№ 8 (167) Апрель (16-30) 2011 года.

Уступки Еревана разжигают азербайджанский радикализм

Просмотров: 1991

Полевая оценочная миссия ОБСЕ представила отчет о ситуации в семи районах вокруг бывшей территории НКАО, контролируемых Армией обороны НКР. Сами оценочные работы проводились почти полгода назад, и вот только сейчас опубликовано резюме доклада. Полная версия отчета пока еще недоступна для широкой публики. Тем не менее, доклад спровоцировал поток комментариев в Армении. Основное внимание было уделено демографическому состоянию семи районов.

Если исходить из основных акцентов всех оценок, то вырисовывается следующая картина: армянские власти препятствуют заселению «семи районов» в надежде на признание международным сообществом независимого статуса НКР в рамках бывшей НКАО. Вместе с тем, отмечается, что международное сообщество подобного статуса и каких-либо других гарантий вообще не обещает. Более того, в армянском обществе совсем неоднозначно воспринимается даже теоретическая готовность оспаривать статус семи районов, конституционно принадлежащих НКР.

Глава фракции АРФ «Дашнакцутюн» Ваан Ованнисян отмечает, что армянская сторона рассматривает территорию НКР в ее конституционных границах. Говоря о семи районах, он подчеркнул, что «эти территории настолько же входят в состав НКР, насколько входит в ее состав Степанакерт». Иной позиции придерживаются авторы доклада. В отношении этих территорий они применяют такие определения, как «оккупированные территории Азербайджана» или в лучшем случае - «спорные территории». Официальный же Баку считает «оккупированными территориями» не только семь районов, но и всю бывшую Нагорно-Карабахскую область.

Вместе с тем, Ваан Ованнисян считает, что международное сообщество не рассматривает Нагорный Карабах в качестве оккупированной территории. Другое дело, что под термином «Нагорный Карабах» оно понимает территорию бывшей НКАО. В этой связи обращает на себя внимание и название документа полевой миссии – «Доклад полевой оценочной миссии на оккупированных территориях Азербайджана, прилегающих к Нагорному Карабаху». По словам Ованнисяна, подобная позиция международного сообщества была подтверждена и в ходе последнего визита действующего председателя ОБСЕ в Армению.

«Когда мы спросили, почему глава ОБСЕ не поехал в Степанакерт, он ответил, что нет прямой наземной связи и он был бы вынужден проходить через территории, которые они считают оккупированными. Это означает, что Степанакерт и НКР в целом он оккупированными территориями не считает», - заявил Ованнисян.

Глава фракции правящей РПА Галуст Саакян оценивает доклад полевой миссии ОБСЕ положительно. Он отмечает, что «самым главным фактом является наличие в докладе положения, согласно которому необходимо участие в процессе урегулирования всех сторон конфликта, а значит, и Степанакерта». Говоря о процессе заселения семи районов НКР, Саакян заявил, что проблема здесь не политическая, а финансовая.

Иными словами, он отметил, что армянские власти не саботируют процесс заселения. «Заселение территорий невозможно обеспечить одними лишь патриотическими чувствами, для этого необходимы значительные финансовые средства. Конечно, было бы очень хорошо, чтобы за эти годы численность населения увеличилась в 2-3 раза, но это невозможно обеспечить исключительно посредством патриотизма, тут необходимы значительные материальные вложения», - заявил он.

Против такого взгляда выступает Ваан Ованнисян. «Годами наша фракция борется, но программа заселения этих территорий так и не реализуется. И не реализуется по вине Армении, потому что власти НКР в этом направлении предпринимают определенные шаги, хоть их и недостаточно», - заявил Ованнисян. В качестве примера он проинформировал, что на днях встречался с молодым человеком, который всей семьей переехал жить на эти территории, взял 20 га земли, но ему не выдают кредита, поскольку он все еще не имеет статуса. «Если у нас будет подобный подход, то эти земли никогда не будут заселены», - заявил депутат.

Политолог Александр Кананян, один из тех, кто проживает на тех территориях Нагорно-Карабахской Республики, которые в докладе характеризуются как «оккупированные».

«Безусловно, опубликованный документ достаточно симптоматичен, поскольку еще раз подтверждает, что правительства Армении и Арцахской Республики не предпринимали, по меньшей мере за последние пять лет, никаких реальных шагов для заселения освобожденных территорий, инкорпорированных в административно-территориальное деление Арцахской Республики», - считает Кананян.

«Начиная с 2007 года практически полностью остановлено всякое строительство на освобожденных территориях, что само по себе вызывает очень серьезные вопросы не только к Еревану, но и к Степанакерту. И если в этом году Степанакерт в лице президента и правительства не предпримет непосредственных шагов для возобновления строительства, это будет означать их сопричастность к политике незаселения», - отмечает Кананян.

Он уверен, что речь идет о преднамеренном саботаже армянскими властями процесса заселения территорий. Показательно, что и авторы доклада отмечают, что на этих территориях «значительного роста населения с 2005 года не было зафиксировано».

Еще в прошлом году президент Армении Серж Саргсян в интервью сирийской газете Al Watan заявил, что карабахское урегулирование должно быть разрешено на основе взаимных компромиссов, и в качестве возможного компромисса с армянской стороны допустил «возврат районов вокруг Карабаха Азербайджану, но, конечно, с сохранением коридора, связующего Нагорный Карабах с Арменией». Вместе с тем он подчеркнул, что такой сценарий может быть рассмотрен только тогда, «когда народ Карабаха получит реальную возможность реализовать свое право на самоопределение и когда будут созданы действенные механизмы безопасности и развития».

Таким образом, президент если не предлагает, то по крайней мере допускает следующий вариант разрешения конфликта: Азербайджан и международное сообщество признают независимость Нагорного Карабаха в рамках границ бывшей НКАО и связующего две армянские республики Лачинского коридора, а армянская сторона передает Азербайджану контроль над остальными районами и соответственно признает территориальную целостность соседнего государства в рамках уже новых границ.

Серж Саргсян отметил также, что, вопреки азербайджанским заявлениям, «эти районы не заселяются», чем как бы подчеркнул готовность Еревана рассмотреть в перспективе анонсированный вариант урегулирования. Следовательно, официальный Ереван допускает передачу Азербайджану площади более 7000 кв. км взамен на международное признание «карабахской площади», составляющей (вместе с Лачинским коридором) около 5000 кв. км.

Попробуем понять мотивы предложения армянского президента.

I. В начале Карабахского движения население Советской Армении и НКАО добивалось воссоединения двух союзных субъектов. Иными словами, на рубеже 1980-1990-х гг. речи о самоопределении территории, более чем в два с половиной раза превосходящей площадь Нагорно-Карабахской автономной области, не было. Таким образом, допуская передачу большей части контролируемых земель соседней республике взамен на международное признание Нагорного Карабаха, армянский президент не отступает от провозглашенных в начале движения принципов, тем более что «настоятельно запрашивается» еще и Лачинский коридор.

II. Этот фактор, с точки зрения президента, совмещает сразу два очень важных вектора: «морально-патриотический» и «прагматический». С одной стороны, он, будучи одним из самых видных организаторов самообороны Нагорного Карабаха, не поступается изначально обозначенными принципами и не отклоняется от географии предмета противостояния, с другой - выступает как прагматик, осознающий невозможность признания международным сообществом подконтрольных Армии обороны НКР всех территорий.

III. В процессе признания независимости Косово, Черногории, Абхазии или Южной Осетии заинтересованные стороны не сталкивались с необходимостью прояснения границ этих самопровозглашенных республик, так как все они состоялись на территории одноименных автономий. Особенность же НКР в том, что она состоялась на территории, почти в три раза превосходящей площадь бывшей советской автономии.

Это означает, что для отстаивания на внешнеполитической арене нынешней политико-административной схемы НКР армянская дипломатия вынуждена представить в три раза больше аргументов - исторических, правовых, демографических, военных, экономических. По всей вероятности, с точки зрения армянского президента, Ереван сегодня не в состоянии проделать эту работу или даже при наличии необходимых аргументов международное сообщество все равно отвергнет армянскую позицию как необоснованную и неубедительную.

IV. Подобный подход констатирует готовность официального Еревана разрешить проблему на основе компромиссов. Допуская передачу Азербайджану реально контролируемых армянами земель, площадь которых, заметим, значительно превосходит «запрашиваемую площадь», президент акцентирует внимание международного сообщества на наличии конкретных и весьма ощутимых механизмов уступок с армянской стороны (армянских сторон).

V. Готовность Еревана к конкретным территориальным уступкам контрастирует с расплывчатыми заявлениями официального Баку относительно предоставления Нагорному Карабаху «широкой автономии». В таком случае азербайджанская «готовность на уступки» легко опровергается на двух армянских автономиях, которые однажды уже наделялись «широкой автономией» в составе Азербайджанской ССР, в результате чего:

а) в отношении народа НКАО была развязана война;

б) «Нахичеванская АССР» полностью лишилась автохтонного населения.

Таким образом, с точки зрения армянского президента, позиция Еревана представляется более убедительной, тогда как Баку ни о каких конкретных уступках не говорит и лишь пытается надавить на переговорный процесс своей военной риторикой.

VI. Анонсированный принцип - удобный механизм ведения переговорного процесса, так как нет необходимости каждый раз придумывать что-то новое и всегда есть возможность начинать (или продолжать) переговоры с готовности Армении идти на территориальные уступки. Все остальные вопросы (возвращение беженцев и вынужденно перемещенных лиц, разблокирование коммуникаций, социально-экономическая реабилитация зоны конфликта, интеграционные процессы в регионе и др.) вполне спокойно умещаются в этот сценарий.

Иными словами, Армения реально выступает в качестве конструктивного переговорщика, Азербайджан - радикального и деструктивного. Такой в общих чертах представляется позиция армянского президента. В идеале она ориентирована на международное признание НКР (в рамках бывшей НКАО и Лачинского коридора) с перспективой ее последующего вхождения в РА. Азербайджан в свою очередь «возвращает» большую часть потерянных советских земель и представляет это на фоне неоспоримого достижения, так как земли эти всегда считались «спорными».

Подобный сценарий в НКР и Армении не принимается однозначно. Оппонентами этого курса выступают разные политические партии и общественные организации, а также отнюдь не малая часть армянского общества. Критики власти по вопросу карабахского урегулирования считают, что необходимо довести до сведения международного сообщества истинные мотивы эскалации, так как оно до сих пор склонно объяснять армяно-азербайджанский антагонизм лишь фактором Нагорного Карабаха, хотя Нагорный Карабах является как раз не причиной этой вражды, а следствием.

Задача, преследуемая властями Турции и Азербайджана, а именно: полное изживание из региона Армянского государства, предполагает наличие некоего стабильного рычага давления на Ереван, каким и является фактор Нагорного Карабаха. Если бы данного вопроса не существовало, то его следовало бы придумать. Именно по этой причине ни Баку, ни Анкара не заинтересованы в урегулировании карабахского вопроса, ибо, потерявши «карабахский рычаг», они вынуждены будут искать иные формы и иные механизмы давления. И едва ли потом легко найдется столь же «всеобъемлющая», как Карабах, плоскость, на которой без труда можно будет «аргументировать блокаду», тиражировать сказки про «миллион беженцев», про «страну-агрессора», про «20% оккупированных земель», ставить жесткие предусловия относительно перспектив разблокирования границы и установления дипломатических отношений. Естественно, азербайджанский лидер никогда не пойдет на компромиссы.

Оппоненты считают, что озвучиваемая на фоне абсолютной бескомпромиссности позиции Баку готовность Еревана идти на территориальные уступки лишь воодушевляет азербайджанские власти, так как «если уже сейчас Армения предлагает нам большую часть оккупированных территорий, то завтра она откажется и от всех других». Иными словами, с точки зрения критиков, готовность Еревана лишь подливает масла в огонь азербайджанского радикализма. Заявляется также, что данный подход почти полностью игнорирует исторический фактор, в том числе современные реалии. Действующая власть подвергается острой критике за нежелание вскрыть перед международным сообществом очевидные факты:

I. Окружающие Нагорный Карабах земли - это именно та площадь, которая в 1920-1930 гг. была насильственно отторгнута от исторического Арцаха, а ее автохтонное армянское население ликвидировано более чем на 75%.

II. «Площадь территориальных уступок» - это именно та площадь, где имело место планомерное уничтожение армянского этнокультурного слоя и его замещение тюркским элементом.

III. Это именно та площадь, тюркское население которой принимало самое активное участие в войне против Нагорного Карабаха, участвовало в карательных операциях, поддерживало тотальную блокаду, снабжало азербайджанскую армию одеждой и продовольствием.

IV. Это именно та площадь, тюркское население которой не занималось в годы агрессии мирным трудом и покинуло эти территории только с отступлением азербайджанских воинских подразделений.

V. Это именно та площадь, которая в годы войны являлась лежбищем террористических организаций, местом дислокации военных баз сил и структур, представляющих интересы международной террористической сети.

VI. Это именно та отторгнутая у армян площадь, которая перешла под контроль Армии обороны НКР ценой многочисленных жертв и в результате азербайджанской военной агрессии.

На фоне наличия таких вот полярных позиций и в целом нездорового состояния армянского политического поля, активизация карабахской тематики способна серьезно расшатать хрупкую стабильность в стране, а при определенных обстоятельствах - трансформироваться в предмет спекуляций со стороны сил, традиционно наживающих свой «политический капитал» путем спекулятивного отношения к важнейшим вопросам национальной истории.

Думается, что сегодня вообще стоило бы остерегаться любых заявлений относительно пусть даже гипотетической готовности к территориальным уступкам, так как Азербайджан и Турция сами ставят предусловия и ни о каком решении карабахской проблемы (естественно, кроме безоговорочной капитуляции) слышать не хотят.

Арис Казинян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 18 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Это серьезная проблема для нас. Незаселенные территории надо как-то заселять. Но кто туда, под азерские пули поедет жить? Отдавать их ни в коем случае нельзя. Но что-то делать надо. Может, китайцам в аренду сдать?
  2. Во всем виновата наша власть. Если бы были хорошие условия для малого бизнеса, если бы чиновники не давили на людей, то дела бы в Арцахе и на освобожденных территориях пошли бы гораздо лучше. И все равно нельзя отдавать азикам ни пяди земли! Много нашей крови там пролито!!!
  3. Отдать 7 тысяч кв. метров, чтобы сохарнить 5 тысяч - несправедливо! Азикам вообще ничего нельзя отдавать. Это наша историческая земля. Это они пусть НАХИДЖЕВАН возвращают! Непонятно, почему до 2007 года строительство на этих территориях велось, а потом резко прекратилось. Именно тогда наши стали подумывать о возврате азикам земель?
  4. Нужно перенимать опыт Израиля по освоению спорных территорий. И нужна государственная программа. А еще нужны такие идейные волонтеры, как тот же Александр Кананян. Человек родом из Тбилиси, жил в благополучной среде, потом некоторое время жил в Италии. Мог бы там и остаться. Но сделал свой выбор. Теперь он на тех самых "оккупированных территориях". Побольше было бы таких, как Кананян!!!!!
  5. А вы где живете?Почему бы вам не последовать опыту Кананяна?
  6. Карабахский клан во главе с президентом Сержем Саргсяном решил привлечь самого «продвинутого» в своих рядах – а именно ЛеВонь Мелик-Шахназаряна… да, мы не ошиблись, его зовут именно ЛеВонь, потому что все вокруг него и он сам распространяет вонь, к которой, наверное, уже принюхалось армянское руководство, поскольку пользуется услугами (в прямом и переносном смысле) ЛеВоня. Этот ЛеВонь уже давно служит в «авгиевых конюшнях» армянского агитпропа и основное его занятие состоит в испускании зловония в СМИ, которым он пытается отпугивать любого, кто решит аргументировано критиковать правящий в Армении режим. Однако, несмотря на всю брезгливость, приходится, надев респиратор, вновь вернуться к личности Левона, кусающего руку того, кто некогда вскормил его – Азербайджан. Этот непутевый уроженец Азербайджанской ССР, не помнящий родства албанскоподданный, то есть арменизированный потомок кавказских албан, переехав в Армению, был вынужден прислуживать армянским властям и агитпропу. ЛеВонь похож на «петушка» в армянском общаке-агитпропе, роль которого мыть парашу, обслуживать все прихоти сокамерников и по совместительству «кукарекать» на любого, кто критикует держателя общака – то бишь президента Сержа Саргсяна, который вместе со своим окружением прославился далеко за пределами Армении преступлениями и мошенничеством. ЛеВонь, место которому «у параши» армянского агитпропа, не зря выполняет роль «опущенного» в иерархии криминального Карабахского клана. Дело в том, что появившийся на свет в азербайджанском городе Гяндже, уже смолоду он стал известен своими нетрадиционными наклонностями. В городе хорошо знали семью Мелик-Шахназаряна и то, что подросток Левон неравнодушен к представителям мужского пола. Молодой ЛеВонь для получения высшего образования не смог направиться в Ереван или Баку, где также проживали армяне, хорошо знавшие его нетрадиционную ориентацию, и он нашел выход в том, чтобы уехать учиться в Ташкент. По словам близко знакомого с ним азербайджанца – соседа ЛеВоня, судьба «жестоко обошлась» с этим армянином и во время его пребывания в Ташкенте, где он также не смог скрыть свою ориентацию. Мы уже касались темы того, что неблагодарные «дети, не знающие своих отцов», вроде Мелик-Шахназаряна используются армянскими спецслужбами против Азербайджана. Хорошую характеристику этой ЛеВони дал известный американский писатель и публицист Феликс Церцвадзе, который называет его «потомоком армян, скорее всего, принявших Ислам, с рожей торгаша со Стамбульского базара». Далее Церцвадзе отмечает, что для того чтобы бегло познакомиться с личностью ЛеВони, он задал в поисковик в интернете словосочетание «Левон Мелик-Шахназарян» и был ошеломлен, когда интернет выдал эпитеты, которыми «величают» ЛеВонь: «нелюдь; мелкий политический шулер; осел; у него крыша съехала; производитель мифов и фальшивок; наследственный осел; его слова – бред сивой кобылы; преступник и человеконенавистник; его проблема – в недостатке мозгов; армянский провокатор; стукач КГБ; армянский Герострат; потенциальный зек; фашист; умственно отсталый; из детей, не знающих отцов; клоун; цепной пес армянского агитпропа Левонь обречен вечно прислуживать армянскому агитпропу, точно также как в древности, которой так любят кичиться армянские националисты, знатные матроны в Армении занимались проституцией, посвящая себя богине Анаит (Анаис). В древности эти девушки, связанные с культом богини Анаит, занимались тем, что отдавались за деньги иностранцам, а заработанные деньги оставляли на алтаре храма Анаит. Вот что пишет о культе богини Анаис древнегреческий географ и историк Страбон:«В Армении богиней проституции почитали Анаис, храм которой напоминал собой храм Мелитты в Вавилоне» Также Страбон дает описание храма богини: «Вокруг этого храма находились обширные поля, окруженные высокими стенами, за которыми жили женщины, посвятившие себя этой богине. Вход сюда разрешался одним только чужестранцам. Жрецы и жрицы этого храма избирались из представителей и представительниц самых благородных и знатных фамилий страны, причем продолжительность служения их богине определялась всегда их родными. Уходя оттуда, женщины эти оставляли в пользу храма все, что они заработали, и с успехом выходили замуж, причем женихи их справлялись в храме об их поведении. Девушка, которую посетило наибольшее число иностранцев, считалась самой желанной невестой». (Чезаре Ломброзо. «Женщина преступница и проститутка». (Страбон. География, кн. XI, гл. XIX.). Упоминания об армянской богини проституции можно встретить в труде французского историка XIX века Пьера Дюфура и известного английского религиоведа и этнолога Джеймса Джорджа Фрезера, которые тщательно осветили этот вопрос. Учитывая нетрадиционные наклонности ЛеВоня не трудно догадаться, почему он выбрал для себя «служение» алтарю армянского агитпропа, которое он и его покровители в армянском руководстве считают для себя «великой честью»… а что еще остается делать таким в прямом смысле обесчещенным как ЛеВонь? Только так он может заработать себе на старость и заодно стать примером для молодого поколения, желающих быть очередными «ЛеВонями» армянского агитпропа.
  7. 1. Простая форма. При ней на первый план выступают явления нарастания аффективной тупости, интеллектуальной непродуктивности (и ряд других симптомов). Эта форма характеризуется медленным нарастанием дефекта. 2. Гебефреническая форма. Характерным для нее является нелепость и дурашливость поведения, нарушение мышления. Течение большей частью неблагоприятное, сравнительно быстро развивается слабоумие. 3. Параноидная форма проявляется наличием различного рода бредовых идей. Часто при этой форме имеют место психические автоматизмы, слуховые галлюцинации (и другие нарушения психики). Течение медленное и в отношении дефекта более благоприятное. 4. Кататоническая форма обычно проявляется в виде ката-тонического возбуждения или в застывании (вплоть до кататонического ступорас полной неподвижностью).
  8. интеллектуальная непродуктивность - это частые ссылки на Страбона и Анаис.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты