№ 11 (170) Июнь (1-15) 2011 года.

Дед великих Побед

Просмотров: 2413

Каждый день мы проходим мимо пожилых людей, даже не задумываясь над тем, сколько трагических событий видели их глаза, сколько удивительных историй прошло через их сердца. Они проходят мимо и, растворяясь в суетливой толпе, уносят с собой сокровища житейской мудрости и опыта, умение жить и выживать.

Пройдет человек, и останется в душе осадок горечи от неиспользованного шанса, от незаданного вопроса, от потерянной возможности. Нет, нельзя бесконечно упускать эти драгоценные минуты общения. Тем более что перед нами человек, по-солдатски смело перешагнувший через девятый десяток непростых, героических лет, повидавший на своем веку немало горя, но сумевший преодолеть все невзгоды и лишения.

Мы беседуем с Павлом Григорьевичем Иоаннисиани, ветераном Великой Отечественной, кавалером ордена Славы 2-й степени, награжденным медалями «За отвагу», «За оборону Москвы», «За взятие Берлина», «За освобождение Праги» и «За Победу над Германией».

– Павел Григорьевич, к Вам вопрос как к настоящему Деду с большой буквы: одной из самых уродливых язв современной армии является так называемая дедовщина. Было ли что-то подобное во время войны?

– Ничего даже подобного не было и быть не могло. Ни офицеры, ни старослужащие не унижали молодых солдат, а наоборот – оберегали их, помогали, готовили из них настоящих бойцов. Дисциплина во время боевых действий – это не прихоть, а жизненно необходимая обязанность. Помочь товарищу, прикрыть его от вражеского огня, вытащить раненого из-под обстрела – это работа, которую мы добросовестно выполняли каждый день.

– А вопрос национальной принадлежности когда-нибудь поднимался?

– Вероятно, в душе каждый молился своему богу и оставался русским, армянином или казахом, но в бой мы шли одним народом и не делились по национальному признаку. Да и как можно об этом говорить, если у меня, к примеру, мама русская, а отец наполовину грек, а наполовину – армянин, рожденный в Нагорном Карабахе. Кто я? Что я должен любить больше: армянский язык, который у меня в крови, или русскую песню, которая помогала мне выжить и полюбить?! Глупости это все. Будь тем, кем ты хочешь быть, и уважай тех, кто находится рядом, – вот и вся истина!

– В последнее время, особенно в западной либеральной прессе, часто стали появляться материалы о «миллионах изнасилованных немок» и «зверствах русских солдат» на освобожденных территориях. Могла ли Советская Армия вести себя так, как вели себя фашисты на нашей земле?

– Вы как снайпер – бьете прямо в сердце. Нет больнее и лживее этих утверждений. Мы видели тот кровавый след, что оставили после себя немецкие войска, и даже психологически не могли вести себя так же, как они. И напротив, наши солдаты помогали гражданскому населению, кормили голодных и лечили больных. И именно благодаря такому гуманному поведению после войны так высоко поднялся авторитет советского солдата, как защитника и освободителя. Конечно же, это не нравилось многим в мире, в том числе и нашим союзникам, которые совершенно бессмысленно выжгли город Дрезден, наполненный гражданскими людьми и беженцами, а потом сбросили атомную бомбу на Хиросиму и Нагасаки. Я не исключаю того, что именно эти силы хотели использовать Гитлера для захвата СССР. Недаром Збигнев Бжезинский называет ту же цифру, что и Гитлер – 50 миллионов человек, – по их мнению, достаточную для того, чтобы поддерживать жизнедеятельность заводов и трубопроводов на российских территориях.

– Павел Григорьевич, у нас есть информация о том, что Вашему отцу было присвоено звание «Почетный гражданин города Грозный» и его именем названы улицы в Чечне и в Белоруссии.

– Отец мой Григорий Зиновьевич (Зинавурович) Иоаннисиани родился в 1888 году в селении Саров Елизаветпольской губернии Российской империи, ныне территория Нагорно-Карабахской Республики. В 1906 году вступил в члены бакинской организации РСДРП, руководил рабочим кружком, собирал средства в фонд газеты «Правда», распространял ее и сам писал статьи.

Как член стачечного комитета участвовал в забастовках на нефтепромыслах в городе Баку. В 1914 году был аресто­ван. В 1915 году бежал из тюрьмы и перебрался в город Гроз­ный. Здесь он активно участвовал в революционно-партийной работе. После Февральской революции был избран в Грозненскую городскую думу. По поручению пар­тийной организации создал профессиональный союз торго­вых и промышленных служащих, был избран председателем этого союза. В конце 1917 года был избран председателем ревкома. В апреле 1918 года был избран заместителем председателя Грозненского Совета рабочих и солдатских депутатов. Находился на партийной работе в Грозном до 1933 года, после чего был направлен в Москву, а затем в Белоруссию, где работал вторым секретарем ЦК компартии. Его брат Павел Зиновьевич Иоаннисиани – врач-хирург, участник Первой и Второй мировых войн.

– События прошлого века – революции и войны – смешали людей и судьбы. Многие потеряли родственные связи, а Вы их помните?

– Человек без памяти, что дерево без корней. Мы должны восстановить связь поколений, если она была потеряна по каким-то причинам. Неважно, кем был мой дед – банкиром или сапожником, важно другое – какую память он оставил о себе!

– А действительно, кем был Ваш дедушка?

– Зиновий, или точнее Зинавур-бек, Иоаннисиани основал первое в Карабахе Шушинское реальное училище и являлся официальным представителем на Кавказе компании «Зингер». О нем ходит много легенд. Интересный был человек!

– В апреле Вам исполнилось 90 лет. Как Вы отметили этот День Победы над возрастом?

– Мне есть кем гордиться! Это мои родственники, мои внуки и правнуки. Да вы наверняка о них слышали. Фамилия Гулян вам о чем-то говорит?

– Вы имеете в виду Эдуарда Гуляна – сопредседателя Клуба «Друзья Арцаха» и, по версии Радио «Свобода», самого оптимистичного армянина России?

– И Эдуарда, и Карена, и Ашота Гуляна, и Машу Шувалову, и Лену Алексееву, и всех других моих внуков и правнуков – они устроили мне по-настоящему королевский прием, с музыкой, многочисленными гостями и подарками. Теперь придется жить до 100 лет – хочется посмотреть, что же они тогда придумают…

Вот такой получился разговор с Павлом Григорьевичем Иоаннисиани – жизнерадостным и неунывающим ветераном Великой Отечественной войны, которого чествовали благодарные внуки, многочисленные родственники и друзья в день его девяностолетия.

Как выяснилось в течение торжественного мероприятия, у многих из присутствующих оказались очень похожие судьбы. Их далеких предков разбросало по всему свету. Многие сроднились с другими народами: русскими, евреями, греками и поляками. Но все пронесли через столетия любовь к армянскому языку и армянской культуре – богатой, древней, закаленной в огне страданий и невзгод.

Виктор Матвеев

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 9 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Крутой ДЕД!Молодец!
  2. Хороший,добрый материал.Нужно учиться долго жить!
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты