№ 13 (172) Июль (1-15) 2011 года.

Разрешат ли женщинам Азербайджана сменить «дресс-код»?

Просмотров: 2086

В июне 2011 года в Азербайджане снова оживилась «исламская тема». В столице республики – Баку широкое распространение получили листовки, в которых их авторы (пожелавшие сохранить инкогнито) выступили с требованиями отменить практику запрета хиджаба в учебных заведениях. С их точки зрения, подобный запрет является нарушением прав человека. Помимо анонимных листовок местного происхождения, группа общественных деятелей из мусульманских стран открыто обратилась к властям Азербайджана с требованием отменить запретительный «дресс-код» для учебных заведений. Среди тех, кто поставил свои подписи под обращением, были кувейтский журналист и писатель Абдул Азиз Абдулла Аль-Ганаи, ливанский правозащитник, меценат Яхья Яхья, профессор университета из Иордании Мухаммед Хисхам, профессор университета Туниса Мурад Аль-Рависи, пакистанский писатель Мурад Хаджби.

История с ношением хиджаба была актуализирована в ноябре прошлого года, когда Министерство образования Азербайджана ввело запретительные меры для учениц средних школ (с формулировкой, что это не является атрибутом школьной формы). В этой связи не случайно то, что на июньских листовках 2011 года изображен перечеркнутый портрет министра образования Мисира Марданова со словами: «Каждый имеет право одеваться и получать образование, соответствующее его вере». Однако и сегодня представители министерства говорят о том, что Азербайджан – светское государство, а по закону об образовании школьницы могут носить только утвержденную школьную форму, но не что-либо, что актуализирует их религиозную идентичность. Как бы то ни было, а ноябрьское решение республиканских властей привело к серии протестов в защиту хиджаба. Они прошли в декабре 2010 года и не ограничились рамками одного лишь Баку. В течение двух декабрьских недель акции протеста состоялись в столице Азербайджана (10 декабря), в Массалы (15 декабря), поселке Нардаран (18 декабря) и в Гяндже, втором по численности городе Азербайджана (24 декабря). Таким образом, снова был жестко поставлен вопрос о соотношении светских и религиозных элементов в образовании.

Между тем вопрос о хиджабе – это лишь частный случай оживления «исламской темы» в прикаспийской республике. Так, 12 января Генеральная прокуратура и МВД Азербайджана выступили с совместным сообщением в связи с арестом лидера ИПА (Исламской партии Азербайджана) Мовсума Самедова. Если следовать тексту заявления, то фигурант подозревается в нарушении общественного порядка и подготовке терактов. Другими участниками этого дела назван двоюродный брат подозреваемого Даянат Самедов и ряд других его родственников. Сама ИПА с этого времени фактически перешла на полуподпольную деятельность. Мовсум Самедов – фигура в азербайджанском «политическом исламе» известная. В 2009 году он жестко публично выступал против визита в Баку президента Еврейского государства Шимона Переса. «Израиль окончательно потерял всякое доверие мусульманских государств, и поэтому приглашение президента Израиля – большая ошибка», – заявлял он тогда. Впрочем, в 2009 году Самедов и его соратники рассматривались, как «системные лидеры» исламских общественных объединений, действующих в рамках азербайджанского законодательства и не являющихся экстремистскими. Сегодня ситуация иная. Впрочем, инцидент с Самедовым, как и проблема исламского «дресс-кода», далеко не единственный, он скорее видимая часть айсберга. «Ваххабитский вирус развился у нас в последние несколько лет», – утверждает азербайджанский правозащитник Ильгар Ибрагимоглу. Между тем, политический радикальный исламизм в республике не сводим к одному лишь «ваххабитскому вирусу», который проникает в Азербайджан из российского Северного Кавказа (прежде всего, из Дагестана), а также произрастает на местной почве. Не будем забывать о том, что шиитская традиция в Азербайджане исторически очень сильна. Отсюда и проникновение другой разновидности радикализма, связанного с иранским опытом строительства исламской государственности. И эта разновидность с «ваххабизмом» (салафийей) не имеет ничего общего.

В чем же причина обострения религиозного вопроса в Азербайджане? А о том, что таковое имеет место, свидетельствует и серия процессов над лидерами и активистами различных радикальных группировок начиная с весны 2006 года. Радикализация азербайджанского общества – явление многоплановое, и с одной меркой к нему подойти невозможно. Рассмотрим лишь некоторые внутренние и внешние факторы, оказывающие, с нашей точки зрения, наибольшее воздействие на эти процессы.

После того, как в 2009 году азербайджанский президент Ильхам Алиев с успехом реализовал свой проект по пролонгации пребывания у власти (к Конституции были приняты поправки, снимающие ограничения на число легислатур для одного человека), политолог Ариф Юнусов определил внутриполитическую динамику в Азербайджане емким словом «узбекистанизация». О чем идет здесь речь? Конечно, не о том, что одна страна механически уподобляется другой. Юнусов пытался привлечь внимание экспертов к важной тенденции: сворачивание светской оппозиции в мусульманской стране неизбежно ведет к росту радикального исламизма. Сегодня в Азербайджане светская оппозиция слаба, раздроблена, не имеет новых ярких лидеров и новых идей. Но если в этой ситуации парламент становится «не местом для дискуссий», политический процесс переносится на улицу или в подполье. Между тем, проблема светской оппозиции – это не только административный ресурс, используемый командой президента. Это, среди прочего, и неготовность ее лидеров к формированию адекватной альтернативы действующей власти. В условиях этого политико-идеологического вакуума пустоту начинают заполнять радикалы. Пока их ресурсы не столь велики, хотя и здесь есть определенные нюансы. Так, Азербайджан известен, как стратегический партнер Израиля. Этот факт тщательно транслируется азербайджанской дипломатией. Но обратим внимание на то, что в ходе значимых для Еврейского государства операций («Литой свинец» в секторе Газа) Баку занимал «позицию над схваткой». И старался не осуждать действия того же ХАМАС. Почему? Да просто потому, что не хотел раскачивать ситуацию внутри страны. Вспомним и другой пример. Несколько лет назад многолетний лидер мусульман республики Шейх уль ислам Аллашукюр Пашазаде, ни в каком радикализме ранее не замеченный и, напротив, лояльный власти сверх всякой меры, заявил о возможности «джихада» за Карабах. Значит, религиозный фактор «по умолчанию» значит много больше, чем официально декларируется.

От внутренних сюжетов перейдем к внешним. После распада СССР и обретения независимости Азербайджан позиционирует себя, как последовательный союзник Турции. Та модель светского государства, которая воплощена в постсоветском Азербайджане, сильно напоминает (с определенными, конечно, поправками) кемалистскую Турцию. Эти параллели видны во многом. Даже в портретах Гейдара Алиева на центральных и отдаленных улицах и проспектах азербайджанских городов, выдержанных в стилистике а-ля Ататюрк. Но сегодняшняя Турция, ведомая партией «Справедливость и развитие» во главе с успешным премьером Реджепом Тайипом Эрдоганом, проводит активную ревизию кемализма. Это, естественно, не отказ и не переписывание истории. Но, как минимум, серьезное переосмысление соотношения светских и религиозных компонентов во внутренней и внешней политике страны. Этот процесс не может оставить в стороне и Азербайджан. Как не может его пройти стороной и «арабская весна» 2011 года с ее мощным эгалитаристским и антикоррупционным пафосом (в котором видны и религиозные мотивы). Не зря тема трансляции «арабского опыта» на азербайджанскую почву так популярна среди оппозиции, несмотря на ее слабость и разрозненность. Особое значение играет здесь и «российский фактор». Только не в традиционном его «нагорно-карабахском измерении». Упомянутый нами выше «ваххабитский вирус» тесно связан с динамикой в крупнейшей и самой многочисленной северокавказской республике РФ – Дагестане. Сегодня именно Дагестан (а не Чечня) является своеобразным «лидером» по количеству террористических атак. С крупнейшей на Кавказе дагестанской группировкой «Джамаат Шариат» связывают и теракты в московском место в 2010 году. «Шариат» уже отметился угрозами в связи с предстоящей сочинской Олимпиадой 2014 г. В определенной мере в Дагестане в рамках отдельного субъекта Федерации прошла своя «узбекистанизация», когда после серьезнейшего административного давления на светскую оппозицию (региональные подразделения КПРФ, «Яблока» и СПС) позиции радикалов укрепились. Как бы то ни было, а успехи российской политики на Северном Кавказе внесут свой вклад (хотя и не решающий) в стабилизацию и внутри Азербайджана, как, впрочем, и наоборот – провалы способствуют дестабилизации.

И последний (по порядку, но не по важности) – Карабах. Этот застарелый конфликт по-прежнему интерпретируется в националистических терминах. Но, как мы видим, исключения из правил возможны и здесь. Как бы то ни было, а неразрешенность ситуации (которая включает в себя и неудовлетворительное положение с обустройством беженцев) провоцирует радикальные настроения и трансформацию конфликтного дискурса в религиозные рамки. Среди прочего, нагорно-карабахский процесс вызывает разочарование как в Западе, так и в России, создает основу для более пристальных взглядов в сторону Востока.

Таким образом, «исламский вопрос» в Азербайджане представляет собой сложную совокупность различных внутриполитических и внешнеполитических процессов. Сегодня невозможно со стопроцентной точностью предсказать его развитие. Однако становится все более очевидно: религиозная тема, включая и ее радикальные версии, становится с годами серьезным фактором в Азербайджане, а также для всех его соседей, противников и союзников.

Сергей Маркедонов, приглашенный научный сотрудник Центра стратегических и международных исследований, Вашингтон, США, обозреватель газеты «Ноев Ковчег»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 10 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Конечно,все это интересно,но можно более конкретно,а то одни предположения.
  2. Г-н Маркедонов, мне проблемы азербайджанских женщин по барабану. Больше волнуют армянские женщины. Их больше надо пускать во власть! Им надо давать больше свободы, чтобы Армения была не Востоком, а частью европейской цивилизации! Им не надо выходить замуж за рабисов, которые видят в жене свою вещь, собственность! Им надо больше следить за собой, за своей внешностью, особенно за прическами - это катастрофа! Им надо больше рожать от мужчин-славян, так как полукровки будут умны и красивы... А сейчас налетит рабизня и будет орать про чистоту крови и говорить совсем наоборот. Рабиз=дремучий аллах акбар. Это позор Армении и тормоз в ее развитии.
  3. сразу видать - автор грамотный хлопец! умный и проницательный и старается не впадать в крайности.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты