№ 4 (163) Февраль (15-28) 2011 года.

Реанимированный «неоосманизм»

Просмотров: 4190

5-7 февраля в Мюнхене прошла Конференция по безопасности с участием глав десятков государств и руководителей оборонных и внешнеполитических ведомств более сорока стран. Сам форум традиционно предполагает дискуссии по тематическим секциям, а также проведение двусторонних встреч между главами государств и стратегических ведомств. В работе форума принимал участие и президент Армении Серж Саргсян.

Главная особенность 46-й по счету Мюнхенской конференции - это время ее проведения, совпавшее с подъемом революционной волны, захлестнувшей часть арабского мира. Форум констатировал вынужденное отступление западных держав от проповедуемой идеи «экспорта демократии». Хозяйка конференции, канцлер Германии Ангела Меркель, в своем вступительном слове откровенно призналась: «В Египте произойдут перемены, но необходимо, чтобы они происходили разумно и мирно. Быстрые выборы в Египте я считаю ложным путем».

Главный вопрос любой революции - вопрос власти пока еще не решен в ряде арабских стран, и в первую очередь - в Египте. Соответственно, не вырисовываются и внешне-политические приоритеты несуществующей власти. Вместе с тем, мало кто сомневается в том, что в случае проведения свободных и справедливых выборов в подавляющем большинстве «мятежных стран» к власти придут радикально настроенные исламистские структуры. Именно поэтому международное сообщество сегодня особо и не настаивает на «жизненной необходимости» проведения скорых демократических выборов. И если даже это противоречит «политике демократизации Нового Ближнего Востока», другого выбора объективно не существует.

Парадокс создавшейся ситуации в том, что в настоящее время именно Турция является «единственным флагманом демократии» на Ближнем Востоке. По крайней мере это единственная сила, которая реально заинтересована в проведении свободных и справедливых выборов в рамках огромного арабского региона. Естественно, такая заинтересованность продиктована тем, что турецкие власти выступают в качестве главного выразителя интересов мусульманского мира и не сомневаются в победе исламистских сил в случае проведения подлинно демократических выборов.

Вынужденный отход западных держав от насаждаемых ими же базовых демократических ценностей продиктован реальным опасением прихода к власти в арабских странах радикальных сил. Поэтому неудивительны настойчивость и последовательность именно турецких властей в этом вопросе. В частности, 1 февраля Реджеп Эрдоган призвал египетского главу Хосни Мубарака «прислушаться к требованиям демонстрантов», требующих его отставки. «Мубараку стоит прислушаться к мнению граждан Египта. Эта именно та проблема, которая решается при помощи избирательной урны», - заявил турецкий премьер.

Более того, решение Мубарака не выдвигать свою кандидатуру на новый президентский срок также удостоилось комментария Эрдогана. Он назвал это заявление «недостаточным», а уже 2 февраля (в ходе своего визита в Киргизию) подчеркнул: «Заявление Мубарака оказалось недостаточным, ему необходимо совершить другие шаги. Нынешняя администрация не внушает доверия, народ ждет от Мубарака большего».

Эксперты сразу же охарактеризовали такую позицию Анкары как «вытекающую из политики неоосманизма».

В последнее время внешнеполитический курс Турции чаще всего именуется «неоосманизмом». При представлении характера амбиций нынешнего турецкого руководства армянский президент в своих последних выступлениях также неоднократно употребляет этот термин.

В частности, в интервью радиостанции «Эхо Москвы» Серж Саргсян заявил: «Политика, которую турки провозгласили, политика нулевых проблем сводится только к поискам решений, устраивающих турков и Турцию. Так не бывает. Что значит неоосманизм? Эти разговоры мы воспринимаем - мы, я имею в виду, те люди, которые знакомы с историей Османской империи, - точно так же, как потомки уничтоженных в концентрационных лагерях людей воспринимают разговоры о чистоте арийской расы».

На прошедших в 2002 г. парламентских выборах в Турции победу одержала «Партия справедливости и развития», получившая 363 из 550 мест в турецком парламенте, что более чем в два раза больше, чем вторая прошедшая десятипроцентный барьер «Республиканская народная партия», основанная самим Ататюрком. Новая правящая партия была основана в августе 2001 г. бывшими членами умеренного консервативного крыла запрещенной в Турции исламистской «Партии добродетели». Ее лидерами являются действующий премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган и действующий президент Абдулла Гюль.

Именно в период учреждения новой партии в 2001 г. Ахмед Давутоглу (нынешний глава турецкого внешнеполитического ведомства, а тогда еще заведующий кафедрой международных отношений в Университете Бейкент), опубликовал книгу «Стратегическая глубина - международное положение Турции», в которой обосновывал необходимость возврата Турцией утраченного влияния на «бывший османский мир».

Весьма показательно, что профессор философии афинского университета Христос Яннарас посоветовал всем гражданам Греции прочитать это исследование, «если они заинтересованы в сохранении своей страны». Он подчеркнул: «Ахмет Давутоглу высказывает претензии на значительную часть нашего государства… Я никогда не читал книгу, в которой столь впечатляюще и доходчиво доказывалась бы стратегическая важность Эгейского моря и Кипра. Давутоглу очень хорошо знает, чего хочет».

В своем исследовании Давутоглу утверждал, что необходимо проводить более самостоятельный внешнеполитический курс и исходить из того, что понятие «объединенная Европа» в политическом смысле виртуально. Он писал: «Как перед Османской империей не было единого Запада, так и перед Турцией не будет единой Европы. Имеется лишь сильная традиция европейской дипломатии, которая всегда подкрепляется сильными национальными стратегиями, обладающими потенциалом подготавливать почву и прокладывать путь для международных конфликтов и столкновений интересов в Европе. Подобное положение требует от Турции тонкой дипломатической настройки в отношениях как с ЕС в целом, так и с его членами».

В какой форме европейским державам может быть продемонстрирован турецкий интерес? Симптоматично следующее заявление Давутоглу: «Великие державы наблюдают за этим с растерянностью. Прежде всего, Франция пытается понять, зачем мы работаем в Африке. Я уже дал поручение: в какую бы африканскую страну ни поехал Саркози, нужно, чтобы каждый раз, поднимая глаза, он видел здание турецкого посольства, турецкий флаг. Я дал указание арендовать посольства в самых лучших местах».

Есть и другие «демонстративные формы». Так, например, в ноябре 2009 г. турецкий премьер Эрдоган пригласил суданского лидера в Стамбул на участие в саммите Организации исламской конференции; известно его заявление: «Я предпочитаю встретиться с Баширом, чем обсуждать вопрос убийства мирных арабских граждан с израильским премьером Нетаньяху». К тому времени он уже обвинил Израиль в совершении преступлений, «более страшных, чем суданский президент Омар Аль-Башир», заочно осужденный Гаагским международным трибуналом за преступления против человечности в Дарфуре.

Нацеленность Турции усилить позиции на территории бывшей Османской империи (а это, согласно турецким аналитикам, около семидесяти современных государств), естественно, не может пройти незаметно. О причинах подобного стремления интересовался, например, экс-президент США Билл Клинтон на встрече с главой турецкого внешнеполитического ведомства. Симптоматичен ответ Давутоглу: «Обведите на карте вокруг Турции круг диаметром 1000 км - в него попадет 20 стран, обведите круг диаметром 3000 км - в него попадет 70 стран. А сколько стран попадет в такой круг вокруг США? Турция будет интересоваться своим окружением».

Известно также следующее заявление Ахмеда Давутоглу, оз-вученное перед членами правящей «Партии справедливости и развития»: «Существует наследие, оставленное Османской империей. Нас называют «неоосманами». Да, мы «новые османы».

* * *

На фоне захлестнувшей арабский мир «революционной волны» «неоосманистские», или панисламистские (панисламизм являлся государственной идеологий Османской империи до 1908 г., когда он был вытеснен пантюркизмом), усилия Анкары умножились.

В первые февральские дни турецкие агентства обнародовали данные социологического опроса, проведенного Фондом экономических и социологических исследований Турции. В опросе приняли участие 2300 человек из Саудовской Аравии, Египта, Ирака, Ирана, Иордании, Ливана, Сирии и Палестины. По данным турецких агентств, 66% опрошенных считают, что Турция может служить примером для всего Ближнего Востока. Столько же опрошенных полагают, что Турция является успешной моделью совмещения ислама и демократии. Само исследование резюмирует: «Своей ярой критикой Израиля и энергичной защитой палестинцев Эрдоган заслужил для себя звание героя в арабском мире. Под его правлением, имеющим исламистскую основу, связи с арабскими странами и Ираном пережили впечатляющее возрождение».

На волне возрождаемого панисламизма Турция активизирует связи не только с арабскими, но и со всеми мусульманскими странами. Акцент ставится на «исламском братстве» с конкретным указанием и на те примеры регионального сотрудничества, которые «в корне противоречат» этому братству. Например, 5 февраля руководитель турецкого Центра стратегических исследований Синан Оган заявил, что «в Турции изо дня в день растет число протестующих против сотрудничества Ирана с Арменией».

В интервью SalamNews он подчеркнул: «Иран соседствует с Азербайджаном и считает себя дружественной Азербайджану страной, но, несмотря на это, Тегеран также поддерживает военное и экономическое сотрудничество с Арменией. Это противоречит мусульманскому братству, так как армяне убили столько невинных мусульман и оккупировали азербайджанские земли». Огнан отметил также, что Турция как государство не может вмешиваться во внутренние дела соседнего Ирана. «Но с гражданской позиции я и миллионы турок осуждаем сотрудничество Ирана с Арменией. Неправильно со стороны Ирана предпринимать шаги против мусульманского азербайджанского государства и налаживать тесные отношения с Арменией».

Усиление позиций «Партии справедливости и развития» связано даже не с громкой победой на парламентских выборах 2007 г. (причем на этот раз перевес голосов был даже более убедительным, чем в 2002 г.; получив поддержку почти половины принявших участие в голосовании избирателей, она практически разгромила «Республиканскую народную партию» - детище Ататюрка). Более того, эта победа стала своеобразным экзаменом «на зрелость» новой политической верхушки; особое недовольство турецкого генералитета вызвала динамика усиления позиций правящей партии (в 2002 г. за нее отдали голоса 34% граждан, принявших участие в выборах).

Турецкий генштаб выступил с предупреждением в адрес нового руководства страны: «Генеральный штаб с беспокойством следит за ситуацией, касающейся вопроса защиты светского строя. Эта тема вышла в последние дни в стране на первый план с в связи процессом проведения президентских вы-боров. Не следует забывать, что турецкие вооруженные силы являются решительным защитником лаицизма (светского строя)».

Усиление позиций правящей верхушки связано (в большей степени) с событиями прошлого года, когда турецкое политическое руководство само перешло в наступление. В январе газета «Тараф» опубликовала серию скандальных материалов, в которых утверждалось, что многие офицеры, представляющие турецкий генштаб, «готовили план организации взрывов в мечетях Стамбула и введения чрезвычайного положения». Отмечалась также причастность генералов к подготовке очередного государственного переворота с целью свержения правительства Эрдогана.

Считается, что январские публикации были инициированы политическим руководством страны. Сразу после выхода в свет «секретных материалов» стамбульская прокуратура приступила к разбирательствам; в итоге было арестовано более 100 высокопоставленных офицеров (в том числе - генералов и адмиралов). Соответственно, принятые уже в последних числах октября 2010 г. изменения в «Красной книге» отражали новую реальность и очерчивали новый спектр турецких внешнеполитических приоритетов.

Отталкиваясь от указанных выше принципиально новых тенденций, сегодня озвучиваются мнения о постепенном отходе политического руководства Турции от пантюркистской идеологии и приближении к панисламистской. Не вдаваясь в полемику, отметим, что на отдельно взятом армянском направлении позиции Турции и Азербайджана идентичны и лишь в худшем случае обнаруживают определенные тактические различия. Достаточно процитировать выступление премьер-министра Эрдогана на церемонии подписания в сентябре 2010 г. в Стамбуле турецко-азербайджанского соглашения о создании Совета стратегического сотрудничества:

«Мы покоряем желаемую цель и даже вершину в турецко-азербайджанском сотрудничестве, которое президент Азербайджана, покойный Гейдар Алиев, определил как «одна нация, два государства», пишем новую страницу истории. Мудрое изречение уважаемого Алиева приобрело новый смысл благодаря Декларации о стратегическом партнерстве на высоком уровне, которую мы подписали с моим уважаемым братом Ильхамом Алиевым. Совет стратегического партнерства на высоком уровне одновременно является свидетельством нашей решимости нести вперед знамя, переданное нам Ататюрком, который сказал: «Радость Азербайджана - наша радость, горе его - наше горе».

Политика Анкары и Баку - это два полюса единой оси, которая объединяет как младотурецкие, так и кемалистские лозунги. Иными словами, армянское направление сглаживает все «внутритюркские противоречия», нивелирует «контрасты в амбициях», образно говоря, панисламизм и паназербайджанизм смыкаются именно на пантюркизме. Именно это и имел в виду президент Армении Серж Саргсян, заявивший в интервью «Эху Москвы»: «Я не вижу смысла в начале новых переговоров с Турцией. О чем мы должны говорить? О том, что турки предъявят какие-то условия, и мы скажем, что эти условия для нас неприемлемы? Смысла нет… Даже сейчас, когда мяч находится на их половине поля, все равно они пытаются вмешиваться в карабахский процесс, в какие-то другие процессы, говорят о каком-то лидерстве в регионе, о неоосманизме».

Арис Казинян, Ереван

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 28 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Данная статья только усугубляет взаимное недоверие.
  2. Османская дипломатия - это сочетание якобы утончённого блефа с маниакальным стремлением обмануть всех и вся. Беспощадность, вероломность и ещё много чего невиданного. Это травоядный беззубый динозавр, корчащий из себя крутого тиранозавра. Гигантомания. И этот динозавр постепенно втягивается в геополитическую ловушку, расставленную настоящими тиранозаврами.
  3. Вы посмотрите что творится в азербайджанской прессе,которая не только усугубляет,но делает из людей зомби.А статья Казиняна нормальная,цивильная и не проникнута невежеством и гадостью,как у вас.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты