№ 14 (173) Июль (16-31) 2011 года.

Жара как враг политического энтузиазма

Просмотров: 1230

Внешнеполитическим хитом конца прошлого месяца была, безусловно, встреча трех президентов в Казани, заранее разрекламированная как прорывная. Не знаю, как в Азербайджане, но в Армении ожидаемый прорыв воспринимался с недоумением. Во-первых, с чего бы вдруг? Ничего публичного до встречи в Казани не произошло, и если и должен был случиться прорыв, то исключительно на основе чего-то тайного, от армянского общества тщательно скрываемого. Так что отсутствие прорыва, в который и так не сильно верилось, было воспринято с определенным облегчением.

После чего оппозиционеры не преминули заметить, что ничего хорошего для Армении «дорожная карта» на основе Мадридских принципов не предусматривает и армянскому президенту просто повезло, что его бакинский коллега оказался не сильно умен, если навалял аж 10 дополнительных пунктов к прежним соглашениям, что явно означало желание сорвать этот раунд переговоров. Одним словом, виват Алиев! На самом же деле готовность решить дело миром может продемонстрировать только привлечение НКР к переговорам, потому что трудно себе представить, как среди бела дня государства, прошедшие хоть сколько-нибудь по пути гуманизма и демократии, берутся решить судьбу целого народа, не поинтересовавшись его мнением на этот счет.

Следующая после встречи информация о том, что президент Медведев был расстроен бесплодностью казанской встречи и сказал, что раз так, то он в дальнейшем прекратит свои попытки примирения, тоже была воспринята спокойно. Ну, ладно, прекратит. А дальше? Кто-то же возьмется вести процесс дальше? Например, США, которые процесс примирения могут начать с развертывания полноценной морской военной базы на Каспии. Потом – как получится. Так что слова российского президента, скорее всего, были переданы неадекватно. И вообще, всякое изменение переговорного процесса чревато усложнением ситуации и потерей того хрупкого баланса – на границе стреляют, Азербайджан грозит войной – который худо-бедно существует.

По-военному четко выразился по поводу возможной войны спецпредставитель генсека НАТО на Кавказе и в Центральной Азии Джеймс Аппатурай в своем интервью ArmInfo. Конфликт, с точки зрения Североатлантического блока, не может иметь военного решения, применение силы приведет к потере военного потенциала всех сторон, «а также к краху политических и экономических составляющих». Несомненно, возобновление военных действий может стать причиной больших разрушений в регионе, откуда транспортируется существенная часть энергоносителей в Европу, подчеркнул спецпредставитель. Т.е. военный блок, по сути своей приверженный решению вопросов военной силой, заявляет о том, что в этой войне он не заинтересован. Понятно, что вряд ли чиновник такого ранга позволил бы себе публично подстрекать к войне какую-либо из сторон конфликта, просто вспомнилось, как несколько лет тому назад чиновница из НАТО на мой вопрос о том, станут ли США бомбить Армению, если Турции придет в голову напасть на нас, сказала, что да, безусловно будут, ибо для НАТО партнерские обязательства святы. То ли с ней недозанимались на тренинге, то ли ей, как носителю силы и демократии одновременно, показалось, что любое высказывание представителя высшей чиновничьей расы должно приниматься аборигенами с восторгом.

Из событий внутренних основным стал митинг 30 июня, но не потому, что нес в себе интригу, а потому, что ничего более интересного не случилось – жарко, а политическая активность в Армении явно связана с погодой. Странным образом в последнее время слушатели лидера АНК Левона Тер-Петросяна слышат гораздо больше, чем тот успевает сказать. С тех пор, как радикализма в его речах поубавилось, ему и сказать особенно нечего – остаются интерпретации. Театральную площадь АНК вернули, правда, с условием не разбивать там палаток, заключенных выпустили. Все перипетии дела 1 марта 2008 года вряд ли когда-нибудь будут окончательно установлены, но чем дальше, тем больше оппозиция предстает совершенно невинной, не имеющей никакого отношения к погромам и смертям. Все-таки полная невиновность одной стороны и абсолютная виновность другой в уличных столкновениях воспринимаются с трудом.

Теперь остались внеочередные выборы в парламент, которые и так должны пройти весной будущего года, и потому закономерно возникает вопрос – когда же проводить внеочередные? До очередных или после? В сентябре с вопросом о внеочередных выборах АНК определится окончательно, еще пара месяцев на раскачку, пара на подготовку – и к сроку очередных можно будет поспеть. Причем со старой избирательной машиной с огромным административным ресурсом. Программа чем дальше, тем нелепее, и потому любопытствующие ищут прагматичные причины оппозиционного проекта. Одна из версий: Левон Тер-Петросян позволяет президенту держать в напряжении партию властной коалиции «Процветающая Армения». Если она захочет пойти на выборы самостоятельно, то президент может инициировать внеочередные выборы, пойти на них в нерушимом блоке «власть – оппозиция», или в партийных терминах «РПА – АНК», и оставить ППА вне парламентских стен.

Остальные версии не менее фантастичны, но все они едины в одном: радикализм АНК исчерпал и уже в состоянии не только договариваться с властью, но и выполнять ее заказы.

Тем временем тревожные цифры миграции из Армении активизировали общественные организации. «Миграция из Армении перерастает в национальную и экономическую катастрофу», – заявили они в своем совместном обращении спикеру и премьеру. Руководитель исследовательского центра «Альтернатива» профессор Татул Манасерян эмиграцию специалиста, на подготовку которого государство потратило сотни тысяч долларов, считает как невосполнимой потерей «национального достояния», так и отличным подарком как развивающимся, так и уже развившимся странам. Приграничные же села Манасерян предлагает объявить свободными экономическими зонами. В этом случае предприниматели «будут заинтересованы во вкладе инвестиций именно в эти жизненно важные для страны районы», справедливо полагает он. Отметив необходимость решения и прочих проблем, о которых говорится давно, но ничего не делается, Манасерян отметил, что для их решения «необходима целенаправленная и серьезная работа правительства, а «не шуточки типа «если в стране останется много недовольных людей, то они могут совершить революцию». Шуточки в таких катастрофических условиях, думаю, не к месту. Шутить можно дома или в кафе!»

Это Манасерян выразил свое отношение к интервью премьера газете «168 жам», в котором премьер достаточно оригинально отнесся к миграции: «Что делать? Делать все, чтобы эти люди не уезжали, чтобы эта критическая масса осталась здесь и произошла революция?». Т.е. миграция как способ борьбы с революцией. Мысль оказалась настолько неудачной, что в своем блоге премьер вынужден был оправдываться.

И две экономические новости под конец. Как заявил 1 июля заместитель начальника Госкомитета доходов при правительстве Армении Армен Алавердян, не действующие с 1 января 2008 г. компании и частные предприниматели, занесенные в Государственный регистр, будут сняты с государственного учета. Это примерно 40 тысяч хозяйствующих субъектов, больше четверти от общего числа, и для них бизнес оказалось гораздо легче открыть, чем сделать его успешным.

Вторая новость – те, кто имеет долги в казну по положению на 1 января 2010 г., могут до 20 августа составить с налоговыми органами график их погашения, и тогда на них не будут накручиваться дальнейшие штрафные санкции. Общая сумма долга – более полумиллиарда долларов, из них уже накрученные штрафы составляют почти половину. Насколько они являются причиной того, что предприниматели не смогли выплатить свои долги, не мешало бы выяснить. В Армении среди чиновничества бытуют представления о том, что драконовские штрафы и смутное законодательство являются замечательным инструментом воспитания бизнесменов. Пока это приводит к сокращению числа действующих предприятий и невыплатам в бюджет. А, стало быть, предпринимательский потенциал народа на Родине так и останется втуне и, чтобы состояться, будет вынужден подкреплять эмиграцией экономики зарубежья. Изменится ли отношение к отечественному бизнесу со строгого на ласковое, неизвестно. Ясно только, что это из мер стимулирования бизнеса превратилось в инструмент экономического спасения.

Арен Вардапетян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1