№ 7 (166) Апрель (1-15) 2011 года.

«Буря» Айвазовского вернулась

Просмотров: 6264

Новость о том, что нашлась украденная в Ереване летом 1990-го года картина О.Айвазовского«Буря у скалистого берега», произвела на граждан эффект разорвавшейся бомбы. Как оказалось, внучка дочери Айвазовского, Ирина Касацкая, просматривая работы в интернет-торгах при Московском антикварто-аукционном доме «Гелиос», обнаружила картину предка и тут же связалась с крупнейшим знатоком творчества Айвазовского искусствоведом Шаэном Хачатряном. Последний, получив санкцию у министра культуры Асмик Погосян, тут же вылетел в Москву. С ним вылетели и сотрудники главного следственного управления со всеми документами, доказывающими, что картина была похищена в Ереване...

За подробностями этой почти детективной истории, я обратилась к самому искусствоведу:

– Шаэн Геворкович, вы издали два полноценных альбома об Айвазовском. Совсем недавно, уже в третий раз, начали работать для издательств Москвы, Самары и Еревана над новым альбомом известного мариниста. В последнем издании Вы не преминули указать, что «Буря» украдена, как будто расчитывали на то, что это обстоятельство привлечет к себе большее внимание...

– У этой картины есть своя история. Был такой известный коллекционер во Франции - Абраам Джинджян - большой патриот, который в 1957 году решил подарить Картинной галерее Армении часть своего собрания. Он прислал сорок работ, среди которых помимо Айвазовского были еще и шедевры Сарьяна и Шишкина. Картина Айвазовского «Буря у скалистого берега» (1875 г.) была, в свою очередь, подарена JAF — Организацией молодых армян Франции, которые презентовали ее АОКСу — Обществу культурных связей, где она долгие годы украшала зал приемов. Когда в 1984 году я стал готовить впервые издаваемый в Армении альбом Айвазовского, я без сомнений решил включить в него и эту самую «Бурю». Через несколько лет я сделал новый альбом для московского издательства «Советский художник», в который опять же поместил эту работу мариниста. Кто мог знать, что годы спустя она окажется в руках грабителей и подвергнется такому вандализму?

– Картина во время похищения была вырезана «живьем» из рамы. В каком состоянии она была, когда вы ее обнаружили в «Гелиосе»?

– Ее успели реставрировать и наклеить на новый холст. Дело в том, что грабитель торопясь, действовал крайне неаккуратно: успел повредить первые буквы подписи Айвазовского, в результате картина немного уменьшилась в размере. На сайте Интерпола картина эта значилась несколько лет, но в том-то и дело, что в «Гелиосе» об этом ничего не знали. Вот так она и попала на торги ( ее оценили в 650 тысяч долларов)... Сейчас картина уже доставлена в Ереван и, полагаю, она будет вывешена в Национальной галерее Армении наряду с другими работами мариниста.

– Более половины работ Айвазовского - это виды штормового моря с характерной глубинной динамизацией пространства. Так и кажется, что в них нет пространства и времени, а есть их единство...

– И, как правило, изображая разбушевавшуюся стихию, художник изображал и борющихся с этой стихией, помогающих друг другу людей. В этом выразился и гуманизм художника. Айвазовский страстно, до обожествления, преклонялся перед объектом своей неослабной любви - морем. Обладая колоссальной трудоспособностью, за долгие десятилетия он успел создать около шести тысяч картин. Его творчество можно назвать своего рода морской энциклопедией. В изображении моря Айвазовский открыл невиданные ранее световое богатство, свежесть, бесконечную изменчивость состояний.Он умел проследить сложнейшие градации отношений неба к земле или к воде, воды к берегу. «Море - это моя жизнь»,- говорил Айвазовский. Но воспроизвести море таким, как оно есть, маэстро считал невозможным и потому никогда не писал с натуры, полагаясь лишь на воображение. Художник, видевший в водной стихии свою жизнь, он в сущности не изображал реальное море, а создавал на полотне свое, рассказывал некую сказку о море, отдавая ему собственные чувства, настроения, грезы. Можно считать, что Айвазовский вошел в современное ему искусство, руководствуясь собственными законами художественного мироощущения.

– Словно подразнивая людей со слишком устоявшимся разборчивым вкусом…

– Дело в том, что, пройдя академическую школу, он все-таки сохранил искренность и непосредственность душевных порывов и не боялся руководствоваться ими, стоя за мольбертом. Он не смог, да и не пытался, освободиться от некоторых академических доктрин, усвоенных им в годы ученичества, но уже в начальный период самостоятельного творчества воспринимал мир удивительно жизненно и эмоционально. Это резко выделяло его из академической среды. Что касается традиций академической школы, то из них он прежде всего черпал пристрастие к необычайности. В сочетании с непосредственностью чувств оно роднило его с романтизмом.

– Говорящая» партитура света с энергичными световыми сопоставлениями и фактурными эффектами императивно усиливали эффект воздействия на зрителя. Сам Айвазовский считал своими лучшими работами те, в которых «главная сила - свет солнца».

– Свет в искусстве Айвазовского – это символ жизни, надежды и веры, символ вечности. Это не что иное, как по-своему переосмысленная идея созидающего света, света познания, имеющая давнюю устойчивую традицию в армянской культуре и получившая блестящее воплощение у позднейших армянских мастеров.

Эту традицию Айвазовский воспринял через прославляющие солнечный восход средневековые песнопения, которые он хорошо знал и постоянно слышал в армянских церквах. А вот на последних полотнах Айвазовского свет ниспускается из невидимого источника, мощным снопом прорезая тьму.

Как-то в беседе с Мартиросом Сарьяном Илья Эренбург поинтересовался, отразилась ли в творчестве Айвазовского его национальная принадлежность. Сарьян сказал: «Какую бы ужасную бурю ни увидели мы на его картине, в верхней части полотна сквозь скопление грозных туч всегда будет пробиваться луч света, пусть тоненький и слабый, но возвещающий спасение. Именно веру в этот Свет пронес через века породивший Айвазовского народ. Именно в нем, этом Свете, и заключен смысл всех изображенных Айвазовским бурь».

Кари Амирханян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 28 человек

Оставьте свои комментарии

  1. У каждой великой картины есть судьба. Если картина вернулась - значит, так оно и должно было быть.
  2. Спасибо за цельную компактную информацию и доброе профессиональное интервью.
  3. Я СОВЕРШЕННО СОГЛАСНА С ЭТОЙ МЫСЛЬЮ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО КАРТИНА НАШЛА СВОЕ ИСТИННОЕ МЕСТО ОНА БУДЕТ ПРЕКРАСНО СМОТРЕТЬСЯ В КАРТИННОЙ ГАЛЕРЕЕ АРМЕНИИ РЯДОМ С ДРУГИМИ РАБОТАМИ АЙВАЗОВСКОГО
  4. Недавно был в картинной галерее Армении - прекрасное собрание картин Айвазовского. И коллекция эта пополнится еще одной работой ! Спасибо ШаэнуГеворковичу!
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты