№ 1 (184) Январь 2012 года.

Безумный, безумный Новый год

Просмотров: 1231

Тикают часы, отмеряя время. Минута – век в миниатюре. Что век, что минута. Просматривая семейные фотографии, каждый раз задерживаешь взгляд на тех из них, где запечатлены счастливые лица, глаза, в ожидании праздника, чуда. Особенно если этот праздник – Новый год. Как трогательны те фотографии, где с малышней фотографируется Дед Мороз. И неважно, приклеенные у него усы или борода, важно другое – дети верят в его существование, потому как хотят верить.

Балабек Баласанян – Дед Мороз со стажем. Однако он не оканчивал никаких театральных вузов, где учат мастерству актера. Просто, как это иногда случается, он в нужный момент оказался в нужном месте, а дальше уже судьба помогла ему, ибо судьба всегда помогает тем, кто в работу вкладывает всю свою душу и талант.

По профессии Балабек – плотник. С удовольствием обстругивает и отесывает древесину. Но ему искренне жаль, что популярные нынче пластиковые евроокна и евродвери заменили настоящие деревянные конструкции. Но и здесь он не отчаивается. Время от времени он изготавливает скамейки и табуретки из чистого дерева для ближайшего детсада – на радость детишкам и их воспитателям. За этим занятием я и застала Балабека, который, работая, не прочь побеседовать о том, о сем.

– Балабек, как оказалось, что Вы, однажды надев костюм Деда Мороза, в нем так и остались?

– В Ереванском Доме офицеров шло предновогоднее представление. Это был конец 2000 года. Жена с детьми были в зале, а я вышел покурить. Вдруг в фойе началась беготня. Как оказалось, у актера, играющего роль Деда Мороза, внезапно начался приступ аппендицита. Через окно курительной комнаты я видел, как подъехала скорая помощь. А в это время в концертном зале дети вместе со Снегурочкой, как это принято, дружно звали Дедушку Мороза. Они скандировали: «Де-душ-ка Мо-о-ро–оз!» Конферансье нервно бегал в гримерную и обратно. На его лице была такая паника, что я решил предложить свою помощь. Что меня подвигло на это, на что я рассчитывал, и сам не знаю. Надевая широченное красное пальто и опоясываясь белым поясом, я дал себе единственную установку – «на месте будет видно». Мне быстро приклеили пушистую белую бороду и усы, нанесли красный грим на нос и щеки. Взглянув на себя в зеркало, прыснул – я был похож на советского неопохмелившегося разнорабочего, почему-то напялившего на себя дедморозовскую одежку. И, тем не менее, я вышел на сцену, в одной руке у меня был посох, в другой – мешок с подарками. Снегурочка, увидев меня, не на шутку испугалась – она почему-то присела на корточки. Вот тут у меня и развязался язык: под веселый смех зала, я стал заманивать ее на сцену, приговаривая, что волка я прогнал. А дальше – пошло-поехало. Главное, что дети были веселы и радостны – им понравился мой дебют. И что странно – ни мои дети, ни моя жена не узнали меня. Со мной же произошла метаморфоза – в тот день я заразился общим детским ощущением счастья и понял, что нет ничего на свете лучше, чем дарить радость детям. Это чувство пронзило меня, осветило изнутри, стало необходимостью и данностью.

– Как, на Ваш взгляд, вяжется нынешнее состояние Армении с настроением людей?

– По сути, жизнь в Армении сегодня лишена внешнего трагизма. Для многих умение выживать стало важнее умения жить, но вся эта философия сводится на нет, когда армяне готовятся к новогоднему празднику. Даже от недавнего кризиса в стране остались одни воспоминания. Уже за 10-15 дней до Нового года на колхозных рынках – прорва народу, в магазинах исчезает все, что можно подарить в Новый год и Рождество. Ажиотаж без берегов!

– Да, этот всеми любимый Новый год празднуется с особым шиком, но вот только с какой-то поправкой на общее безумие...

– Да, мы, армяне, даже те, у кого самый что ни на есть мизерный заработок, умудряемся к долгожданному празднику накопить денег, лишь бы в достатке встретить его. А достаток – это непременно жареный поросенок, запеченная индюшка, два вида толмы: с мясом и

пасуц (это когда в капустные или виноградные листья заворачиваются бобовые и изюм – кому какое нравится сочетание), разные восточные сладости и прочее, и прочее... Вообще же, надо приучить себя к мысли, что быть армянином, жить, как живет армянин, – это значит немного помешаться. Но это не имеет ничего общего с понятиями «свихнуться» или «чокнуться». Помешаться – значит стать одержимым, до самозабвения, до умопомрачения.

– Есть одна особенность или, вернее, традиция этого праздника: все члены семьи (если они не в отъезде) должны отмечать праздник дома.

– А выглядит это приблизительно так. 31 декабря. Вечер. Праздничный стол набит до отказа. Домочадцы весело усаживаются за стол. Провожается уходящий год – своеобразный итог всех сбывшихся и несбывшихся желаний. За пять минут до полуночи, подняв бокалы, все – счастливые и полные надежд – пьют за наступающий Новый год.

– Но вот проходит час-другой, и в дверях (которые в эти дни не запираются) появляется – загадочно и неуклонно – Дед Мороз. Сопровождает ли Вас в полуночных «хождениях» Снегурочка?

– Нечасто, но бывает. Мои Снегурки бывают такие симпатичные и соблазнительные, что после новогодней ночи они, найдя себе кавалеров, как правило, выскакивают замуж. Ну, а когда Снегурочки выходят замуж, они, к сожалению, через какой-то срок превращаются в снежных баб: рожают детей, полнеют, словом, быт засасывает... Но лучше в предновогоднюю ночь об этом не думать.

– А ведь «приватизация» Санты происходит тогда, когда за новогодним столом его назначают тамадой... Санта-Клаус по-армянски и является главным гостем, а какие подарки он дарит детишкам – тут-то родители особо постарались! Затем он исчезает, но вслед за ним появляются гости...

– С традиционными розами на метровых стеблях и большими пакетами с подарками. Праздник продолжается. Кто-то из философов сказал: «Есть три формулы человеческого бытия: несбыточность, невозвратность и неизбежность. Но мы, армяне, в эти праздничные дни не ловимся на приманки, которые подбрасывает нам время. Для нас становится непреложной истина, что друзья познаются в еде и что нет повода не выпить. Видимо, есть какая-то тяга у людей к устойчивости и благополучию.

– Было время, когда в Армении запретили продажу елок – слишком много было их загублено в холодные и голодные 90-е. Цены же на искусственные елки были рекордные... И тогда, я знаю, Вы умудрялись мастерить для детишек «зеленых красавиц»...

– В 90-е годы в Армению прибыло немало гуманитарного технического груза. Были огромные катушки скрученных канатов зеленого цвета (они предназначались, по всей вероятности, для спасательных работ после спитакского землетрясения). Какая-то их часть была пущена по назначению, а остальная – оставалась на складах. Так вот, мы с друзьями очень быстро нашли и им применение: срезали по 3 метра этого каната, который затем, немного распустив по краям, аккуратно приклеивали на картонную конусообразную основу. Наши жены готовили бумажные елочные игрушки, и мы их закрепляли на нашей самодельной елке. В ту зиму мы смастерили около 600 елок и все подарили детям.

– Их так и называли: «балабековские елки». Вообще же общение с детьми обречено на успех, если ты сам искренен и правдив с ними. А в жизни ведь так часто приходится притворяться, играть, и ради все тех же детей...

– Был такой случай: очередной новогодний концерт, очередная елка, очередной мешок с подарками. Вдруг ко мне подходит девочка лет 7-8 – худенькая, с косичками, глаза огромные карие. Я уже было руку запустил в мешок, чтобы достать ей большую куклу с такими же карими глазами, а она останавливает меня и говорит: «Дедушка Мороз, не надо подарков, помирите, пожалуйста, моих родителей». Я оторопел, и все, что я нашелся сделать – погладил ее по гладким блестящим волосам. Она вопрошающе смотрела на меня, а затем, видимо, поняв мою беспомощность, тихо вздохнула и хотела было вернуться обратно в зал. Тут я только очухался, бросился вдогонку и, вручая ей куклу, горячо шепнул на ухо: «Они непременно помирятся, и ты их сама сумеешь помирить». Как сложилась после судьба этой девочки, я не знаю, но я твердо верил, что она справится.

– Понятно, что нельзя уйти от жизненных проблем, и на следующий день после праздника мы вновь задаемся вопросом: в чем же смысл жизни?

– Ждите ответа, ждите ответа, ждите ответа...

Кари Амирханян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 29 человек

Оставьте свои комментарии

  1. А я знал Балабека, но не знал подробностей из его жизни.Каждый раз вижу его в первых числах января на площади у елки. Когда прочел даже прослезился.Сентиментальность на меня нашла. Дай Бог ему здоровья. Всех поздравляю с Новым Годом!
  2. Какой интересный и светлый материал!С Новый Годом, друзья!!
  3. Особенно хорошо то место, где Балабек встречается с девочкой с косичками.Благородная и светлая личность!!
  4. Балабек - один из немногих благородных ДЕД морозов. Мне понравилась и концовка: "Ждите ответа, ждите ответа, ждите ответа..".Очень к месту
  5. Метко сказано относительно того, что для многих армян сегодня умение выживать стало важнее умения жить...
  6. Классно написано,современно и молодым понятно.
  7. Для справки:В Ереване Дом офицеров считался одним из культурных центров,где проводились разные мероприятия,в основном для русскоязычного населения.Со временем его статус был исчерпан, но те,кто хоть раз был там помнит царящую там атмосферу благожелательности и тепла.
  8. Какое благородное лицо у этого человека, отсюда и добрые помыслы и поступки
  9. Будь моя на то воля,я ьы издал книгу рассказов и поместил бы туда этот прекрасный рассказ о Балабеке.Возьмите,Кари эту идею на вооружение.
  10. Не каждый может быть Дедом Морозом,т.к.эта роль - проба на честность и благородство. Лучше всего фальш чувствуют дети,их не обманешь. А у Балабека все на лице написано.Дети,которые с ним общались,никогда его не забудут.
  11. Хорошее интервью, написано со вкусом.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты