№ 15 (174) Август (1–15) 2011 года.

Украина: в какую сторону качнется маятник?

Просмотров: 2529

В июле 2011 года внешнеполитическая активность Украины на кавказском направлении заметно оживилась. На начало месяца пришелся официальный визит президента Армении Сержа Саргсяна в Киев. На первый взгляд, этот вояж нельзя рассматривать как событие первостепенного значения. Между тем, более содержательный анализ позволяет зафиксировать несколько важных моментов, которые требуют серьезного внимания. Начнем с того, что между нынешним визитом президента Армении и последней аналогичной поездкой его предшественника прошло 10 лет. За это время на Кавказе многое изменилось. Формируется новый статус-кво, в котором позицию Украины нельзя недооценивать.

В отличие от визита 2001 года, в этот раз лидер Украинского государства заявил о возможном участии своей страны в разрешении нагорно-карабахского конфликта. «У нас прекрасные партнерские, дружеские отношения, торгово-экономические отношения и с Арменией, и с Азербайджаном. И в наших интересах, в интересах украинского народа, чтобы этот конфликт был решен мирным путем», – резюмировал по итогам переговоров с Саргсяном Виктор Янукович. По словам президента Украины, его страна во время председательства в ОБСЕ в 2013 году готова приложить «максимум усилий, чтобы продвинуть этот переговорный процесс вперед». Таким образом, официальный Киев публично заявил о роли посредника в разрешении армяно-азербайджанского противоборства, а не только о стратегической кооперации с Баку. И это на фоне заявлений представителей официальной Москвы (Дмитрий Медведев, Сергей Лавров) о том, что любое изменение имеющегося переговорного формата (Минская группа ОБСЕ плюс трехсторонние переговоры президентов) является непродуктивным дипломатическим шагом.

К нагорно-карабахской динамике в связи с устремлениями Украины мы еще вернемся, а пока обратимся к другой точке Большого Кавказа, которую официальный Киев затронул своим вниманием в июле нынешнего года. Речь идет о Грузии. 14-15 июля состоялся визит главы МИД Украины Константина Грищенко в Тбилиси. Данный визит также не кажется «проходным событием», поскольку после того, как президентское кресло в Киеве оставил «кум Саакашвили» и его идейный соратник Виктор Ющенко, обозреватели поспешили заговорить об охлаждении в отношениях между Грузией и Украиной. И в самом деле, внешняя политика при Викторе Януковиче стала не в пример его предшественнику более рациональной и прагматичной. И с Россией «пошел процесс» нормализации (примером тому Харьковские соглашения 2010 года по Черноморскому флоту и условиям его базирования в Севастополе), и с Западом Киев не растерял того позитива, который был накоплен в прежние годы. Однако как бы позитивно ни развивались российско-украинские отношения в последний год, а накануне тбилисского вояжа Константина Грищенко директор департамента информационной политики украинского Министерства иностранных дел Олег Волошин сделал важное заявление: «Украина остается сторонником территориальной целостности Грузии. Украина не признает независимости самопровозглашенных Абхазии и Южной Осетии, как и независимости Косово. Мы рассматриваем Грузию как важного партнера и друга на постсоветском пространстве». И слова споуксмена украинского МИД не разошлись с делом. «Украина и Грузия активизируют сотрудничество в торговле и экономике», - такую оценку визиту Грищенко дал пресс-релиз, распространенный по его итогам в грузинских и в украинских СМИ. Киев и Тбилиси заявили о налаживании системной работы межправительственной комиссии (ее первое заседание пройдет уже осенью 2011 года), а также выразили готовность кооперировать с европейским проектом «Восточное партнерство» (который с самого начала его реализации в 2009 году вызывает стойкое неприятие Москвы).

Означает ли июльская активизация Киева некую фронду, которая Украина Януковича ведет против Москвы и ее доминирования в регионе? Думается, что скороспелые ответы на этот вопрос – не самый лучший способ понимания украинской внешнеполитической мотивации. В этой связи вместо критики «с места в карьер» необходимо лучшее понимание той кавказской динамики, которую продемонстрировал Киев за время существования Украинского независимого государства в период после распада СССР.

С одной стороны, Кавказ не является непосредственным соседом Украины, а диаспоры, представляющие кавказские республики на ее территории, не слишком многочисленны, чтобы учитывать их интересы в формировании дипломатических приоритетов. Но с другой стороны, Украина - это часть Черноморского региона, являющегося частью так называемого «пояса нестабильности (от Балкан через Приднестровье до Южного Кавказа). На юго-западном направлении Украина имеет непосредственный выход к одному из неразрешенных конфликтов на территории бывшего СССР - молдавско-приднестровскому (405 км украинской границы примыкают к непризнанной Приднестровской Молдавской Республике).

При этом Украина - крупнейший сосед РФ в Европе. Она обеспечивает транзит российских энергоносителей в Европу. И на территории Украины (Крымский полуостров) базируются основные силы Черноморского флота (ЧФ) России (это около

70% всей инфраструктуры ЧФ). В значительной степени именно «крымский узел» проблем связал украинскую внешнюю политику с кавказским направлением. Во время грузино-абхазского конфликта и гражданской войны в Грузии (1993) Черноморский флот РФ был многосторонне задействован в этих событиях. Здесь и эвакуация пострадавших из Абхазии, и разведка, и участие в военных действиях против звиадистов на стороне Эдуарда Шеварднадзе. На фоне неразрешенного до конца «флотского вопроса» (после Дагомысского и Ялтинского соглашений в июне и в августе 1992-го и до двусторонних соглашений 1995 и 1997 гг. Черноморский флот существовал как объединенный российско-украинский) активность ЧФ на кавказском театре создавала предпосылки для большей вовлеченности Украины в геополитические расклады на Большом Кавказе.

Помимо этого, на подходы Киева сильно влияли и внутриполитические резоны. Украина в своей нынешней конфигурации была (и остается) страной с незавершенной и не до конца сформированной политической идентичностью. «Такие государства переживают период поиска стабильности как результата компромисса между этнической и гражданской концепциями государства и нации», - справедливо замечает историк Алексей Миллер. Как следствие, крайняя обеспокоенность государственной элиты Украины сепаратистскими вызовами (даже если таковые в реальности не являются серьезной и обеспеченной ресурсами опасностью). И здесь тот же «крымский вопрос» заставлял Киев смотреться в абхазское или нагорно-карабахское зеркало.

В апреле 2011 года исполнилось 18 лет с того момента, как Украина и Грузия подписали «Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи». В 1993 году это межгосударственное соглашение было одним из первых документов такого рода, подписанных бывшими республиками СССР без участия Москвы. С этого времени началось активное грузино-украинское военно-политическое сотрудничество. Впоследствии официальный Киев выражал готовность направить украинские миротворческие силы в зону грузино-абхазского конфликта, неизменно подчеркивая при этом, что такое решение будет принято лишь при наличии соответствующей резолюции Совета Безопасности ООН. «Мы готовы в любых рамках участвовать в урегулировании абхазского конфликта, если эти рамки будут совпадать с решениями ООН и Совета Безопасности ООН», - такую формулу Леонид Кучма озвучил в декабре 2002 года и в апреле 2003 года (в ходе двухдневного визита Шеварднадзе в Киев). Эти подходы пытался нарушить «кум Михаила Саакашвили» Виктор Ющенко. Он неоднократно выступал с широковещательными жестами по поводу готовности Киева разместить украинские «голубые каски» в Абхазии и в Южной Осетии. Однако такая «родственная дипломатия» не нашла поддержки украинского депутатского корпуса, без одобрения которого такие тонкие вопросы не могут решаться. При этом грузинские офицеры проходили обучение на базе Академии вооруженных сил Украины, стажировку в воинских частях этой страны, а «оружейный скандал» 2008 года (проблема поставок украинских вооружений в Грузию, что были использованы Тбилиси во время «пятидневной войны») до крайности осложнил отношения Москвы и Киева. И здесь снова возник образ Крыма. Напомню, что в августе 2008 года президент Виктор Ющенко намеревался не пропустить корабли ЧФ к местам их базирования после их участия в операции «по принуждению Грузии к миру» (об этом был подписан соответствующий указ, опрокидывавший всю предыдущую систему договоренностей Киева с Москвой).

Важным партнером Украины в постсоветский период стал и Азербайджан. Двусторонние контакты Киева и Баку были налажены в самый канун Беловежских соглашений, когда был подписан договор «Об основах межгосударственных отношений Украины и Азербайджанской Республики» (это произошло 19 ноября 1991 года). В феврале 1992 года Киев и Баку установили дипломатические отношения, а в течение 1992-1994 гг. была подписана серия важных документов, положивших начало двусторонним связям, в первую очередь в экономической сфере. Киев проявлял большой интерес к подключению к проекту «Баку-Тбилиси-Джейхан», а также другим энергетическим «альтернативам». Сотрудничество Азербайджана с Украиной было, впрочем, выгодно не только Киеву (который с интересом смотрел на энергетические возможности прикаспийской республики). Проблема сепаратизма сблизила Украину и Азербайджан. По словам известного киевского эксперта Бориса Парахонского, «Украина выступает за сохранение территориальной целостности Азербайджана, и поэтому ее позиция в вопросе Нагорного Карабаха противоречит позиции Армении и РФ». За 20 постсоветских лет Украина стала для Азербайджана одним из основных экспортеров вооружения. Так, в 2009 году украинская сторона поставила в Азербайджан БТР-70, 29 единиц 122-мм самоходных гаубиц 2C1 «Гвоздика», 6 152-мм самоходных гаубиц 2С3 «Акация», один учебно-боевой истребитель МиГ-29УБ, 11 вертолетов Ми-24. И это – только то, что говорят нам открытые источники информация.

Армению же в период после распада Советского Союза независимая Украина долгое время своим вниманием обходила. Показательно, что дипломатические отношения между двумя странами были установлены только 25 декабря 1992 года (для сравнения: с Азербайджаном они были заключены на 10 месяцев раньше, в феврале того же года). Впервые глава независимой Украины посетил независимую Армению только в 1996 году. Про визиты армянских лидеров в Киев мы уже говорили выше. Постсоветская Украина в своих внешнеполитических действиях (а также интеграционных внешнеэкономических проектах) старалась дистанцироваться от России, а следовательно, и от ее союзников. Между тем, Армения на протяжении многих лет считалась (и сегодня считается) одной из главных опор российского влияния на территории бывшего СССР. Здесь находится российская военная база. Армения - член ОДКБ, участник ЕврАзЭС, в то время как Украина – один из застрельщиков ГУАМ, своеобразного клуба недовольных внешнеполитическими устремлениями РФ. По поводу урегулирования нагорно-карабахского конфликта, впрочем, украинские лидеры только однажды позволили себе откровенные публичные выпады в адрес Еревана. Это случилось в 2007 году во время саммита ГУАМ в Баку, когда третий президент Украины Виктор Ющенко заявил об армянской оккупации азербайджанских земель. В других ситуациях украинские дипломаты проявляли намного больше сдержанности и политической корректности. В 2011 году официальный Киев выразил готовность сотрудничать с Ереваном и посредничать в разрешении конфликта в Карабахе.

Сегодня, в отличие от «оранжевого периода» украинской истории, позиция официального Киева выглядит более взвешенной и прагматичной. Никто не спешит вдыхать жизнь в ГУАМ или эксплуатировать идеи «содружества демократий». Но это не может отменить того факта, что у Киева присутствует своя мотивация и свои представления о том, что хорошо, а что плохо на Кавказе. В этой связи надо понимать, что и без внешних спецэффектов политика Виктора Януковича не будет тождественна российским подходам. Как бы красиво ни говорил он и его соратники об улучшении отношений с РФ. Поскольку же процесс формирования украинской политической идентичности и при нынешнем президенте Украины не будет завершен, не исключено, что через несколько лет внутриполитический маятник качнется в другую сторону, а вместе с ним востребованными окажутся не только прагматика, но и идеологически ориентированные подходы.

Сергей Маркедонов, приглашенный научный сотрудник Центра стратегических и международных исследований, США, Вашингтон, обозреватель газеты «Ноев Ковчег»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 8 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Юлия Тимошенко арестована и находится в тюрьме.Сколько ей дадут?Защитит ли ее Россия?
  2. Всех коррупционеров надо пересажать. Особенно в Армении. Украина мне по барабану. Но что решились посадить газовую принцессу, так за это Януковича надо уважать.
  3. Некрасиво так выражаться"по барабану".Не думаю,что читатели разделяют вашу позицию.Мне интересно все чтр происходит и в Армении,и Грузии,и в России.
  4. Киев в Арцахской войне проявил себя отрицательно поставляя ВРАГУ оружие, а также военных инструкторов , не мало было и наёмников.А для незалежной Украины лучше Русские чем татары , которые скоро будут резать хохлов также как и в Баку русских , украинцев , беларусов . Украинцы не так слабы , чтобы из-за сиюминутных мифических политических ,,выгод ,, входить всякие там клуб ,, ОБИЖНИКОВ ,ГУАМ-ы и пр. Прошли те времена , когда в ущерб национальным интересам Украины передавали оружие шизофреникам с комплексом неполноценности , на Украины своих проблем хватает и ,,союзникам,, будет наплевать когда Украине будет нужна помощь , строить политику на личных обидах -у Ющенко отец во втором мировом был нацистким прихвостнем-это факт , и это отражалось на отношение с Россией , государство не собственная лавка -продал , проиграл в карты , и не надо её насиловать.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты