№ 8 (167) Апрель (16-30) 2011 года.

Армения – Турция: признание геноцида как условие новых отношений

Просмотров: 4442

Наличие проблем и противоречий в отношениях между соседними государствами в принципе является нормальным явлением, если они не приводят к витку антагонизма и не создают основу нового конфликта между странами.

Основная проблема в армяно-турецких отношениях обусловлена, как известно, политическими причинами, то есть геноцидом армянского народа, осуществленного на рубеже ХIX–XX вв. правительствами султанской, младотурецкой и кемалистской Турции. В результате этого кровавого преступления было уничтожено более 2,5 млн армян в пределах Западной (турецкой) и Восточной (русской) Армении, армяне лишились большей части своей исторической родины в пользу Турции и Азербайджана, а спасшаяся от турецкого ятагана часть армянского народа образовала массовую этническую диаспору в странах Запада и Востока.

Сложившиеся же экономические проблемы в отношениях между современной Арменией и Турцией (транспортная блокада, закрытые границы, периферийное положение Армении в региональных энерго-коммуникационных проектах и др.) являются отражением сложных и глубинных политических обстоятельств. Некоторые читатели могут возразить, поскольку Турция одна из первых признала независимость Республики Армения в декабре 1991 г., но вынуждена была закрыть границы с Арменией и не устанавливать дипломатических отношений с Ереваном, так как существует карабахская проблема и армянские войска удерживают под своим контролем часть «азербайджанских территорий». Ведь именно условия Турции по Карабаху стали причиной провала цюрихских протоколов.

Действительно, Турция одна из первых признала независимость Республики Армения в декабре 1991 г., поскольку новая (третья) Республика из-за политической недальновидности команды первого президента Левона Тер-Петросяна не провозгласила политико-правовую преемственность от первой (Араратской) Республики Армения 1918–1920 гг. А между тем, первая Республика Армения контролировала территории и Карабаха, и Нахичевани, и Карса, она должна была также получить шесть армянских вилайетов Турецкой Армении согласно Севрскому договору от 10 августа 1920 г. и Арбитражному решению президента США Вудро Вильсона от 22 ноября 1920 г. Как же не признать Армению без правовых претензий Еревана на армянские территории, находящиеся в составе Турции и Азербайджана?!

Что же касается Нагорного Карабаха и турецкой поддержки Азербайджану, то это в очередной раз свидетельствует о взаимосвязанности проблемы геноцида армян и проблемы армянских территорий. Карабахский вопрос является частью армянского вопроса, который стал возможным вследствие антиармянской геноцидной политики Турции, массового уничтожения армян в Западной Армении, оккупации армянских территорий, а также кемалистско-большевистского сговора и отторжения от Армении в 1921 г. Нахичевани и Нагорного Карабаха в пользу Азербайджанской ССР.

И если кто-то и может выдвигать предварительные условия для установления армяно-турецких дипломатических отношений и открытия государственных границ, то никак не Турция, а Армения как сторона, пострадавшая от агрессивной и аннексионистской политики прежних правителей Турции. Однако правительство

Р. Эрдогана и А. Гюля избирает другой путь, повторяя политику младотурок и Ататюрка, а «в карете прошлого далеко не уедешь».

В армянской политической действительности с лета 2008 г. шла активная дискуссия о позиции главы армянского государства по установлению дипломатических отношений с Турцией без выдвижения требований по вопросу геноцида. Речь идет о том, что с момента заявления в Москве президента Сержа Саргсяна на встрече с представителями армянской общины России о готовности новых инициатив по установлению дипломатических отношений с Турцией без предварительных условий в Армении и диаспоре проходила не просто дискуссия, а активная критика позиции С. Саргсяна.

При условии, что армянское правительство не имеет широкой коалиции либеральных и радикальных политических сил (например, между правящей республиканской и оппозиционной дашнакской партиями), вопрос о том, как далеко заведет «футбольная дипломатия» президента Саргсяна, оказался серьезным испытанием политической зрелости армянской национальной политики.

Возьмем пример современного правительства Израиля, где премьер Беньямин Натаньяху, представляющий национальный блок «ЛИКУД», в коалиции с ультрарадикальным министром иностранных дел Авидором Либерманом обеспечивает уверенный баланс национальных интересов Израиля в переговорах с Палестиной. В еврейском мире нет и доли сомнений, что Тель-Авив способен допустить дипломатическую опрометчивость, которая обернется новыми политическими потерями для Израиля, а стало быть, и для мирового еврейства.

Современная же политическая система Армении пока что далека от совершенства. В то же время, как отмечает известный армянский общественный деятель в диаспоре Карен Микаэлян, отсутствие эффективного механизма общенационального организованного принятия сбалансированных ответственных решений и совместных согласованных действий с использованием всего потенциала нации остается больной проблемой в армянской политике нового времени, а по сути мы пока что не смогли сформировать армянский фактор в международной политике, имея при этом все необходимые предпосылки и возможности.

Однако от подписания протоколов в Цюрихе до принятия решений в парламенте, то есть ратификации армяно-турецких соглашений, существовала некая дистанция, которую стороны не прошли или отложили до лучших времен. Премьер Реджеп Тайип Эрдоган сопровождал возможность ратификации протоколов в турецком парламенте новыми грозными требованиями по выводу армянских войск с занятых территорий вокруг НКР, что фактически должно было стать одним из достижений турецкой инициативы Платформы безопасности на Южном Кавказе. Резкие ноты в политических заявлениях турецкой стороны, чего и следовало ожидать, привели к тому, что президент Армении Серж Саргсян блокировал процесс ратификации цюрихских протоколов в Национальном Собрании РА.

Визит Саргсяна в США в 2010 г., посещение могилы президента Вудро Вильсона в благодарность за Арбитражное решение по Армении в 1920 г., уверенный отказ от вывода армянских войск из зон безопасности вокруг Карабаха, жесткая позиция в Астане на саммите ОБСЕ по карабахскому вопросу, готовность дать адекватный отпор агрессивным настроениям Азербайджана вплоть до начала новой войны на карабахском театре военных действий, а также утверждение в декабре 2010 г. «Государственной программы развития вооружений и военной техники Армении на 2011–2015 гг.» снискали уважение к президенту Сержу Саргсяну, стали свидетельством уверенного курса лидера Армении по обеспечению национальных интересов и укреплению основ армянской государственности.

Армения подтвердила международной общественности верность миролюбивой политике, готовность установить цивилизованные отношения с Турцией при сохранении сложных политических проблем, а также способность отстаивать свои интересы независимо от давления внешних факторов. Возможность возобновления переговоров с Турцией сохраняется при условии отказа Анкары от вмешательства в карабахский вопрос, от диктовки своих условий, от неопантюркистской и неоосманистской политики в отношении Армении и региона.

Что потеряла и что приобрела Армения от подобных переговоров? Фактически Армения, не приобретя чего-то нового в плане расширения торгово-экономического оборота и транзита товаров через Турцию, ровным счетом ничего и не потеряла. Во-первых, армянский рынок воздержался от экспансии турецких товаров и капитала. Во-вторых, демографический процесс Армении также не претерпел нежелательных изменений. В-третьих, статус-кво Нагорного Карабаха продолжает сохраняться, а армянские войска контролируют НКР и зоны безопасности.

Что же Армения получила позитивного от дипломатических инициатив президента Сержа Саргсяна?

1. Мне думается, что Армения, прежде всего, доказала мировой общественности свою состоятельность как цивилизованное государство, готовое развивать отношения со вчерашним врагом и в рамках международных правовых норм обсуждать проблемы прошлого и настоящего.

2. Следующим успехом можно назвать тот факт, что турецкая инициатива Платформы безопасности на Южном Кавказе, выдвинутая Анкарой после грузино-югоосетинского конфликта, провалилась, поскольку Турция доказала свою несостоятельность в качестве регионального лидера с учетом ее явных предпочтений в адрес Азербайджана и заинтересованности в ослаблении Армении. Турецкие региональные инициативы и тема вывода армянских войск стали предметом дипломатической обеспокоенности и соседнего Ирана, который никак не заинтересован в укреплении Турции на Южном Кавказе и появлении вблизи своих границ международных миротворческих сил.

3. Немаловажным успехом можно считать и то обстоятельство, что тема геноцида и проблема турецко-армянских отношений получила новое звучание в СМИ и общественно-политических кругах в самой Турции, меняются взгляды части рядовых турок и турецкой интеллигенции по оценке исторических и современных проблем отношений с Арменией.

4. Косвенным результатом следует считать рост российско-армянского экономического партнерства. С 2008 г. значительно увеличились торгово-экономические отношения между Арменией и Россией, российские инвестиции в Армении начиная с 1991 г. составили порядка 3 млрд долл. США, а с началом строительства нового блока армянской атомной электростанции с участием российских компаний (других и не предвидится) общий объем российских инвестиций может превысить 5 млрд долл. Иными словами, возможность турецкой экономической экспансии в Армению в случае открытия границ эффективно компенсировалась российскими инвестициями, цена российского газа в 2011 г. для Армении не повысится, а для социально неимущих граждан, может, даже и понизится.

5. Наконец, политика армянского президента стала для ведущих мировых и региональных сил (в том числе для России, США, стран ЕС и Ирана) свидетельством того, что армянский фактор (включая фактор геноцида) является эффективным инструментом политики сдерживания Турции. Вместе с тем, президент Армении не мог не учесть в своей дипломатии мнения широких кругов армянской общественности и политических сил как в Армении, так и в диаспоре. Возможно, данный экзамен на прочность армянской политики будет стимулировать реформу политической системы в Армении, а также способствовать формированию нового эффективного механизма общенационального организованного принятия решений и совместных действий с использованием всего потенциала нации, то есть появлению самостоятельного армянского фактора в международной жизни.

Армения, как отмечает президент Серж Саргсян, может отозвать свою подпись с цюрихских протоколов ввиду бессмысленности каких-либо ожиданий изменения политики Турции. Что же касается военной угрозы Азербайджана, то, как справедливо отметил Серж Саргсян в интервью радиостанции «Эхо Москвы», и в начале 1990-х гг. Баку, развязав войну против Нагорного Карабаха, питал иллюзии о том, что в очень скором времени азербайджанские солдаты будут пить чай в Степанакерте, а затем мыть сапоги в Севане, но вся эта агрессивная кампания завершилась тем, что Азербайджан вынужден был запросить перемирия у Карабаха. И сейчас Армения против всякой войны и выступает за мирное урегулирование карабахской проблемы, но это не означает, что армянская сторона не готова к войне. Как говорится, хочешь мира, готовься к войне.

Правительство и оппозиционные силы Турции, пытаясь показать свою толерантность по отношению к турецким гражданам армянского происхождения, отмечают, что на предстоящих 12 июня 2011 г. выборах в парламент планируют выдвинуть в ВНСТ ряд армянских кандидатур (например, Маргара Есаяна, Петроса Шириноглу, Татеоса Бабека, Джери Хримяна, Мелкона Каракесе, Гегама Карапетяна). Спустя 45 лет армяне вновь могут оказаться в турецком парламенте, что, правда, вряд ли позитивно скажется на позиции турецкого правительства как в отношении установления дипломатических отношений с Арменией, так и признания факта геноцида армян.

Вместе с тем, в отдельных политических кругах Турции появляется паника, связанная якобы с тем, что в современной турецкой политической и экономической элите немало армян с турецкими фамилиями, которые и готовят подрыв основ кемалистской государственности, оказывают поддержку исламистам, поскольку ислам не имеет (и это правда) никакого политического отношения к трагедии и преступлению – геноциду армян.

Исключая турецкие конспирологические мифы об армянской угрозе, следует иметь в виду, что младотурки и кемалисты создали ложную историю современной Турции, свои кровавые преступления прикрыли политикой вестернизации, тюркизации общества и отделением ислама от государства. Возвращение же ислама в политическую реальность Турции способно пересмотреть новейшую историю турецкого государства, осудить преступления турецких фашистов, признать геноцид армян, предоставить армянам чартер и концессии в пределах исторической Западной Армении, установить политико-правовую публичность армяно-турецких отношений, вернуть через капитал армянский этнический фактор в регион Малой Азии, стабилизировать ситуацию в юго-восточных регионах страны, где преобладает курдское население, доказать всему миру способность исламской Турции быть цивилизованным членом европейского сообщества, важным партнером на Южном Кавказе и в Центральной Азии.

Приближается 100-летие преступления – геноцида армян. Турция должна избрать новый путь развития, исключающий противостояние и включающий концептуальное сотрудничество с Арменией и мировым армянством. Осознание того факта, что именно армянский вопрос может стать предметом более тесного партнерства США и России на Южном Кавказе и в Малой Азии, должно отрезвить турецкую политическую элиту. Роль Израиля в ближневосточных делах Турции постепенно сходит с региональной арены, американцам нужен новый фактор в кавказско-малоазийских делах, Турция остается одним из сателлитов США, но не флагманом западной политики на юго-восточном направлении. Россия же несет ответственность за безопасность Армении, поскольку без этой малой Армении, не имеющей особых сырьевых ресурсов и коммуникационных возможностей, Россия теряет присутствие на Южном Кавказе, а вместе с этим и на всем Кавказе.

Многие армяне независимо от статуса и гражданства, естественно, критично оценивают последнюю встречу российского президента Дмитрия Медведева и турецкого премьера Реджепа Эрдогана, состоявшуюся 16 марта с.г., то есть в день 90-летия со дня подписания Московского большевистско-кемалистского договора, по которому армянские территории Карса, Ардагана, Артивна, Сурмалинского уезда с большим и малым Араратом без учета мнения Армении были переданы Турции, а Нахичевань – под протекторат Азербайджанской ССР. В этой связи можно нередко услышать такие реплики: «Могли бы США допустить подобное неуважение к стратегическому союзнику Израилю? Почему же Россия ведет себя таким образом по отношению к Армении?»

Очевидно, что США подобных огрехов не допустят в отношении Израиля, поскольку Вашингтон знает цену Израильскому государству и его роль в своей региональной политике. Но более того, еврейское лобби не допустит подобных отступлений американской политики ни на тактическом, ни тем более на стратегическом уровне. При этом еврейское лобби достаточно организованно, еврейский мир имеет высокий вес в мировой экономике и мировом капитале – это обстоятельство компенсирует скудность экономических ресурсов Израиля в сравнении с нефтяным Арабским Востоком.

В российско-армянском случае многое выглядит иначе. Москва, в отличие от Вашингтона, не имеет активной и ясной южной (кавказской) стратегии. В России довольно высокий уровень коррупции, что в условиях несовершенства федерализма и проблем внутреннего этнорелигиозного (а точнее, тюрко-исламского) сепаратизма создает высокую напряженность в определении вектора национальных интересов России. Российская экономика во многом остается зависимой от сырьевого потенциала и энергетического транзита. Политика, определяемая трубой, не может не учитывать фактор Азербайджана. Соответственно стратегический союз России и Армении дополняется стратегическим партнерством с Азербайджаном. Наконец, армянский фактор (бизнес, лобби, диаспора) не соответствует требованиям времени и недостаточно организован, чтобы обеспечить высокую защиту интересов Армении.

Остается напомнить 16 марта 2001 г. – день, когда члены группы турецких боевиков Мохаммеда Токчана организовали новый террористический акт с использованием чеченского вопроса на борту воздушного судна «Внуковских авиалиний», в результате чего погибла русская стюардесса. Все течет, все меняется. Одно ясно – что русские не могут отказаться от Армении, поскольку их место всерьез и надолго займут американцы. Остается договариваться и делить сферы влияния.

Международные договоры заключаются не для того, чтобы их не выполняли. С точки зрения международного права Арбитражное решение «вильсоновской Армении» с территорией более 160 тыс. кв. км (с учетом территорий Восточной (русской) Армении) является обязательным документом как для Турции и Армении, так и для США и всех стран, подписавших Севрский мир. Оно обязательно для США не только потому, что вынесено президентом США, но и потому, что на этом решении поставлена Большая печать Соединенных Штатов. Фактически на ту часть Армении, которая остается в Турции, США могут распространить свое влияние.

Политическая проблема геноцида армян по-прежнему остается главной проблемой армяно-турецких отношений, ликвидация последствий этого преступления является залогом успешности политики не только Армении, но и Турции. Успехи Турции могут кратно возрасти в случае развития эффективных отношений с Арменией, и наоборот, Турция столкнется с новыми проблемами и потерями, если продолжит политику отрицания геноцида, давления на Армению и вмешательства в карабахский вопрос. Новый военно-политический кризис Армении, так или иначе, скажется на Турции, турецко-иранских, турецко-российских, турецко-американских, турецко-европейских и турецко-курдских отношениях. Турции следует проводить в отношении своих соседей не политику лидерства и давления, а ориентироваться на уважительное и выгодное партнерство. Лидерство турецким политикам следует проявлять внутри самой Турции, они, как справедливо отмечает президент Армении Серж Саргсян, «нам не указчики».

Александр Сваранц, доктор политических наук

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 8 человек

Оставьте свои комментарии

  1. интересные рассуждения автора. Хорошая публикация. Но откуда известно, что у Кремля нет разработок (стратегий) по всему Кавказскому перешейку? Возможно таковые и имеются. армянам не нужно заботиться об модернизации политической системы ТР - пусть это гос-во завершит свой жизненный цикл.
  2. Профессор Сваранц, как всегда, убедителен. Добавить нечего. Только вот в терминологии надо нам определиться раз и навсегда. Первая республика почему-то тут названа Араратской. Впервые слышу. Первая республика - Армянская Республика (АР), Вторая - Советская Армения (Арм. ССР), Третья - Республика Армения (РА). Тогда и путаницы не будет. Как и в случае с Арцахом. И НКР его называют (как правильно!), и Арцахской Республикой, и Республикой Арцах... Только непонятно, почему Тер-Петросян не признал правопреемственность Первой и Третьей Республик? Получается, тогда мы могли бы требовать возврата земель и выполнения Турцией условий Севрского договора? Почему Армения не может сейчас вернуться к этому вопросу?
  3. Спасибо автору. Безусловно хорошая статья. Но не хватает здесь одного важного момента - вслед за геноцидом 15-го года, Армения понесла, другой сокрушительный и не менее трагичный удар, но уже по воле и желанию большевицкой России - потеряла значительную часть своих исконных территорий, о которых, хоть и не полностью, упоминает господин Сваранц. Настаивая на признании геноцида, не стоит забывать и про это. Более того, не кажется ли вам, что сегодня Россия должна признать и осудить этот преступный сговор Кремля с кемалисткой Турцией? Но увы, очевидно, что вряд ли это будет сегодня признано, ведь тогда нужно признать и все другие злодеяния большевиков... Но если бы в отношении армянских исторических территорий со стороны России сегодня это произошло бы, тогда в Анкаре к геноциду может изменились бы взгляды. А с Вами уважаемый Макс согласен: нигде в источниках не встречал, чтоб Первая Республика называлась Араратской. Да, на гербе тогда был Арарат, но не более того. Может мы с Вами не все знаем?
  4. словосочетание "Араратская республика" например встречается в официальной переписке Британских чиновников с представителями первой республики.
  5. в 1927-30 оказывается существовала ещё одна Араратская Республика - самозванное курдское квази государство, на востоке Турции, на территории нынешнего ила Агры (окрестности горы Арарат); объявилена независимость в ходе восстания курдов. одно из сёл на склоне горы была объявлена временной столицей . Глава "республики" - Хойбун , послал обращения к Великим державам и в Лигу Наций с просьбой о признании и помощи. Не получив помощи, в 1930 т. н. Араратская Республика была ликвидирована.
  6. Уважаемый Уфаеци, эту терминологию надо закрепить в Армении на законодательном уровне. Первая республика _ Армянская Республика, Вторая - Советская Армения, Третья - Республика Армения. И никаких Араратских, разумеется. Г-н Сваранц тут погорячился :) Это как в случае с Дюрренматтом (правда, беллетристу простительно). В его "Визите старой дамы", как Вы помните, героиня Клара Цаханасьян стала миллионершей, благодаря тому, что подцепила некоего нашего соплеменника с редкой фамилией Цаханасьян. Так вот, этот любитель рыжеволосых красавиц, по Дюрренматту, был владельцем притонов в Гонконге (широта армянского таланта!), еще-то чего международного и транснационального (уже не помню), а также... "араратской нефти". Да-да, именно так. Загляните в эту пьесу, именно "араратской нефти". Подозреваю, что Дюрренматт тут имел ввиду Гюльбенкяна, мистера 5 процентов. И вообще драматург высоко ценил предпринимательские способности зарубежных армян. Ну и их слабость к красивым женщинам тоже :) Всего Вам доброго! Спасибо Вам за любовь к Армении! С наступающим праздником Пасхи!
  7. По моему, сегодняшнее название Армении - Третья Республика Армения, все расставляет на места. А насчет широты таланта армян это особый разговор. Наверно им нет равных.
  8. Армяно-турецкие отношения под рубрикой "Разное"... Странно.
  9. Интересно,почему столько пишут про геноцид армян,про Турцию,про Россию,про Азербайджан,и ни-че-го про Германию в этом непростом вопросе?Кто придумал,кто снарядил,кто обучил,кто направил?....
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты