№ 15 (174) Август (1–15) 2011 года.

«Мой адрес – всегда в Феодосии»

Просмотров: 2559

Этот удивительный город, которому уже более 2500 лет, притягивал греков, евреев, готов, гуннов, аланов, татар… Армяне массово селились здесь с X века, генуэзцы основали важнейший торговый центр Кафа, в XIV веке отстроив крепость, потом турки перестроили его в Малый Стамбул, превратив в крупный невольничий рынок… В 1783 году Екатерина II подписала Манифест о принятии Таманского полуострова, Кубани и полуострова Крым «под державу Российскую»: так городу было возвращено историческое имя Феодосия, «Богом данная». До сих пор помнят эти улицы и мальчишку армянина, который разносил кофе. Ему было суждено стать не только прославленным художником, но и основателем нового культурного феодосийского слоя.

Иван Айвазовский… Великий маринист, общественный деятель, меценат… Всегда окруженный поклонниками и учениками, он вел жизнь настоящего Маэстро, в то время как европейский маэстризм сходил на нет. Всегда открытый, чуткий к чужой нужде… С древних времен недостаток воды был предметом постоянных забот жителей Феодосии, положение обострялось. Осенью 1887 года Айвазовский из Субашского источника, находящегося на территории его имения в Старом Крыму, проводит чугунный водовод длиной 25 километров. Для отпуска воды на средства художника был построен фонтан в восточном стиле по его собственным эскизам. «Не будучи в силах более оставаться свидетелем страшного бедствия, которое из года в год испытывает от безводья население родного города, я дарю ему в вечную собственность 50 000 ведер в сутки чистой воды», - писал он в дарственной.

На свои средства он построил археологический музей, благодаря его усилиям и влиянию были сооружены в Феодосии концертный зал, Крымская линия Индо-Европейского телеграфа, библиотека, гимназия, железная дорога и морской торговый порт. А еще он стал первым дарителем Музею древностей. Он помогал студентам, пенсионерам. Сменилось два-три поколения, а художник и после смерти продолжал быть «властителем дум» феодосийцев и крымчан. Конечно, такая активная жизненная позиция не могла не вызывать недоумения и зависти у современников. Мягко говоря, чудаком представал Иван Константинович в глазах некоторых обывателей. В одном интервью директор Национальной картинной галереи Татьяна Гайдук говорит, что история сохранила точный человеческий портрет Ивана Константиновича. Он легко дарил подарки людям прямо на улице, если видел, что совершается бракосочетание или ожидается прибавление семейства. Он дарил как крупные суммы денег, так и земельные участки, а порой и целые дома. Но дары из рога изобилия сыпались не всегда. Иногда, зная о щедрости Айвазовского, некоторые хитрили, приходя к нему и жалуясь на бедность (хотя, может, иные и впрямь были бедны). А дальше было дело случая. Иван Константинович вполне мог легко прийти в ярость и выгнать просителя, надеющегося на манну небесную, со словами: «Иди-ка поработай». Достигший многого не только благодаря собственному таланту, но и упорному труду, Айвазовский не жаловал бездельников.

Художник со временем встал в ряд мировых абсолютных величин, представителей романтизма. Таким был и английский живописец Уильям Тернер, признавший мастерство феодосийца. И даже посвятивший ему стихи, в которых назвал Айвазовского «гением». Невозможно натянуть на него «армянское одеяло», как делают некоторые, утверждая, что божественный свет на его полотнах – примета армянского искусства. Сегодня Национальная галерея – это уникальный музей маринистического искусства. Здесь представлены произведения Айвазовского, его современников, учеников и последователей, а также западноевропейских маринистов и художников нового времени. Основа и гордость галереи – крупнейшая в мире коллекция произведений Айвазовского – 417 работ (живопись и графика). Коллекция является эталонной, она отражает все этапы творчества – от ранних студенческих работ до последних произведений. Кроме того, в собрании архивные документы, фотоматериалы, мемориальные вещи. Галерея – центр притяжения и горожан, и гостей, которые занимают очередь за сорок минут до ее открытия. Ее можно назвать стратегически важным объектом, ведь, по признанию Татьяны Гайдук, если в городе выключают коммуникации, то галерею – в самую последнюю очередь. На набережной, ныне носящей имя художника, стоит памятник работы скульптора И.Я. Гинцбурга, архитектора П.И. Голландского, мастера-каменщика Фоки Яни. Художник изображен с палитрой и кистью в руках смотрящим вдаль на море. Здесь любят рисовать молодые художники и толпиться лавочники разных мастей.

Похоронен художник в старой части города, в ограде средневековой армянской церкви Сурб-Саркис рядом со своей второй женой Анной Никитичной Саркисовой. В нескольких шагах – мечеть Муфти-Джами, напоминающая архитектурные абрисы Стамбула, чуть пройдя вверх, мы найдем живописнейшие развалины Генуэзской крепости. На ее территории, в районе Карантинного холма, находятся четыре небольшие церкви средневекового периода, три из них построены армянами.

Ну а стены церкви Сурб-Саркис, которую некоторые краеведы относят к XI веку, когда-то возвышались над армянским кладбищем; возведены они из ломаного камня-известняка с многочисленными хачкарами разных размеров. В 1888-м в результате пожара церковь сгорела. В том же году на средства Айвазовского она была перестроена. В этом храме Айвазовский принял обряд крещения, здесь он венчался, в этой церкви его отпевали. На могиле в 1901 году был установлен памятник работы итальянского скульптора Биоджоли. Он выполнен в виде саркофага, облицованного плитами из белого каррарского мрамора. На одной стороне памятника надпись на русском языке: «Профессор Иван Константинович Айвазовский. 1817-1900», на другой надпись на армянском языке: «Рожденный смертным, оставил по себе бессмертную память». К сожалению, службы в Сурб-Саркисе проводятся очень редко, можно купить свечи, но с настоятелем поговорить уже не удастся – постоянно служит в Ялте. Но территория Сурб-Саркиса – место постоянной работы феодосийского краеведа Льва Константиновича Иванова. По его данным, армян в Крыму осталось очень мало, около полутора тысяч, хотя еще в 1922 году «Статистико-экономический атлас Крыма» давал цифру в 12.000. На сегодняшний день, по данным Крымского армянского общества, здесь проживает уже свыше 25 тысяч армян.

Родится ли на этом берегу еще один такой великий романтик южной степи и облаков?

Сегодня творчество художника требует иного зрительского и искусствоведческого взгляда, иных контекстов, в нем много символики и скрытых смыслов. Подобные издания Национальная галерея выпускает, дополняя архивную часть новыми сведениями, генеалогическим деревом, разросшимся до Москвы, Австралии, Лондона… Увы, в Феодосии нет ни одного потомка Айвазовского. Но многогранная, объемная фигура художника до сих пор остается главным ключом к пониманию феодосийской жизни. Здесь создан Фонд имени И.К. Айвазовского. В следующем году исполнится 200 лет со дня рождения брата художника – богослова и просветителя Габриэла Айвазовского. Задача города – достойно отметить юбилей.

Валерия Олюнина, Феодосия–Москва

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 27 человек

Оставьте свои комментарии

  1. отличная публикация! интересно читать об "айвазовском"составляющем древнего города, основаного греками из Милета в VI веке до Р. Х.
  2. Спасибо, Валерия!
  3. Лерочка, всегда с удовольствием читаю твои публикации. Хороший, ненавязчивый объем информации, индивидуальность изложения. Это не дифирамбы, а действительно здорово.
  4. Как вообще в Крыму, каковы Ваши впечатления, как тамошние армяне? Расскажите, пожалуйста. Спасибо!
  5. с армянами, увы, пообщаться не удалось, занималась с детьми....Если честно, было обидно видеть ненужность церковной власти Сурб Саркиса.....ремонт там нужен, и самое главное - паства.... женщина, проходившая мимо, сказала. что службы проводятся крайне редко - только когда кто-то именитый умрет или кто-то родится.... место удивительное, сосны, тишина.... памятник на могиле Айвазовского сохранен в целости, без изменений....вот вам отрывок из моего очерка, не вошедший на страницы газеты.... Публикация в местной газете «Кафа» о книжных новинках издательства «Коктебель» и привела меня к Татьяне Викторовне Гайдук. В заметке шла речь о биографической книге Минаса Саргсяна «Жизнь великого мариниста. И.К. Айвазовский» в переводе исследователя армянской культуры в Крыму Ерванда Барашьяна. Ее презентация прошла совсем недавно. Когда я спросила Татьяну Викторовну, действительно ли издание готовилось в сотрудничестве с галереей, как писалось в «Кафе», она опротестовала этот факт. Да, такое обращение было со стороны известного издателя Дмитрия Лосева, который предложил научным сотрудникам галереи после каждый главы дать свой комментарий. Но только вот встречного движения не последовало. Не было смысла давать комментарии информативнее, чем сами главы. Книга Минаса Саргсяна была написана в 60-е годы прошлого века, в то время искусствоведение было специфическим. Поскольку самого автора уже нет в живых, и он не мог «влить свежее вино в старые мехи», издание получилось не то, чтоб вредным, но уж точно не прорывом в изучении биографии мастера. К сожалению, из Айвазовского продолжают делать традиционную трафаретную фигуру, в то время как его личность должна рассматриваться как фигура крымского ренессанса. Ведь он был основателем «Киммерийской школы» живописи, пополнившей свои ряды такими мастерами, как итальянец Лагорио, немец Феслер, абхаз Шервашидзе, Богаевский с польско-русскими корнями, Латри с армяно-английско-греческой кровью, грек Куинджи, чабанским мальчишкой привезенный Айвазовским в Шах-Мамай растирать краски и убежавший от него через неделю в Петербург, в Академию. Я сказала Татьяне Викторовне, что из Москвы фигура Айвазовского действительно просматривается плохо, и только в Феодосии его можно адекватно и полно оценить. А о причинах умаления заслуг Ивана Константиновича многие из нас просто не подозревают. Не классовым же врагом он был, наконец, хоть и считался самым богатым помещиком Крыма? Татьяна Гайдук вспоминает, что, в Ленинградской Академии искусств о творчестве Айвазовского она могла написать лишь реферат, и то на начальном курсе. Защищать диплом по Айвазовскому в те годы было невозможно. И вот почему. Художник был наделен не только большим даром и трудоспособностью, но и крепким, устойчивым характером. И своим творческим кредо, которому не изменял. Русские «Передвижники» пытались заполучить мастера в свои ряды, им нужны были для раскрутки большие имена, но Айвазовскому это было неинтересно. Это позже Иван Крамской, написавший портрет художника, скажет: «Айвазовский «есть звезда первой величины во всяком случае и не только у нас, а в истории искусства вообще», ну и тогда для многих «не было пророка в своем отечестве». Бурлаков он писать не хотел, его искусство было иным. Айвазовского, закончившего с золотой медалью Императорскую петербургскую Академию художеств, академика пяти европейских академий художеств, подчас травили. Тот же Всеволод Гаршин, обвинявший его в легковесной живописи на скорую руку. Он и правда быстро работал, любил белый утренний свет, который бывает в Крыму ранним утром. К своим полотнам всегда был критичен. Считал, что лучшее еще впереди. Противоречивый портрет художника дает Максимилиан Волошин в статье «Культура, искусство, памятники Крыма» в 1925 году. Он пишет: « Айвазовский сыграл крупную роль в судьбах русской Феодосии. Блестящий романтик моря, виртуоз облаков и воздуха, - «кистью» Айвазовского было принято восхищаться не менее, чем «кистью» Брюллова…Айвазовского не следует судить по произведениям второй половины его творчества, когда он фабрично повторял самого себя…» И еще он пишет о том, что художник, распродав все мало-мальски порядочное, выходившее из рук, то галерея, составленная по такому обратному подбору, не может дать представления о положительных сторонах его искусства».
  6. ...Греющая душу публикация, хотя есть кое-какие огрехи: известный феодосийский краевед Петров Лев Констанитинович (не Иванов); и имение Айвазовского было не в Старом Крыму, а селе 15 км от Старого Крыма. Но в целом, чувствуется проникнутое любовью к Феодосии сердце автора статьи. Однако не до конца понял комментарий "автора читателю", где упоминаются значимые персоны сегодняшней Феодосии и книга Минаса Саргсяна. Вместо слов благодраности автору перевода Ерванду Барашьяну, который совместно с издательством Коктебель подарили всем русскоязычным читателям подробнейшую биографию маэстро моря, звучит уменьшительно примитивный комментарий чьегото задетого самолюбия. Упомянутая книга презентовалась во многих городах и культурных центрах Украины, России, Армении:Одессе, Харькове, С-Петербурге, Ереване, Кишиневе, Ивано-Франковске, Кировограде; книга стала настольной для многих научных сотрудников музеев, где представлены работы Айвазовского.Именно эта книга, как ни какой другой труд помогла читателю увидеть Айвазовского во всех его ипостасях,слабостях и величии....Спасибо, что дочитали, и прошу прощения за прямоту.
  7. Александр, спасибо большое за прямоту..... я и впрямь грешна перед замечательным краеведом, переврав его фамилию... звал он меня пообщаться еще раз, но просто не вырвалась.....по поводу чьего-то злопыхательства, это зря..... С Татьяной Гайдук я беседовала около 40 минут, столько она "вскрыла" в моем восприятии Айвазовского! И согласилась с тем, что он действительно выглядит плоско, пока не приедешь в Феодосию. Именно на родине этот человек встает в своей ренессансный рост! А вы знаете, Александр, что сам Дмитрий Лосев пожалел о том, что поднял из руин этот труд Минаса, потому что искусствоведение - это не только даты. Так вот. Пользы ощутимой книга эта не принесла. Не зря галерея отказалась писать к полувековому труду комментарии, ведь времена не те, "глаз" другой, возможности,нет необходимости вино вливать в старые мехи, а не оживлять мертвецов.....
  8. Обидно, что старинная церковь в Феодосии стоит в запустении. Там наша история. Там могила Айвазовского... В ААЦ забыли о наших исторических колониях, вот потому такое отношение к армянам Крыма. Зато почему-то построили церковь в Барнауле (привет от кочевников!), теперь Сибирь осваивают вовсю ... А исторические места забывают. Тот же Астрахань, к примеру, Каменец-Подольск...
  9. Уважаемая Валерия. Приятно то, что Вы отреагировали на мой текст. И все же позвольте не согласиться с мнением Т.Гайдук и с Вашим также.Во-первых, свою книгу Минас Саргсян готовил многие годы, если я не ошибаюсь - он посвятил этой работе и исследованию почти 40 лет своей жизни. Да- во многом он опирался на армянские источники тех времен, а комментарии и ссылки издательства на русском языке были тщательно исследованы и во многом дополнили саму работу Саргсяна. Лосев совместно с Барашьяном буквально "вылизали" каждый факт, каждое событие, каждую строку биографии маэстро, донеся русскоязычному читателю дух того времени и дух художника. А то, что галерея не стала писать свои комментарии - это им большой минус - они ведь не работали над этой книгой,поскольку, очевидно, обладали лишь оригиналом на армянском языке. И. кроме этого, мнение г-жи Гайдук Т. - это только ее мнение, а не мнение всех читателей и музейных работников. А Лосев пожалел, вероятно о другом, - что он не знает армянского языка."Так вот. Пользы ощутимой книга эта не принесла" - пользы кому? Я думаю, что для тех людей, кто прочитает эту книгу не пользы ради, а позниния для - суть пользы определится сама собой. И, конечно же - в Феодосию нужно ездить и посещать галерею, другие значимые места города и окрестностей и постигать ее дух, который вобрал в себя все наследие истории, которую творили и великие люди мира сего (как Айвазовский, Волошин, Грин и множество других великих духом людей), и простой люд (от основателей Богом данной до простых феодосийцев современности, таких как Баршьян, Петров, Лосев, Большаков, Горошко и др.). ...И что до книги - она ведь не искусствоведческая, а скорее документально-публицистическая с достаточно зрелым художественным текстом и не загружена научными терминами, поэтому и понятна и доступна...
  10. Браво, В.Олюнина!!!
  11. Всегда с интересом читаю Ваши статьи. Как и все члены моей семьи. Вы большая умница, Валерия. Спасибо! Арутюновы, Пятигорск
  12. Добрый день и спасибо за отзыв! Поездка в Пятигорск осталась нереализованной мечтой с детских времен.... Отец был большой поклонник Лермонтова... но в Пятигорске где-то жила его троюродная сестра....фамилия - Олюнина
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты