№ 23–24 (182–183) Декабрь 2011 года.

«Вино делать – не сапоги шить»

Просмотров: 1588

Национальный праздник вина в списке праздничных дат Армении появился года три-четыре назад. Но и по сей день 7 ноября ассоциируется в республике скорее с Октябрьской революцией, нежели с Днем вина, никоим образом не отмечаемым. Глава Союза армянских виноделов Аваг Арутюнян полушутя замечает: «Прежде в сфере следует произвести революцию, а уж затем что-то праздновать».

– Нынешний сезон закупки винограда отличился особой активностью. Спрос на виноград был так высок, что ставки на оптовый килограмм превышали прошлогодние 130 драмов (порядка 30 центов). Тем не менее, и в разгар сбора, и после Вы заявляли, что не находите ситуацию в сфере виноделия в стране отменной.

– Сезон и впрямь оказался беспрецедентным. Впервые за последнее десятилетие мы имели реальный рынок. Спрос на сырье был настолько велик, что фермеры принялись даже диктовать условия – в итоге килограмм белых винных сортов стоил минимум 135 драмов, а красных 170-180 драмов! Крестьяне не уступали ни лумы. А порой, даже играя на создавшемся дефиците, реализовывали едва созревший виноград. Словом, дела в этом году у отечественного виноградаря явно обстояли замечательно, и я за наш сельский люд безмерно рад. Другое дело, что нет прогресса в сфере виноделия.

– Да, но мы помним постсоветские годы, начало 90-х, когда отрасль и вовсе переживала глубокий кризис. Ныне в стране вновь сажают виноградники, налажен экспорт вина...

– Всё так. Но если с начала 2000-х дела пошли в гору, то ныне – застой. Что непростительно. Ведь мы подняли виноделие буквально с колен. К 1990-му из-за развернутой в СССР антиалкогольной кампании в Советской Армении осталось всего 29 тысяч гектаров виноградников. Тогда как в пик развития сферы, в 1980-м, речь шла о 36 тысячах гектаров. Последовавшая далее карабахская война и блокада основных коммуникаций привела к потере основного рынка – рынка России, – и мы выкорчевали еще часть насаждений. Крестьяне, лишившиеся рынка сбыта – например, если в 80-е винзаводы скупали у них порядка 300 тысяч тонн винограда, то позже речь шла о смехотворных 15-16 тысячах тонн сырья, – принялись массово вырубать лозы и сажать пшеницу. Этот процесс длился долгие годы. Лишь к середине 90-х началась приватизация винзаводов. Но пока у виноделов не появились средства – спасибо нереализованным старым запасам погребов, которые удалось перегнать в водку и затем успешно распродать, – экспорт по-прежнему оставлял желать лучшего. Только в 1997-м виноделы вновь заручились договоренностями, и первые контейнеры отправились в Москву. Но сегодня, спустя почти 15 лет после реанимации сферы, нельзя говорить о ее бурном расцвете.

Да, в 2010-м, да и в текущем году, было произведено вина вдвое больше, нежели в конце 90-х, но наш потенциал гораздо выше – и тогда, и сейчас винзаводы могли выпустить 7, а то и 8 миллионов бутылок! Причем весь этот литраж можно было успешно экспортировать. Однако страна все свои силы бросила в производство коньяка. В итоге до 2008-го коньячный показатель превышал статданные даже самых высокопродуктивных советских лет примерно вдвое! Зато показатели по вину оставляли желать лучшего. Да и ныне Армения производит «гини» в 10 раз меньше, нежели при Союзе.

– Отчего же мы так дружно ринулись в производство коньяка?

– Все просто – с одной бутылки коньяка (причем ординарного – выдержкой до 6 лет) чистая прибыль составляла минимум 1,5-2 доллара. С вина же навар был намного меньше. Российский рынок не воспринимал армянское вино всерьез, помня наши высококачественные крепленые портвейны, мадеры, хересы - в советские годы 96% отечественного производства было ориентировано именно на эту категорию вин. Но поскольку после возрождения виноградников упор был сделан на сорта, из коих «гонят» сухие вина, то Армения вынуждена была переориентироваться. Очевидно, что одновременно, чтобы получить признание российского рынка, следует вложить немало средств в «перевоспитание» потребителя – в соответствующую рекламную кампанию. Но такими финансами наши производства не располагают. Коньякоделы же живут – не тужат: раскрученный бренд ни тогда, ни сейчас в пропаганде не нуждался. Сколько выпустил, столько и продал!

– Но ведь это же по меньшей мере неграмотный подход к бизнесу!

– Это неграмотный подход к бизнесу со стороны государства, а отнюдь не самих производителей. Ведь это страна на протяжении лет должна была через свои дипломатические, экономические, торговые структуры в России, Украине, иных странах презентовать армянское вино – организовывать в посольствах праздники, мероприятия, сотрудничать с посольствами иных стран. Так, как это делается на уровне диппредставительств других государств, той же Грузии, например. Минимум дважды в год в своих посольствах или торгпредствах соседнее государство организует дни грузинского вина, традиций, культуры. Мы же уверены: у нас есть коньяк, мы нормально работаем и у нас нет никаких проблем. Но не все так безоблачно. Простой пример: случился финансовый кризис 2008-го, и нами было потеряно 75% рынка коньяка! При этом винные продажи пошли в гору – спрос вырос на 65%. Как итог, производителям коньяка пришлось войти в него с серьезными инвестициями – ныне руководители крупных коньячных предприятий сделали серьезные вложения, отоварились оборудованием, технологиями и начали интенсивно производить в том числе и вина. А будь у них все налажено уже к тому времени, можно было бы обойтись меньшей кровью.

То же касается и 2006 года, когда российский рынок остался без грузинских и молдавских вин. Вакантной оказалась ниша порядка 350 млн бутылок! Но ни одной бутылкой больше наши производители продать так и не смогли, потому что страна в этом направлении не работала. Винный рынок России «бродил» целых полгода – практически ежедневно в нашем офисе раздавались звонки на предмет сотрудничества, но у виноделов не было ни запасов вина, ни денег на бутылки, ни даже пробок. А спустя шесть месяцев пробел на российских прилавках «залили» европейские вина.

– Но если с 2010-го крупные производители коньяка все же решили перепрофилироваться, стало быть, все может кардинально измениться к лучшему?

– Да, подвижки есть. Этим, кстати, и обусловлен ажиотаж нынешнего сезона на рынке винограда. Но есть иная проблема: спрос на виноград есть, но нет самого винограда! Не поверите, но отчасти виной тому... коньяк – он всегда был для армянского вина врагом номер один. Дело в том, то под коньяк идет сырье сахаристостью 17-19%, которой всходы Араратской долины, где их сконцентрировано порядка 75%, обзаводятся уже к 10 сентября. Для вина же показатель выше – не менее 21%. И такой «сладости» виноград достигает лишь к 10 октября. Поскольку коньячные производства более платежеспособны, то отправляются за сырьем уже к сентябрю. В итоге коньячные заводы отовариваются очень дорогим, но зато отменным виноградом, а винные – недорогим и некачественным. Если учесть, что винограда винных сортов в республике мизер – из 16 тысяч гектаров для вина пригодны лозы лишь 2-3 тысяч, – то картина вырисовывается плачевная.

– Однако можно же засадить свободные земли дополнительными виноградниками, причем уже винных сортов?

– Легко сказать... Для закладки гектара на протяжении 5 лет потребуется порядка 20 тысяч долларов! А поскольку 99% виноградников принадлежат крестьянам, то инвестиции должны производить они сами. Что из области фантастики. Производителю взять расходы на себя, конечно, реальнее. Но опять же мелкие компании, коих порядка 20, в состоянии заложить для себя гектаров 10–15, не больше. А это мизер в сравнении с необходимым. По нашим оценкам, безоблачное существование сферы обеспечат лишь дополнительные 7–8 тысяч га! Конечно, к делу могли бы подключиться крупные предприятия. Но для них по-прежнему приоритетен коньяк – доля вина в их производстве равна порядка 10%. Так что в лучшем случае речь может идти о дополнительных 3000 га виноградников от наличествующих ныне трех «акул» этого бизнеса. Ситуация, почти как в фильме про Шурика – у крестьян есть желание насадить новые виноградники, но нет средств. У производителей средства есть, но нет надобности иметь столько виноградников.

– Но ведь должен же быть какой-то выход?

– Без господдержки тут не обойтись. Но опять же на решение всех проблем стране понадобится порядка 600 млн долларов, а таких средств в бюджете нет. Остается одно – выжидать постепенного выхода из кризиса. На что уйдет по меньшей мере лет 15-20. За которые мы вновь потеряем рынок. И на сей раз еще более серьезный.

– Как Вам кажется, достаточно ли добиться результата только посредством выставок и презентаций? Ведь главное, что важно любому потребителю, все же низкая цена и высокое качество.

– Это, пожалуй, наша основная беда – высокая себестоимость винограда и соответственно продукта из него. В той же Аргентине виноград выращивают в отдельных крупных массивах. А у нас в сфере порядка 38 тысяч фермеров, и у каждого из них «лоскуты» земли по 0,4 га. На них крестьянин корячится в три погибели – собирая урожай вручную, а отнюдь не при помощи механизмов, как в цивилизованном мире. Кроме того, в отличие, скажем, от аргентинских собратьев, наши фермеры поливают всходы, а на зиму заботливо укрывают каждую лозу слоем земли. И пока аргентинцы не подозревают, что на рынке могут быть фальшивые ядохимикаты, наши виноградари из-за множества фальсификата вынуждены опрыскивать всходы дважды. Вот и получается, что себестоимость нашего винного сырья выше, чем в Аргентине вдвое! Да и не только в сравнении с Аргентиной. 75% продаваемого в мире вина пребывает в ценовой нише до 2,5 евро, тогда как цены на нашу продукцию стартуют с 3 евро. Кстати, о том, сколько будет стоить наш «гини» в будущем, не хочется даже думать – ведь если спрос на виноград останется высоким, то в 2012-м килограмм винных сортов в Араратской долине дорастет до 200 драмов, не меньше.

– Неужели Армения так и не обретет имидж страны-винодела?

– Тот факт, что наметилась тенденция переориентации коньякоделов на виноделие, позволяет предполагать, что подобное со временем возможно. Ведь на вино переключились в большинстве своем достаточно имущие бизнесмены, которые будут вводить отменные технологии и производить конкурентное вино. Другой вопрос – когда это произойдет? К тому же, помимо этой стороны медали, есть и иная – классические виноделы с их опытом и знанием сферы могут остаться не у дел, будучи не способны выдержать конкуренцию. Плохо также и то, что ждать расширения виноградных площадей придется еще очень долго. Остается одно: уже сейчас заняться пересмотром налоговой и кредитной политики, пересмотром законодательства. Да и вообще, виноделие должно быть объявлено приоритетной для государства областью сельского хозяйства.

Беседу вела Ася Цатурян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 18 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Интересуный дядечка, на француза похож! У них тоже знают толку в вине.
  2. Арутюнян прав. Виноделие должно стать приоритетным для государства. В Европе все меньше потребляют коньяк, водку, виски, другие крепкие напитки, и все больше - вина. Армянских, к сожалению, не встречал.
  3. Вино, винный погреб... - всё это признаки индоевропейского менталитета. Водка - нет.
  4. Правильно, армянам надо на вино переходить. Не водка с шашлыком под громкую музыку, а неспешные разговоры под хорошее вино, кофе и сигары - вот что нужно нашим армянам. Или коньяк. Но не буйная водка!
  5. с ролью водки согласен с вами, а вот шашлык вину (красному) не помеха.
  6. Культура застолий у армян древняя. Мне нравится, как наши с достоинством ведут себя за столом. Хорошо бы и вина внедрять. Все же водка - это русское. А армяне почему-то привыкли водку пить. Но коньяк непременно за столом, скорее как символ, для красоты. Надо больше хорошее вино пить, бутылку в день.
  7. А под хаш все же лучше водочка или же чача, иффф.....
  8. Согласен, ехпайр, хаш без водки не бывает. Это традиция, которую надо соблюдать. Но именно вино нужно пропагандировать. Вино - культурный напиток. Надо его ценить и чаще пить на семейных обедах. И вообще армянам нужно больше европейских обычаев перенимать.
  9. Вино, если пьешь его в меру и только качественное, желательно сухое, оно очень полезно.
  10. Спасибо за прекрасное интервью!
  11. Пить вино - стильно и благородно. Но не водку!
  12. Полезное интервью. Под вино хорошо вести неспешные философские разговоры, беседы за жизнь. Надо его смаковать, пить из красивых бокалов... К сожалению, в Риге наши вина большая редкость (коньяк есть, большой выбор). А вот грузинских марок много. Тут, разумеется, сказывается политика. Запад, страны НАТО и Евросоюза, проталкивают Грузию, помогают ей. И грузинских минералок, хотя они стоят очень дорого, тоже на прилавках магазинов немало. А вот Джермук или Бжни можно попить только в армянских кафе и ресторанах.
  13. Ара, идите чиньте сапоги русским, грузинам, туркам. За вас грузины займутся виноделием.
  14. Чушки стали в винах разбираться? На базар, зеленщик, на базар! ;)))
  15. А почему он на фоне британского флага?
  16. это знамение, мол, скоро и на армянском флаге появиться христианский крест:-)
  17. это знамение, мол, скоро и на армянском флаге появиться христианский крест:-)
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты