№ 14 (173) Июль (16-31) 2011 года.

Армяно-грузинские отношения: динамика и современное состояние

Просмотров: 7449

Армяно-грузинские отношения имеют богатую историю, связанную многовековым совместным проживанием двух соседних народов. Вместе с тем, новейший период межгосударственных отношений насчитывает всего лишь два десятилетия. Исходя из этого, многие вопросы развития двусторонних отношений пока еще недостаточно отрегулированы.

Обе страны имеют проблемы и сложности как в политической и этнополитической сферах, так в экономической, языковой и даже религиозной областях. Ситуация осложняется трудными процессами национального строительства в обоих государствах, а также их вовлеченностью в кровавые этнополитические конфликты и проблемы со своими соседями по региону.

Отношения в политической сфере и региональные процессы

Существенным вопросом, который влияет в течение двух десятилетий независимого развития на отношения двух государств, является проблема стабильного и безопасного функционирования транспортных коммуникаций через грузинскую территорию в Армению. Это вполне естественно с учетом экономической блокады Армении со стороны Турции и Азербайджана, наличия в настоящее время лишь единственной функционирующей железной дороги через Грузию, по которой Армения получает прямую связь и обеспечивает товарооборот с остальным миром. По различным оценкам, через территорию Грузии проходит примерно от 60% до 80% всего товарооборота Армении.

Кардинально различаются позиции двух стран в вопросе урегулирования региональных этнополитических конфликтов: Грузия безоговорочно поддерживает принцип территориальной целостности (с учетом своих конфликтов с Абхазией и Южной Осетией), тогда как Армения – принцип самоопределения народов, как в случае с Нагорным Карабахом. Однако при этом Армения не признает независимость Абхазии и Южной Осетии, что связано с безальтернативностью коммуникационных путей через Грузию, которые однозначно могли бы быть поставлены под угрозу в случае этого шага.

У сторон различные подходы в вопросе выбора основных партнеров во внешнеполитической сфере, особенно явно проявляющиеся после «пятидневной войны» Грузии с основным военно-политическим партнером Армении – Россией. Со своей стороны, Армения настороженно следит за углубляющимся сотрудничеством Грузии с Турцией и Азербайджаном, рассматривая некоторые ее шаги (как, например, строительство железной дороги Карс – Ахалкалаки – Тбилиси – Баку) как попытки углубления коммуникационной и транспортной изоляции Армении.

В целом надо отметить, что итоги «пятидневной войны» августа 2008 г. оказали весьма серьезное влияние на динамику и нынешнее состояние армяно-грузинских отношений. После августовских событий 2008 г. грузинское общество и политическая элита чрезвычайно ревниво реагируют на все политические процессы, которые могут в той или иной мере отразиться на региональных позициях страны. В частности, очевидно, что урегулирование (или хотя бы возможность положительной динамики) карабахского конфликта снизит региональную значимость Грузии, лишит ее тех экономических и политических преимуществ, которые получает Тбилиси в условиях наличия конфликта между двумя соседями по региону Южного Кавказа.

Кроме долговременных и перманентных вопросов концептуального политического характера (коммуникации, Джавахк, взаимоотношения двух стран с Россией, Турцией и Азербайджаном, в перспективе – вероятная экономическая конкуренция в регионе), в настоящее время в отношениях двух стран есть также достаточно насущные и актуальные проблемы, требующие оперативного решения. Одной из них является делимитация государственной границы, основанной на бывших административно-территориальных границах республик советского периода (Грузия имеет весьма схожую проблему и с Азербайджаном, что связано во многом с судьбой монастырского комплекса Давид Гареджи на грузино-азербайджанской границе). Ввиду противоречий в толковании административных границ советского периода, сложного рельефа местности и т.д., этот процесс затягивается. Ведутся сложные переговоры о выравнивании границ на некоторых участках, так как в противном случае ряд армянских сел будут отрезаны государственной границей от дорог, связывающих их с Арменией, и они могут оказаться на грузинской территории.

Насущным вопросом для Армении является судьба магистрального газопровода «Север - Юг», также проходящего через территорию Грузии, и обеспечивающего поступление газа с российского Северного Кавказа в Армению. Грузия забирает себе порядка 10% от общего объема поставляемого в Армению российского газа. В 2010 г. появилась информация о возможности продажи газопровода, который считался стратегическим объектом и находился в собственности грузинского государства. 6 июля 2010 г. грузинский парламент принял законопроект, исключающий магистральный газопровод «Север-Юг», идущий в Армению, из списка стратегических объектов, который теперь может подлежать приватизации. Ранее Грузия дала согласие на запрет на продажу газопровода сроком на 5 лет, и этот срок истек в апреле 2011 г. Планы Грузии продать часть газопровода «Север-Юг» вызвали беспокойство в Армении в связи с тем, что акции стратегически важного объекта могут перейти под контроль Азербайджана. Руководитель азербайджанской ГНКАР (SOCAR) Ровнаг Абдуллаев заявил еще в ноябре 2010 г. о готовности своей компании купить газопровод Россия-Армения, проходящий по территории Грузии.

По словам министра энергетики Грузии Александра Хетагури, полная продажа контрольного пакета акций не запланирована, речь идет только о 25%. Министр энергетики и природных ресурсов Армении Армен Мовсисян, выступая в начале марта 2011 г. в армянском парламенте, заявил, что если участок магистрального газопровода приобретут иностранные компании, в том числе азербайджанская, это не коснется вопросов эксплуатации газопровода. По его словам, грузинская сторона заверила правительство Армении, что возможная продажа 25% акций магистрального газопровода «Север-Юг», посредством которого российский газ поступает в Армению, не повлияет «на общий менеджмент газопровода».

Вместе с тем, у сторон есть также и некоторые точки соприкосновения в вопросах региональной и международной политики. Таковыми, например, являются периодические консультации и согласования позиций Армении и Грузии по поводу развития программы Европейского союза «Восточное партнерство», где позиции сторон достаточно близки.

Военно-политическое сотрудничество

Военное сотрудничество между Арменией и Грузией имеет довольно скромные объемы и в основном включает программы в сфере образования и обучения (как правило, в рамках многосторонних программ и учений НАТО) и вопросы военного транзита через территорию Грузии в Армению. Армянские и грузинские военнослужащие периодически участвуют в различного рода учениях и тренировках под эгидой НАТО, которые проходят на территории обоих государств. В 2007-2008 гг. армянские офицеры в рамках программы обмена опытом проходили курс горной подготовки в учебно-тренировочном центре МО Грузии в Сачхере.

В результате «пятидневной войны» августа 2008 г. Армения столкнулась с проблемами осуществления военного транзита (в первую очередь из России) через территорию Грузии. Возможность транзитного использования грузинской территории для снабжения российских войск в Армении предусматривалась заключенными еще в 2005 г. между Москвой и Тбилиси договоренностями о выводе российских военных баз с территории Грузии. Но после российско-грузинской войны возможность сухопутного военного транзита российских грузов через территорию Грузии в Армению стала практически невозможной. В апреле 2011 г. Грузия денонсировала договор о военном транзите российских военных грузов через территорию своей страны в Армению. С целью объяснения позиции Грузии в этом вопросе в Армении побывали министры обороны и иностранных дел Грузии.

По итогам переговоров стало очевидно, что грузинская сторона гарантировала, что денонсация договора касалась лишь военных грузов для российской военной базы на территории Армении, но никоим образом не затрагивала транзит военных грузов для армянской армии через свою территорию. Таким образом, можно считать, что данный инцидент не повлиял никак ни на безопасность Армении, ни на перспективы армяно-грузинских отношений.

Российский фактор в армяно-грузинских отношениях

Для грузинской общественности и политической элиты отношение к Армении и к армянам в постсоветский период всегда складывалось под влиянием взаимоотношений между Ереваном и Москвой. Постоянные подозрения армян Джавахети в скрытом «сепаратизме» постоянно комбинируются с глубинными антироссийскими настроениями в грузинском обществе. В условиях наличия армяно-российских союзнических отношений и членства Армении в ОДКБ этот антироссийский негативизм в Грузии невольно (а иногда даже осознанно) проецируется и на Армению, и на армян диаспоры.

Это некий неизбежный подтекст, на фоне которого армяно-грузинские отношения еще довольно долго будут продолжать развиваться. Поэтому российский фактор с определенной периодичностью приводит к сложностям и проблемам во взаимоотношениях официальных Еревана и Тбилиси (например, во время голосования Арменией по резолюциям в вопросе Абхазии и Южной Осетии, выдвигаемым РФ/Грузией в международных организациях), но еще большей проблемой являются негативные настроения внутри грузинского общества.

Вместе с тем, некоторая динамика в грузинском общественно-политическом поле, связанная с осознанием внутри Грузии необходимости налаживания отношений с Россией, в перспективе может привести к некоторому смягчению антироссийских настроений в этой стране. Хотя также очевидно, что после событий 2008 г. настрой внутри Грузии относительно отношений с Россией еще долго будет нести негативный оттенок, однако вполне возможно, что на прагматичной основе в Грузии (впрочем, как и в самой России) произойдет общественная переоценка российско-грузинских отношений. На этом фоне вполне вероятно также снижение негативного влияния фактора армяно-российского стратегического сотрудничества в восприятии грузинскими властями и общественностью отношений между Арменией и Грузией. А это, в свою очередь, в перспективе сможет повлиять и на некоторое позитивное изменение позиций властей Грузии и особенно грузинской общественности в вопросе перспектив углубления армяно-грузинских отношений. Определенным символом такого рода изменений может восприниматься открытие КПП «Верхний Ларс» на грузино-российской границе.

Фактор региона Самцхе-Джавахети

В армяно-грузинских отношениях в период после обретения двумя странами независимости в 1991 г. проблема региона Самцхе-Джавахети (по-армянски – Джавахка) всегда играла важную роль. Факт абсолютного преобладания этнических армян как минимум в двух прилегающих к Армении районах этого административно-территориального региона (Ахалкалакский – 95%, Ниноцминдовский – 96% населения) сам по себе являлся как фактором региональной политики, так и важным элементом межгосударственных армяно-грузинских отношений.

Практически весь постсоветский период грузинское общество и политическая элита перманентно подозревали Армению в разжигании сепаратистских и ирредентистских тенденций среди населения региона по его отделению от Грузии. И хотя в реальности политика официального Еревана в этом вопросе за последние два десятилетия всегда была достаточно взвешенной и осторожной, тем не менее, аналогии с Карабахом всегда были очень актуальны в представлениях грузинского общества и элиты в вопросе влияния Армении на процессы в Джавахке.

В свою очередь, в самом Джавахке (и в подходах ряда политических сил в Армении) существует представление в том, что истинной целью грузинской политики в отношении данного региона (особенно за период президентства М. Саакашвили) является постепенное выдавливание армян, изменение этнического состава населения, для чего создаются невыносимые социально-экономические и политические условия.

Надо отметить, что ситуация, складывающаяся в регионе Самцхе-Джавахети, имеет долговременную тенденцию. Грузия будет продолжать свою политику постепенного давления на местное армянское население, пытаясь расширить влияние центральных властей и атрибуты государственной символики, вводя «грузинизацию» школьного образования и увеличивая количество чиновников грузинской национальности в местных органах управления и в силовых структурах Самцхе-Джавахети. В свою очередь, Армения будет стараться по возможности максимально сглаживать негативные настроения у армянского населения этого региона.

Международное сообщество и европейские структуры (как, например, Совет Европы) будут подвергать умеренной критике действия грузинских властей, вступающие в противоречие с обязательствами этой страны по защите прав этнических меньшинств, но критика будет недостаточно предметной и мало повлияет на политику властей Грузии. США имеют некоторый ресурс влияния на Грузию в вопросе изменения политики официального Тбилиси в отношении этнических меньшинств, особенно с учетом авторитета и роли армянского лобби на американские подходы в регионе Южного Кавказа. Но нежелание официального Еревана портить отношения с Грузией и резко выдвигать вопрос Джавахка тормозит и ограничивает деятельность ведущих и наиболее влиятельных лоббистских организаций армянской диаспоры в США в этом вопросе.

Вопрос статуса Армянской Апостольской Церкви в Грузии

После распада СССР в отношениях между Грузинской Православной Церковью и Армянской Апостольской Церковью (еще примерно с VI в. традиционно действующей на территории Грузии через свою отдельную епархию) обострились некоторые проблемы. Они связаны, в первую очередь, с судьбой ряда армянских церквей и культовых сооружений, конфискованных у ААЦ в советский период. После распада Союза ГПЦ заявила свои претензии на данные церкви и культовые сооружения, из которых важнейшими являются армянская церковь Сурб Норашен в Тбилиси и церковь Сурб Ншан в Ахалцихе. В силу особой роли ГПЦ в общественно-политической жизни страны в постсоветский период власти Грузии не способны принять соответствующее политическое решение и передать данные религиозно-архитектурные памятники в пользование ААЦ.

В 2006 г., видимо, для использования в качестве ресурса в споре за данные церкви, ГПЦ даже объявила о создании новой епархии (Дманисской и Агарак-Таширской), которая наряду с южной частью административно-территориальной единицы Грузии Квемо-Картли территориально должна была охватывать также ряд северных регионов Армении, где сохранилось несколько недействующих храмов (на данной территории нет грузинского населения). В конце 2008 г. премьер-министр Армении Т. Саркисян, в ходе своего визита в Тбилиси посетил церковь Сурб Норашен вместе с рядом официальных лиц Грузии (в том числе двумя министрами грузинского правительства), однако после его визита никаких подвижек в вопросе возвращения церкви ААЦ так и не последовало.

Другой проблемой является вопрос статуса епархии ААЦ в Грузии, которая, как и все остальные религиозные конфессии в этой стране, не имеет статуса юридического лица общественного права. Единственным исключением является ГПЦ, с которой еще в период президентства Э. Шеварднадзе был заключен специальный конкордат, давший ей статус главной и единственной до сих пор религиозной конфессии с четким правовым статусом и полномочиями. Ни Армянская Церковь, ни другие (особенно так называемые традиционные христианские церкви, столетиями существующие на исторической территории Грузии – Римско-Католическая, Евангелистская и др.) не согласны регистрироваться в качестве фондов или субъектов частного права.

Однако, несмотря данные проблемы, на официальном и публичном уровне ни ААЦ, ни ГПЦ не накаляют ситуацию и формально демонстрируют дружественные отношения, хотя и не лишенные негативных оттенков. В начале июня 2011 г. состоялся официальный визит главы ААЦ – Католикоса всех армян Гарегина II в Грузию (в ходе которого армянский Католикос впервые за много десятилетий также посетил вместе с главой Грузинской Церкви Ираклием II армянонаселенные регионы Джавахка). Предполагалось, что в ходе визита будет достигнуто соглашение о предоставлении соответствующего юридического статуса Грузинской епархии ААЦ, а также внесена ясность в вопросе возвращения ряда армянских церквей в Тбилиси и Ахалцихе.

Однако конкретным положительным итогом визита Католикоса в Грузию стал лишь сам факт его осуществления, особенно посещение Джавахка. Более того, сразу же после завершения визита армянского Католикоса грузинский Патриарх публично обвинил 60-летнего Гарегина II в молодости и неопытности. На это канцелярия Св. Эчмиадзина отреагировала сдержанным, но достаточно двусмысленным комментарием, что армянский Католикос уважает и учитывает «возраст и опыт» Илии Второго, а затем уже обвинила своих грузинских коллег в том, что они вводят «рыночные отношения» в вопросе статуса Грузинской епархии ААЦ и судьбы армянских церквей, выдвигая встречные требования армянской стороне.

Однако наличие подобного рода инцидентов еще не свидетельствует о том, что существующие между Армянской и Грузинской церквями вопросы обязательно должны негативно влиять на двусторонние межгосударственные отношения.

1 июля 2011 г. на внеочередном заседании грузинского парламента так называемым «традиционным конфессиям», в том числе ААЦ, был наконец-то присвоен статус юридического лица публичного права с внесением соответствующих изменений в Гражданский кодекс страны. Это создаст возможность для ААЦ осуществлять полноценную деятельность в религиозной сфере на территории Грузии в юридических рамках. Одновременно данный факт дает надежду в перспективе и на положительное решение вопроса возвращения т.н. спорных церквей.

Сергей Минасян, политолог

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 12 человек

Оставьте свои комментарии

  1. местное армянское население - ne nado zabivat moi dorogie druzia cto armiane bili pereseleni v gruziu -v djavaxeti russkim generalob paskevichem v 60 godax 19 -go stoletia u istoricheski samcxe-djavaxeti (a ne djavaxk -potomu chto toponimi ne meniaut v civilizovannix stranax) vsegda bila, est i budet gruziei!!!!Pochemu armiane xotite vse otniat u nas?? -eto chto kompleks nepolnocennosti chto li??? s uvajeniem
  2. Почему-то одни грузинские флаги. А вот ворота и крепостная стена мне понравились. Видно, другая культурная традиция. У нас так не строят.
  3. флаг у грузин тоже красивый. надо бы и армянам на своём флаге поместить крест. всё-таки Армения христианское государство.
  4. lela, prejde chem proiavliat svoi compex nepolnocennosti, prochti istoriu, nachni so svoei, a ne muti tut vodu gruzinskimi mifami o russko-armiankoi kollonizacii gruzii & javaxka. armiane tam bili vsegda, sviataia nino svidetel, v dopolnenie k mestnomu, uje imeeshvemusia naseleniu pereselialis armian iz zapadnoi armenii. no, eto en znachit, chto mi zdes poiavilis tolko v XIX veke. ne lgite samim sebe! i nikto nichego otnimat ne sobiratesa, prosto ostavte mestnix armian v pokoe & uvajaite ix grajdanskie prava. vash shovinizm vas pogubit! Gayane: "А вот ворота и крепостная стена мне понравились." eto vxod na territoriu ix kafedralnogo sobora, postroennogo na meste armianskoi cerkvi & kladbisha (na kostiax v bukvalnom smisle) xojivank. kstati kasatelno flaga, posmotrite flagi kilikiyskoi armenii & krestonoscev!
  5. не просто христианское государство, а первое христианское государство, и поэтому особенно у Армении на гос. флаге желательно иметь крест. и его не надо придумывать. есть конкретный исторический флаг из истории Армянского королевства (в Киликии).
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты