему кем-то, не будет проявлять по отношению к нему никакого зла.

– Почему Вас обрадовало превращение церкви Аменапркич, находящейся в Гюмри, в концертный зал?

– Когда после разрушительного спитакского землетрясения оказалось, что храм Всеспасителя можно сохранить, был создан общенациональный фонд «Аменапркич», и строительную фирму, которая до сих восстанавливает храм, возглавил тогда архитектор Рубен Егоян. И еще такая интересная деталь: в те годы Гюмри посетила буддистка Чин Хай, приехавшая из Китая. Полуразрушенный Аменапркич потряс ее. Она тут же выписала чек на 100 тысяч долларов, и именно с этих денег и началась восстановительная работа. Гюмрийцы до сих пор этот храм называют филармонией. И знаете почему? Как-то этот храм посетила Гоар Гаспарян. Она-то, прислушиваясь к голосам в храме, отметила великолепную акустику. Вот тогда-то и появилась идея превратить храм в концертный зал. Никто не стал возражать. А затем из России приехали специалисты-акустики, которые также дали свое согласие. Более того, они предложили список композиторов, «подходящих» по акустике: Бах, Моцарт, Комитас... Первой здесь выступила Гоар Гаспарян. Очень может статься, что в скором времени здесь выступит и Армянская капелла.

– В преддверии Нового года произнесите свой тост, и пусть он будет направлен ко всему человечеству...

– Вот так сразу... Никогда не приходилось импровизировать с тостами... И тем не менее попробую. Жизнь прекрасна, но она становится еще краше, когда понимаешь, что жизнь – это исполнение долга, проявление мужества. Мужество же – это терпение, умение преодолевать сложности. Сказано ведь в Писании, что Господь нас испытывает всяк час и всяк день и мы обязаны преодолевать выпадающие на долю нашу испытания. Так что будьте мужественны и сильны духом. С Новым годом!

Кари Амирханян, специально для «НК»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовал 21 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Я слышала маестро Чекиджяна всего один раз в жизни. Несравнимое чувство. Интервью с маестро воссоздало неизгладимые впечатления. Спасибо!!!
  2. Великий художник подает великий пример! Браво, маэстро!
  3. Браво маэстро!!! Жить Вам 120 лет!!! Уверен так и будет!!! И дай Бог здоровья Вашей маме!!!
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты