№ 17 (176) Cентябрь (1–15) 2011 года.

Философия жизни академика Мумладзе

Просмотров: 5116

Интервью с доктором медицинских наук, профессором, академиком РАЕН, заслуженным врачом РФ, известным хирургом Робертом Борисовичем Мумладзе

– Роберт Борисович, Ваша карьера хирурга развивалась стремительно. Вы покорили все возможные высоты в медицине: доктор медицинских наук, профессор, академик РАЕН, заслуженный врач России. Что определило Ваш выбор профессии?

– В моей семье я – первый врач. Думаю, в этом есть заслуга родителей. Они оба участники войны. Папа служил в Одесском особом военном округе, мама была при нем. Когда папа пришел с фронта, он тяжело заболел, и ему предстояла операция. Делал ее профессор Игнатий Константинович Пипия, в Тбилиси. Помогал ему Герман Ахаладзе, профессор, который с отцом вместе воевал. Я в этом госпитале для инвалидов войны в Тбилиси на улице Камо, где лечили отца, часто ночевал. Дядя Герман, фронтовой друг отца, всегда таскал меня за собой. И думаю, операция папы, мое постоянное присутствие в больнице, в хирургическом отделении, переживания заложили очень мощный фундамент для моего решения пойти в медицину.

– Как сложилась Ваша жизнь после отъезда из Тбилиси?

– Жизнь сложилась очень интересно и очень здорово, с моей точки зрения. Январь 1959 года. Если помните, в это время шел съезд партии, после которого вынесли Сталина из мавзолея. Я и Серго Меликишвили-Меликян, мой институтский друг, весь пятый и шестой курсы собирали деньги. Я до сих храню этот блокнотик, в котором написаны наши «вклады»: «Первое сентября: Роберт – 20 копеек, Серго – 30 копеек» и т.д. Мы собрали небольшую сумму денег и сказали родителям: «Отпустите нас на каникулы в Москву». Мои родители быстро согласились, его тоже.

Мы сели в поезд Тбилиси–Москва, а уже на станции Хашури нас встречала моя бабушка, которая занесла в купе бурдюк крепкого вина - литров на десять, цыплят, хачапури. Представляете, внук едет в Москву - для деревенской женщины это событие. Когда мы подъезжали к станции Армавир, по громкой связи в поезде объявили, что в тринадцатом вагоне нужен врач. Мы отправились в тринадцатый вагон, и я принял роды у женщины, которая ехала в Армавир к мужу-военному. Родился мальчик. В нашем поезде ехали делегаты на съезд партии – два вагона, вагон – армянская делегация, другой – грузинская. Армяне услышали объявление: «В составе родился мальчик, его принял студент Тбилисского медицинского института, приметы: ходит в красной спортивной пижаме». Армянская делегация меня выловила, пригласила в свой вагон. Очень мило со мной побеседовали, записали мои координаты и моему ректору отправили письмо с благодарностью. Когда я вернулся из Москвы, ректор нашего мединститута вызвал меня и, зачитав письмо армянской делегации, похвалил, а меня отправили в Москву на практику.

– И так Вы остались в Москве?

– Нет, я закончил практику, вернулся в Тбилиси, окончил медицинский институт и уехал работать по направлению в поселок Цаленжик. Там я отработал три года. И очень рад, что прошел через эту школу. Я уехал в Москву в 1964 году – уже в аспирантуру, прошел жестокий конкурс. Было всего два места, на каждое место – по пятьдесят желающих. Я прошел через это чистилище и поступил в аспирантуру на кафедру к профессору Казанскому Валерию Ивановичу. Тема кандидатской диссертации у меня была «Хирургия пищевода», которая потом переросла в докторскую. Хочу сказать, что и в ту пору меня окружали очень доброжелательные люди. Окончил аспирантуру, и кафедра выступила с ходатайством, чтобы меня оставили в ранге ассистента.

– 28 июля 2011 года в Кремле президент России Дмитрий Медведев наградил Вас за высокие профессиональные достижения орденом Дружбы народов. Что для Вас означает эта высокая государственная награда?

– Я могу с полной ответственностью сказать, что дружба народов – часть моей философии. Я об этом сказал и в ответной речи, когда мне вручали орден. Когда мой папа пришел с фронта в 1947 году, он мне внушал: «Сынок, дружба - понятие круглосуточное. Для дружбы не существует утро, вечер, ночь». Я сказал президенту с трибуны, что этому чувству дружбы служу по сей день. Поэтому для меня орден Дружбы – это не просто награда, это философия моей жизни, моего места в этом мире. Я абсолютно убежден, что дружба - основа нормального существования людей на земле. Если нет между людьми дружбы, считайте, что нет жизни. Уже в частной беседе Дмитрий Медведев сказал: «Спасибо Вам, что Вы понимаете суть этого ордена».

– У Вас выросла целая плеяда учеников и последователей. Как Вы оцениваете успехи молодого поколения?

– Я воспитал 36 докторов наук – многие из них уже профессора и около 60 кандидатов медицинских наук. Уповать только на себя и на свое поколение – неправильно, молодых надо растить. Что такое медицина? Это здоровье человека. Здоровье человека – это здоровье нации. Если нация нездорова, то государство существовать не может. Главная оценка моего труда – мои ученики, и я не ревную, а радуюсь, когда кто-то из молодых делает что-то лучше меня.

– Какие достижения в хирургии Вы считаете наиболее успешными? Что нового появилось в Вашей практике за последние годы?

– Последние годы я посвятил много времени и много труда так называемым операциям мини-доступа. Это щадящие, без большого разреза лапароскопические удаления пораженных органов грудной клетки, пораженных органов брюшной полости. Этой технологии у меня посвящено около 680 публикаций, много патентов на изобретения, в том числе на мини-лазерные технологии. Если раньше при злокачественных заболеваниях пищевода мы считали, что маленькая опухоль – это большая операция, а большая опухоль – операция еще больше, то теперь мы от этой практики отошли и перешли на так называемые малотравматичные технологии. Это, например, установка стентов для восстановления проходимости пищевода, пораженного, в том числе, злокачественными опухолями, чтобы создать более комфортные условия для жизни больного. Мы с этой технологией объездили почти весь мир. Я лично был в Японии, Германии, Южной Корее. Это то, чему я посвятил последние пятнадцать лет своей хирургической жизни.

– Вы родились в Одессе, затем жили в Тбилиси, позже в Москве. Какой из этих городов для Вас родной?

– В Одессе я только родился, когда началась война. В курортном местечке недалеко от Боржоми прошло мое детство. Я абсолютно убежден, что все хорошее, что у меня есть сегодня, было заложено там, в моем детстве. Для меня Москва оказалась надстройкой, а фундамент – все-таки Тбилиси. Я безумно сожалею, что между Тбилиси и Москвой сегодня такая пропасть. Она никому не нужна, абсолютно.

У меня жена русская, как нам делить нашу дочь, у которой половина крови грузинская, половина – русская? У меня четыре внучки. Что, мне и их теперь делить? Это неправильно. Это вредно. Я очень переживаю, что произошел разрыв, произошло такое искусственное, никому не нужное разделение. Та пятидневная война, будь она проклята, когда спящий город Цхинвал в два часа ночи накрыли шквалом огня – разве это нормально? Разве это допустимо в наши дни?

– Кстати, в каком районе Тбилиси Вы жили? Расскажите о Ваших друзьях-соседях.

– Я жил в совершено уникальном районе Авлабар. Это гремучая смесь: армянская, грузинская, русская, еврейская, азербайджанская. Там были заложены основы моего понимания национального вопроса, которого для меня по сей день не существует.

Меня звали Роберто. Подпольная кличка «Шахтер», потому что я болел за футбольный клуб из Донецка. Мы все с ума сходили по футболу. Я мог прогулять школу, за что меня отец лупил. Бегали на реку Куру купаться, так как открытый бассейн в Тбилиси был один и туда было не попасть. На проспекте Руставели был очень хороший дворец пионеров. Я ходил в секцию гимнастики.

– У Вас есть хобби?

– Я сумасшедший болельщик футбольного и хоккейного клуба московского «Динамо». Я скажу, что я горд тем, что я очень дружу с Давыдовым Михаилом Семеновичем – одним из руководителей хоккейного клуба «Динамо». Я не пропускаю ни одной хоккейной игры или футбольного матча динамовцев. У меня есть пропуск, позволяющий проходить на эти матчи.

– А друзей у Вас много?

– Есть такое грузинское слово «мегобари». Если перевести - люди, которые едят из одной тарелки. Как Вам кажется, сколько человек может собраться вокруг одной тарелки?

– Мало.

– Конечно. Есть у меня друзья очень близкие – пять, шесть человек. Настоящих друзей много не может быть. Это актер и режиссер Артем Карапетян. Я очень дружу с Михаилом Ивановичем Ножкиным. Очень его ценю. Есть среди близких мне людей, теперь уже друзей, мои бывшие ученики, и конечно, те мои учителя, которые дожили до сегодняшних дней. Это Лев Григорьевич Харитонов – мой руководитель в аспирантуре. Адельханян Роберт Артурович, бывший прокурор Ставропольского края. Очень близкий мне человек. За последние годы у меня появилось много друзей. Это люди, которым я помогал, люди, которых я вернул с того света.

– Что бы Вы пожелали читателям газеты «Ноев Ковчег»?

– Желаю, чтобы вы рассказывали не о тех, кто стреляет, а о тех, кто исцеляет, кто возвращает к жизни, помогает жить. Таких Мумладзе, как я. И конечно, желаю читателям крепкого здоровья.

Беседу вел Григорий Анисонян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 26 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Прекрасный человек!Отличный хирург!Большая душа,Мумладзе!
  2. Akademika Mumladza-v prezidenty Gruzii!
  3. Таких людей называют "ЧЕЛОВЕК МИРА" и справедливо Мумладзе получил орден Дружбы Народов.Спасибо редакции за интересный и теплый материал.
  4. Хирург Мумладзе спас многие жизни в том числе и моему брату,спасибо ему.Очень приятно видеть его в армянской газете.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты