№ 15 (174) Август (1–15) 2011 года.

Саакашвили пошел против Патриархии

Просмотров: 2549

В последнее время мы стали свидетелями одного из наиболее неприятных и, на первый взгляд, неожиданных конфликтов, разгоревшихся в грузинской политике. Речь идет о присвоении юридического статуса всем религиозным объединениям.

Как известно, до последнего момента юридическим статусом в Грузии пользовалась только одна церковь – Грузинская Православная (ГПЦ). Все остальные религиозные объединения могли регистрироваться лишь в статусе НКО. Это, наряду с невероятно привилегированным положением ГПЦ в остальных вопросах, всегда было темой достаточно жесткой критики грузинских властей со стороны, как Запада, так и некоторых кавказских государств. Причем, по мнению некоторых экспертов, их гнев был зря направлен против Михаила Саакашвили, т.к. основным препятствием против признания иных Церквей был вовсе не он, а Грузинская Православная Церковь и, точнее, ее Патриарх Илия II.

В начале июля с.г. парламент Грузии подозрительно быстро, без обсуждения с Патриархом и с общественностью, принял поправки в Гражданский кодекс, в соответствии с которыми все существующие религии получили право регистрироваться в качестве «юридических субъектов публичного права» - то есть обычных юридических лиц, наравне с ГПЦ. Это стало причиной массы волнений в грузинском обществе.

Во-первых, это вызвало возмущение Патриархии. Илия II заявил о своем несогласии с новыми поправками и о том, что этот закон угрожает будущему Грузии - потому, что он «настолько важен и настолько может быть опасен, что законодатели должны были подумать, что будет через десять и через сто лет после принятия документа». Грузинский Патриарх призвал президента наложить на закон вето, но ничего подобного не случилось, и тогда Илия II публично возложил ответственность за последствия на Михаила Саакашвили.

Во-вторых, само принятие закона и подобная реакция Патриарха вызвали чувство негодования у немалого количества грузинских верующих, которые посчитали Патриархию оскорбленной, а будущее страны и безопасность грузинской нации поставленной под угрозу. Все это вылилось в ряд массовых шествий по столице Грузии, во время которых были избиты несколько человек, преимущественно армян.

Что же произошло? Почему такое довольно рядовое событие, как обретение различными Церквями полноправного политического статуса, что в других странах предоставляется изначально, стало причиной конфликтной ситуации в Грузии?

Дело в том, что для Грузии все происходящее не является «рядовым» событием. Статус ГПЦ в грузинском обществе находится невероятно высоко, а сама Грузинская Церковь воспринимается как один из столпов государства и этноса. Такое положение во многом связано с тем, что в постсоветское время, в период резкого национально-патриотического подъема, ГПЦ играла очень важную роль в процессе становления нового грузинского государства и очень активно, если не сказать агрессивно, поддерживала все попытки восстановления и упрочения территориальной целостности страны, причем любыми путями, будь это с оружием в руках или путем огрузинивания иных наций.

Все это импонировало настроениям основной массы грузин и в конце концов стало считаться символом патриотизма и консолидации общества. Понятие «гражданин Грузии» в общественном сознании приравнялось к понятию «православный», а вопрос отношения к вере вырос в неофициальную, но часто применяемую формулу «Одна нация — одна религия».

Таким образом, с психологической точки зрения и с позиций доминирующей формы грузинского патриотизма, любое усиление иных религий, приводящее ГПЦ к конкуренции с ними, было по определению обречено на резко негативную оценку в обществе. И с этой точки зрения, если М. Саакашвили был серьезно настроен на принятие поправок, то он совершенно правильно не стал обсуждать их ни с Патриархией, ни с обществом – их бы однозначно отвергли.

Причины, по которым грузинский президент так сильно хотел принять новый закон, что даже поссорился с Патриархом, в общем понятны.

Несмотря на то, что в целом грузинское общество настроено очень патриотично, можно выделить как минимум два основных направления развития этого патриотизма.

Носителем первого окажется сам Михаил Саакашвили и его команда. Их видение будущего Грузии имеет четко выраженный вектор Запада и западных ценностей. Постоянным лейтмотивом выступлений грузинского президента является то, что его страна должна как можно больше быть похожей на Запад, перенять его ценности и максимальным образом влиться в него, даже если (а может быть, и потому что) это вызовет еще большее напряжение отношений с Россией.

Другое крыло грузинских державников олицетворяет собой Патриарх Илия II. Он и его сторонники считают, что Запад с его разложением несет для Грузии немало отрицательных сторон и хотя контакты с ним и помощь от него должны иметь место, но основа будущей Грузии должна состоять в традиционных ценностях, в сохранении национального духа и традиционных грузинских устоев жизни.

И у одного, и у другого направления в Грузии есть немало сторонников. Естественным образом подобные различия не могли не проявляться в политической жизни страны. Разговоры о напряженных отношениях и даже о конфликте молодого и популярного президента с высокочтимым в народе Патриархом шли уже давно. По крайней мере после «пятидневной войны», когда Саакашвили все активнее звал Грузию на Запад, а Илия II призывал народ бороться с западными ценностями, они стали совсем явны. С позиций Илии II ограничение прав иных религий на территории Грузии было совершенно оправданным, но с позиции Запада оно несло в себе множество опасностей.

Не секрет, что равноправие наций, включая юридическую норму, дающую равные права всем религиям, является обычным делом для всех демократических стран, на которые ориентируется Грузия Михаила Саакашвили. В это же время права меньшинств – в частности мегрельского, армянского и азербайджанского – в Грузии нарушались самым очевидным образом. Пока Тбилиси находился в центре международного внимания, пока он был всеобщим любимцем и светочем демократии, страны Запада многое прощали ему и на многое закрывали глаза.

Теперь ситуация изменилась. После 2008 года отношение к Грузии и, более конкретно, к Михаилу Саакашвили серьезным образом ухудшилось, начали всплывать вопросы, которые раньше западники предпочитали не поднимать, усилилось внимание к результатам экономических и административных реформ, к положению национальных меньшинств и т.д. Грузию начали критиковать, и иной раз довольно остро. Ситуация стала тем более опасна, что уже со всей очевидностью прояснилось, что экономические реформы не дают желаемого результата, инвестиции падают, крупные выплаты, запланированные на 2013-2014 годы, брать неоткуда, уровень жизни не растет и бедность граждан не уменьшается.

Все идет к тому, что уже в среднем периоде Грузия окажется в положении, когда помощь Запада потребуется ей с особой силой, и в этих условиях несоответствие страны некоторым базовым ценностям западного общества может привести к уменьшению его поддержки. Надо ли говорить, к чему это может привести Грузию? Именно поэтому в последние два года Михаил Саакашвили изменил свою политику по отношению к армянам Джавахка (за что, кстати, они должны быть ему благодарны), и именно этой причиной объясняется решение о предоставлении иным религиям прав наряду с Православной Церковью. У Саакашвили не было другого выбора – ему нужно готовить страну к грядущим трудностям, и только поэтому он пошел на столь непопулярный в обществе шаг.

Интересно, что в данном случае к Западу можно отнести и Турцию. Влияние Анкары в грузинской политике упрочилось, проникновение Турции в южные грузинские регионы увеличилось, Анкара уже проявляла недовольство неравноправным положением исламской религии как в Аджарии, изначально являющейся религиозной автономией в составе Грузии, так и в восточных районах, населенных азербайджанцами. Ставить под угрозу отношения с настолько значимым соседом Михаил Саакашвили более не мог.

На первый взгляд, Илия II проиграл, но можно смело предположить, что это – лишь тактический проигрыш, скорее, нежелание ссориться и доставать из колоды серьезные козыри. Роль Патриарха в грузинском обществе крайне велика, и, без всякого сомнения, и новым грузинским президентом, и премьер-министром станут лишь те, кого Илия II поддержит во время выборов. Думается, что, пойдя на конфликт с Церковью, Михаил Саакашвили подтвердил то, что по истечении своих полномочий он действительно собирался уходить.

По крайней мере, остаться теперь ему будет намного сложнее.

Андрей Епифанцев, политолог, обозреватель газеты «Ноев Ковчег»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 11 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Многие называют Саакашвили армянином,хотя это не так.Он настоящий грузин,со всеми плюсами и минусами.Голосовал за него и всегда буду.Кстати,некоторые мои знакомые из Еревана мечтают о таком президенте,который наведет порядок.Единственная его ошибка состоит в том,что испортил отношения с Россией.
  2. эта публикация, если, например расматривать её через 100 лет как исторический источник, не может быть полностью объективной. Почему? вот несколько объяснений: 1. потому что текст несёт на себе отпечаток личности автора; 2. текст, скорее всего отражает социальные и политические интересы тех общественных слоёв, к среде которых принадлежит автор; 3. автор оперирует при описании фактами, но порой тенденциозно подрисовывает к ним свои мысли-желания., Одним словом, через 100 лет сочинение г-на А. Епифанцева будет восприниматься историками как источник-носитель ограниченной информации, который нужно воспринимать критично.
  3. У вас смутные представления о прессе. Какие там 100 лет - через год эта публикация забудется! А Армении, в самом деле, не мешало бы иметь такого президента, как Саакашвили. Только без его оголтелого антирусизма. Впрочем, его понять можно.
  4. Через 100 лет эта публикация не сохранится,разве,что в пенинской библиотеке,но лет 15-20 еще будет висеть в интернете.А мне интересно,что произойдет,если президентом Армении станет Саакашвили?
  5. что произойдет,если президентом Армении станет Саакашвили? Падение на колени перед США, ссора с соседями, нападение на Азербайджан и потеря Карабаха, распродажа всего национального достояния, взятие огромных кредитов и создание огромного репрессивного механизма.
  6. А сегодня у власти банальные лавочники и взяточники с провинциальным мышлением и внешностью. Вы еще этого старого пердуна Галуста Саакяна разрекламируйте. У того философия РПА, типа в Армении все хорошо, надо всем обогащаться. Половина населения уедет, половина помрет, вот остальные 2 процента, включая галустов и их семьи, будут по-прежнему обогащаться и жить припеваючи.
  7. Положение армян в Тбилиси катастрофическое.Они находятся на грани полной ассимиляции или исчезновения.Хотя,если вернуться на 100 лет назад,армянское население Тифлиса составляло более 60%.Кто виноват?Сами армяне,конечно и Армения.В последние 20 лет Армения боится что-либо откровенно заявить Грузии,несмотря на то,что на это было достаточно поводов.Это и вопрос грабежа грузов на жел.дороге,и вопрос церкви,и Ходживанка и т.д.
  8. Последние события, когда Парламент Грузии принял, а затем Президент Грузии подписал о присвоении юридического статуса пяти конфессиям, всем известно, что по этому поводу в СМИ Грузии начали муссировать антиармянские материалы с целью насаждения страха, паники и ненависти. Общественная организация Джавахкская Диаспора России недавно сделала публичное заявление и открыто заявила о готовности защищать тбилисских армян от шовинистического "террора" ( http://ddr-russia.livejournal.com/18875.html ). К сожалению, некоторые слабовольные тбилисские армяне уже переделались в грузинов, другие (многие) были вынуждены и эмигрировали из родных краев, но есть и стойкие, которые не боятся и борятся за свои права и свободы. Вот им мы рекомендуем тесно сотрудничать с джавахкскими армянами, и в связке с ними высоко держать наше непоколебимое армянское знамя.
  9. Как профи ты наверно должен сам знать как. Если не знаешь, то придёт время и увидишь.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты