№ 12 (171) Июнь (16-30) 2011 года.

Амнистия как способ оживить политический сезон

Просмотров: 1423

В конце мая около 400 человек покинули тюрьмы. Это девятая по счету амнистия со времен независимости, такая же амнистия произошла и в Азербайджане, правда, масштабы иные – там амнистировано около 70 человек. Амнистия есть замечательный способ для власти проявить «милость к падшим», в современных терминах – хороший пиар. Правда, остается открытым вопрос: зачем давать людям такие сроки, если потом приходится их «скостить»?

Решение об амнистии в парламенте прошло с коммунистическим единодушием: 91 за, 1 воздержался, скорее всего нажал не на ту кнопку, 0 – против. В неволе, по версии Левона Тер-Петросяна, находятся еще двое политзаключенных – Мурад Боджолян и Саркис Ацпанян. Последний в конце 2008-го предупреждал о покушении на Сержа Саргсяна, которое не состоялось. Была ли в этом заслуга Ацпаняна или нет – поди разберись. Но его, видимо как горе-вестника, от греха подальше запрятали по обвинению в ложном доносе. Боджолян же сидит за шпионаж с 2002 г. Это первый армянский шпион времен независимости, к тому же в прошлом личный переводчик Левона Тер-Петросяна. Поскольку национальная безопасность Армении фактически дебютировала обвинением в шпионаже, ярких свидетельств в пользу его шпионской деятельности найти не удалось, и многие его обвинение объясняют завистью коллег.

Содокладчики Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) по Армении Джон Прескотт и Алекс Фишер всячески приветствовали амнистию, добавив, что не мешало бы и возобновить расследование по делу о 10 жертвах событий 1 марта 2008 г. Хотя вряд ли новое расследование что-то даст. Разве что появится новый свидетель, который что-то вспомнит. Единственный новый акцент в расследовании – это перевод стрелок на экс-президента Армении Роберта Кочаряна и иже с ним, что вряд ли обречено на успех. Прежде всего, он связан с нынешним президентом не только дружескими узами, но и, наверняка, гарантиями взаимной безопасности. Исходя из политической необходимости, к которой принуждает президента Саргсяна Армянский национальный конгресс, он может поиграть с ними в эту игру, но вряд ли она зайдет сколь-нибудь далеко.

Всякая амнистия есть процесс взяткоемкий, может, еще и этим обстоятельством объясняется его частая повторяемость. Во времена советской власти один мой родственник сидел за финансовые нарушения в области строительства. Он действительно хорошо строил и изводил начальство своими требованиями. Его предупреждали, что терпение начальства не беспредельно, но ему казалось, что результат важнее отношений, за что и поплатился. Так вот, во время как бы демократического обсуждения начальства зоны вместе с сидельцами деталей амнистии – кого выпускать, а кого нет – начальник колонии заявил одному из заключенных, что не может его выпустить по амнистии – не внушает доверия.

– Гражданин начальник, гражданин начальник! Произошла страшная ошибка, – взлетел со стула заключенный, – брат мой узнал поздно, приехал вчера ночью, внушил доверие и уехал!

Заместитель кивнул начальнику – мол, так и было. Заключенного амнистировали, но с тех пор «внушить доверие» для моего окружения означает дать взятку. Так вот, чтобы заключенные не «внушали доверие» начальству, министром юстиции Товмасяном обещано проследить за всеми перипетиями амнистии.

В пенитенциарной системе Армении содержались до амнистии около 5100 человек, т.е. 0,17% населения. По словам правозащитника Артура Сакунца (ИА «Регнум»), на долю каждого заключенного приходилось менее 2 кв. м площади, в то время как по международным стандартам должно быть выделено не менее 4. Пресс-секретарь УИУ Минюста Армении Арсен Бабаян тоже считает, что проблема перенаселенности имеет место. Амнистия смягчит проблему, но настоящий выход – в строительстве новых УИУ в Армавире и Горисе.

Честно сказать, трудно представить, как на площади даже 4 кв. м можно исправить человека. Армения была и пока, слава Богу, остается страной с низким уровнем преступности. Кажется, что, применяя не связанные с лишением свободы методы наказания, можно было бы и дальше снизить количество заключенных. И вообще, крепко думать, лишая человека свободы. Кажется, что такого размаха событий 1 марта можно было бы вообще избежать, имея квалифицированные кадры в полиции и нацбезе.

Амнистированные тем временем включились в политический труд и отметились на митинге 31 мая. Компанию на трибуне им составил Чрезвычайный и Полномочный Посол Германии в Армении Ганс-Йохан Шмидт, «чтобы обеспечить себе лучший вид» – как он сам заявил корреспонденту NEWS.am. Для полноты картины ему бы, наверное, следовало сказать пару слов, но, верный дипломатическому этикету, посол воздержался. Лидер же Армянского национального конгресса Левон Тер-Петросян оценил амнистию как крупное завоевание оппозиции, в дальнейшем придерживаясь представлений то ли Куроня, то ли Михника времен польской «Солидарности» о том, что власть становится адекватной только тогда, когда к виску ее приставлен пистолет. Злоупотреблять силой, однако, Левон Тер-Петросян не собирается и вскорости пойдет на переговоры с властью по 15 пунктам, в том числе и социально-экономическим. Среди них и досрочные выборы парламента и президента. В этом начинании его поддержал и попавший на митинг как бы «с корабля на бал» наиболее раскрученный экс-политзаключенный Никол Пашинян. И если требование о выборах президента поддается какой-то логике – до новых еще два года, то выборы в парламент уже в будущем году, административный ресурс полностью на стороне РПА - Республиканской партии Армении, и эти выборы, как считают многие, только закрепят главенствующее ее положение. Что же касается электората АНК, то больше он не стал. И не потому, что народ полюбил власть, а потому, что разочаровался в АНК. Кое-кто вспомнил, что Левон Тер-Петросян сам является родоначальником той системы власти, которой объявил войну, и что экс-президент Роберт Кочарян, которого он сегодня называет «самым нервным человеком Армении, охваченным паникой», является его назначенцем на пост премьера.

Видимо, сам Тер-Петросян тоже не склонен переоценивать свои возможности. По крайней мере, в его обширном докладе прозвучало сострадание к тяжкой доле власти и неприятие революционных способов борьбы. Чтобы как-то подсластить пилюлю для радикального крыла сторонников, ему пришлось напомнить, что он по-прежнему считает «пирамиду власти Армении нелегитимной, бандитской, криминально-олигархической, татаро-монгольской». Правда, не избежал он мужественно перечислить и те нелестные характеристики, которыми наделяет АНК власть.

Вскоре состоятся переговоры АНК с представителями власти, и есть вероятность, что тема внеочередных выборов в парламент станет неактуальной. Правда, отказ от бессмысленной затеи при определенном пиаре можно будет подать, как пример уступчивости и благородства. В остальном же у АНК есть хорошие шансы провести несколько решений, способствующих развитию страны. Одно из них уже принято – согласно закону «Об общественной службе РА» предусмотрено создать государственную комиссию по этике, одной из основных функций которой будет отслеживание богатства высокопоставленных должностных лиц и их ближайших родственников, а также обнародование представленных ими деклараций. Как и против кого будет применяться закон – сказать трудно, но лучше все-таки с законом, чем без. Еще бы внятный закон о таможенных пошлинах, свод законов, запрещающих «кошмарить» бизнес, и АНК вполне бы смог оставить о себе хорошую память. Что же касается дальнейшего развития страны под водительством республиканцев или АНК, то все больше людей жаждут появления «третьей силы», которое все никак не состоится. Новых политиков почти что нет, а старые особого доверия не внушают.

И, в заключение, о соседях. Несколько лет назад я пересекал грузинскую границу и с удовольствием для себя заметил, что наши пограничники в сравнении с грузинскими выглядели более подтянутыми. Увы, картина изменилась. «В настоящий момент проблемы при пересечении армяно-грузинской границы связаны только с армянской частью, что является не чем иным, как результатом глупости и недостаточного внимания армянских чиновников», – считает замдиректора Института «Кавказ» Сергей Минасян. Что, в свою очередь, становится разъединяющим фактором между Арменией и Джавахетией (ИА «Регнум»). Еще в январе, заявив, что со стороны Грузии границу можно пересечь за 2-3 минуты, Михаил Саакашвили призвал к тому же армянские власти. Но наши «сами с усами» и лучше других знают, как и что им делать. Еще пару лет назад практически во всем, что касалось здравого смысла, мы упорно лидировали в регионе. Но теперь чем дальше, тем чаще нам приходится отдавать Грузии пальму первенства. Обидно, да?

Что же касается Азербайджана, то тут без перемен. Азербайджан по-прежнему видит одно-единственное решение конфликта – забрать все, что хочется, но еще и с колоссальным довеском. Как заявил недавно заведующий общественно-политическим отделом администрации президента Азербайджана Али Гасанов: «Нам нужно мирное сосуществование, а не война. Нам нужно мирное развитие. Но ничто не заменит территориальную целостность и суверенитет Азербайджана. Если будет нужно, мы готовы отдать жизнь за территориальную целостность». Возникает прежде всего вопрос: кто эти самые «мы» и сколько их? И как выглядит этот самый момент, когда человек отдает жизнь за территориальную целостность? Как реинкарнация лозунга «За Родину, за Сталина», «За территориальную целостность Азербайджана» звучит как выписка из бюрократического протокола. Что же совсем определенно – так это то, что под словом «мы» г-н Гасанов должен иметь в виду и самого себя. Вот тут он точно лукавит. Вряд ли он, будучи высокопоставленным чиновником, богатый и успешный, настолько готов к самопожертвованию. А если и готов, и прямо-таки жаждет свести счеты с жизнью – то это уже к психиатру.

Арен Вардапетян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 2 человека

Оставьте свои комментарии

  1. прочитал последний абзац - очень смешно!
  2. Вот, Аре, уже немного лучше стал писать.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты