№ 21 (180) Ноябрь (1–15) 2011 года.

Классическая музыка – это часть комитасовской музыки»

Просмотров: 3238

Австралийский флейтист и педагог Зденек Брудерханс, услышав однажды, как студенты Музыкального университета Сиднея исполняют Комитаса, и к тому же на армянском языке, был необычайно поражен и взволнован. Он тут же решил разыскать их преподавателя, чтобы высказать свое восхищение. Каково же было его изумление, когда им оказалась средневековой красоты стройная оперная дива – Аракс Мансурян.

16 лет Аракс пела в Сиднейском оперном театре «Австралия опера», сейчас преподает в Музыкальном университете Сиднея и с успехом гастролирует в разных странах мира. Ее глубокий переливчатый голос и по-европейски умеренный артистизм мало кого могут оставить равнодушным. Раз в год, хотя бы на месяц, Аракс приезжает в родные пенаты.

– Аракс, насколько мне известно, в Вашей программе всегда есть Комитас, даже на экзаменах Ваши студенты исполняют его. А не сложно ли австралийцам петь армянские песни?

– Мои студенты с удовольствием исполняют Комитаса, с той только разницей, что им подчас сложно бывает объяснить содержание песен армянского композитора. Любой перевод, как бы профессионально он ни был бы сделан, не в состоянии передать тех чувств, которые вложил в свои песни Комитас. Скорее, комитасовская музыка расширяет их слуховой кругозор, чем словесный. А некоторые из моих ребят уже даже имеют опыт выступлений на международных сценах. Признаюсь, я живу успехом каждого из них. А когда недавно на экзамене моя студентка спела песни Комитаса и Тиграна Мансуряна на слова Амо Сагияна, сердце мое от переживаний и гордости за свою нацию готово было вырваться наружу.

На этот раз мне не удалось дать концерт в Ереване, надеюсь, мне представится эта возможность в будущем году. К тому же я хочу привезти с собой свою студентку и в Ереване организовать концерт с ее участием. Она лелеет надежду увидеть Армению своими глазами и спеть на армянском.

– Нынче музыкальная жизнь, как и все искусство, как и вся наша жизнь, переходит от стадии выживания в стадию развития, отчасти минуя и идеологические перегрузки. Как бы Вы оценили современную армянскую музыку?

– У меня порой складывается такое ощущение, что все поют одно и то же. И мелодия эта не имеет ничего общего с армянской музыкой. Какая-то шквальная мода на  музыку наших соседей. А ведь армянская музыка по сути своей христианская и имеет свои принципы. Ну, как тут не вспомнить прошлое, когда существовало такое понятие, как филармония школьников, куда каждое воскресенье нас возили в концертные залы, где звучала классика и музыковеды ненавязчиво вели беседу об истории музыки. Такой подход к классической музыке еще со школьной скамьи очень важен сейчас. Знаете, я более чем уверена, что все сразу изменится, если молодежи, и в частности армянской, будет преподнесена действительно хорошая музыка. Ну, а классическая музыка   - это уже часть комитасовской музыки. Музыка Комитаса и по сей день эстетически актуальна, так как в ней синтезируется духовное состояние, которое встраивается в разные парадигмы национальных менталитетов.

– Из 23 исполненных Вами ролей – в «А­и­де», «Тру­ба­ду­ре», «До­не Кар­ло­се», «Па­я­цах»… – были, наверное, особо любимые?

– Я всегда особо выделяла оперы Верди, но одна из самых любимых моих ролей - А­нуш в опере Армена Тиграняна. Здесь так много музыкальных приемов и экзерсисов, адекватных моему мироощущению… Кстати, что касается исполнительского мастерства в Сиднее, то высшим и абсолютным критерием является не проверка его на публике, а отношение к нему компетентной комиссии. В процессе под­го­тов­ки к каж­дой о­пе­ре непременно приг­ла­ша­ют­ся спе­ци­а­ли­сты то­го я­зы­ка, на ко­то­ром на­пи­са­но то или иное про­из­ве­де­ни­е. Здесь царит мир биз­не­са, в ко­то­ром не про­ща­ют про­ма­хов.

Если вы красивы и у вас хо­ро­ши­е вокальные дан­ны­е, это приветствуется, но если у актера или певца слабо представлено мастерство и нет профессионального подхода, то он обречен на провал. Помнится, был такой случай: шло прослушивание оперы «Кармен», как вдруг один из членов приемной комиссии обратил внимание на то, что пе­ви­ца неверно произнесла какое-то слово по-фран­цузски. Эта, казалось бы, поправимая ошибка, тем не менее, решила ее судьбу. Случай этот я взяла на вооружение. Второе, что я усвоила в Сиднее – надо быть очень хорошим для иностранцев, чтобы тебя признали…

– Как-то Роберт Атаян - один из серьезных исследователей комитасовского искусства, сказал, что, если Вы уедете из Армении, армяне потеряют певицу Аракс Мансурян, но выиграют зрителя, слушающего Комитаса. Его слова оказались пророческими?

– К хорошему, видимо, очень быстро привыкаешь… Благоустроенность и великолепие Австралии, кажется, могут затмить маленькую Армению. Однако у нас, армян, есть то, чего поч­ти нет в Авст­ра­ли­и – это доброжелательность и теплота, исходящие от нашего народа. При этом Ар­ме­ни­я конт­раст­на: рядом с талантом может дать плоды агрессивная зависть, корысть... Как бы мне хотелось, чтобы и сегодня в нашем Национальном академическом театре оперы и балета был тот же уровень, что был в те светлые годы, когда со сцены пели Мигран Еркат, Аршавир Карапетян, Гоар Гаспарян, Татевик Сазандарян… Сегодня я продолжаю давать кон­цер­ты, где представляю чистую армянскую музыку. Я всегда тяготела к ка­мер­ному исполнительству, которое для меня, кстати, выше, чем опер­но­е пе­ни­е. В ка­мер­ной му­зы­ке есть больше простора, больше свободы. Это так важно – оставаться профессиональным исполнителем и на камерной сцене.

…А еще для меня принципиально важно уйти вовремя со сцены, как это сделала в свое время Татевик Сазандарян. Я  считаю крайне оскорбительным, когда зритель аплодирует артисту на сцене за его прошлые заслуги.

– Я слышала, в детстве Вы мечтали стать художницей, но в итоге выбрали вокал. Какие-то навыки, наверное, все же сохранились?

– Я всегда пребывала в среде художников. Отец моей дочери Шушан (певица – Шушан Петросян. – К.А.) и мой брат Мгер – художники. Мой супруг Акоп – гравировщик-дизайнер, тоже рисует. Побывав в Армении, он настолько полюбил ее, что теперь всюду и всем говорит, что Армения красивее Австралии. Я уверена, что, когда мы вернемся на родину, Армения пробудит в нем желание заняться живописью. Ну, а рядом с его творчеством, может быть, и у меня появится желание писать картины.

Кари Амирханян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 38 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Она действительно красива ти необычайно умна
  2. Гордость нации!
  3. Замечательное интервью!Спасибо автору.
  4. Спасибо, Кари!
  5. Я однажды был на концерте Аракс Давтян и был просто потрясен ее талантом.
  6. А ведь на родине ее не так знают и ценят как за рубежом
  7. Уважаемый князь, видимо, ошибся: Аракс Давтян - не Мансурян. Обе великие певицы. Жаль, что тикин Давтян ушла так рано из жизни... А за тикин Мансурян я очень рад. Горжусь!
  8. Кари, как вам удается так писать интервью, как кино делать?!
  9. Божественная женщина и певица!
  10. Обратила внимание, что у нее все окружение творческое. Художник, певица, гравировщик...
  11. Наверное, бестактный вопрос, но сколько лет уважаемой тикин Араксии? Так великолепно выглядит.
  12. Нет слов выразить симатию, уважение, восторг и любовь!
  13. Получила огромное удовольствие! У Гоар Гаспарян был великолепный оперный голос,у Люсинэ Закарян - божественный, а у Аракс Мансурян - голос не просто духовный,а еще и интеллектуальный...
  14. В этот блестящий ряд еще бы добваил Лину Мкртчян и Аракс Давтян... Наши Богини! Привет из Питера
  15. Да, но Шер эстадная, здесь имеют в виду оперных певиц. Если так, то добавим ещё Сильви Вартан и Рози Армен.
  16. А еще Флору Мартиросян и Заруи Бабаян
  17. Татевик Оганесян и Сона Шахгельдян,,,
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты