№ 2 (185) Февраль (1–15) 2012 года.

«Стена против дороги», или Новый этап конфликта

Просмотров: 1900

Относительно карабахского урегулирования выработался определенный сценарий. Перед каждой встречей президентов Армении и Азербайджана говорится, что уж на этот раз прорыв неминуем и будет подписано нечто основополагающее. После встречи энтузиазм сменяется разочарованием, и в зависимости от градуса разочарования она называется либо провальной, либо неудачной. Но на фоне именно этого устоявшегося сценария Александр Искандарян, директор Института Кавказа, на встрече в своем институте обнародовал версию, что в карабахской проблеме наблюдается некий перелом.

Александр Искандарян:

– Крушения ожиданий в Казани не произошло, ибо никаких ожиданий и не было. Это был некий, в основном журнальный, пузырь. Прорыв в Казани должен был добавить Медведеву значимости, но для того, чтобы он случился, нужны были иные силы и иные ресурсы. В частности, процесс мог бы к чему-нибудь привести, если бы на то было согласие Еревана, Баку и Степанакерта. Именно Степанакерта, который, не являясь участником процесса, тем не менее, имеет существенные ресурсы влияния на позицию Еревана. Согласия не было, и отсутствие подвижек в Казани было ожидаемо. А блокирование договоренностей азербайджанской стороной – закономерно. Но тут есть несколько моментов, которые хочется отметить.

Первый – это снайперская война. Она не прекращалась. То ли ее становилось больше, то ли ее больше освещали, но на мой непросвещенный взгляд – она будет продолжаться и дальше, азербайджанская сторона не соглашается отвести снайперов, и это закономерно. Если начинать войну у азербайджанской стороны нет резона - в противном случае она бы давно началась, то снайперской войной можно оказывать давление как внутри страны, так и на международных площадках. Причем решение о стрельбе принимает не сержант Мамедов или капитан Ахмедов. Активизация снайперской войны всегда синхронизируется с политическими событиями, и приказы явно отдаются на уровне генштаба или верховного главнокомандования. Так что задача отвода снайперов с линии фронта невыполнима.

Второй – это война угроз. В предыдущие годы она шла по нарастающей, базируясь на увеличении потока нефтедолларов в Азербайджан. Но эта война начала меняться - на угрозы Азербайджана стали отвечать, чего не было раньше. Это и заявления представителей военных ведомств Армении, и заявления представителей аппарата президента, вплоть до самого президента. Это и дипломатия военных парадов или «парадное» давление, состоящее как минимум из двух этапов. На первом «сливается» информация о покупках оружия, а потом уже это оружие демонстрируется на парадах. Подобная информационная политика является осмысленной и государственной, потому что чем больше оружия, хорошего и разного, тем больше безопасности. Хронологически дело началось с устных угроз азербайджанской стороны о том, что они могут напасть на нас. Потом в дело вступили политологи, а теперешнюю ситуацию я бы назвал «Стена против дороги». Известно, что Азербайджан строит стену между собой и Карабахом, причем на границе, которую сам не признает в принципе. Армения же строит дорогу из Вардениса на север НКР стоимостью 10 млн долл. на территории, которая в результате переговоров якобы должна отойти Азербайджану.

Как сообщает News.am, стена протянется от деревни Карванд по территории сел Тартарского района, общая длина постройки достигнет 2 тыс. 700 метров. Азербайджан утверждает, что «жители азербайджанских поселков, расположенных недалеко от линии соприкосновения, страдают от частых случаев нарушения режима прекращения огня». Стена трехметровой высоты строится за счет государства, чтобы «огородить жителей азербайджанских сел от армянских пуль».

Согласно ноябрьскому заявлению радио «Свобода» и других информагентств, началось строительство дороги, соединяющей Армению с Кельбаджаром. Это уже вторая дорога, соединяющая Карабах с Арменией, и она на 150 километров короче, чем действующая трасса через Горис. Власти Нагорного Карабаха связывают большие надежды с этой новой, стратегически важной дорогой, в частности в плане развития Кельбаджарского района. Строительство осуществляется на благотворительные средства, в частности с финансовой поддержкой занятой в горнодобывающей промышленности Нагорного Карабаха компании «Байс метлз». В дальнейшем будут также выделяться и  государственные средства.

Не исключено, что г-н Искандарян несколько преувеличивает мирное значение азербайджанской стены. Ну, есть у людей деньги, почему бы им не построить на них стену? Правда, мистический смысл стены всегда оборонительный, и стенами обносят границы государств, выходить за которые нет желания. Это и Великая китайская стена, и линия Мажино, и линия Маннергейма. Вторая дорога из Армении в НКР говорит примерно о том же – никто не ждет скорых подвижек в решении карабахской проблемы, и стороны занимаются внутренним обустройством, закрепляющим существующий статус-кво. Дано при этом «добро» держав, контролирующих процесс, или нет – остается гадать.

У экс-заместителя министра индел НКР Масиса Маиляна несколько иной взгляд на ситуацию. Если Александра Искандаряна интересует в основном имитация переговорного процесса, то г-на Маиляна интересует еще и содержание документов, выставленных на подписание.

Масис Маилян:

– На саммите ОБСЕ в Астане в декабре 2010 г. международные посредники не имели документов, которые можно было положить на стол, и встречи ограничились принятием совместного заявления. После чего усилилось нагнетание напряженности в регионе. В связи с этим многие европейские страны призвали граждан своих стран не посещать зону карабахского конфликта. На саммите же в Казани документ на базе т.н. мадридских принципов был, и он был оценен общественными организациями НКР как неприемлемый и противоречащий национальным интересам НКР. Была выражена убежденность, что ни одно государственное соглашение не может иметь силы, если оно нацелено на ограничение основополагающих прав и свобод человека и принято под угрозой применения силы или экономического давления. Таким образом было оказано давление на Ереван. Но давление на Ереван было оказано и со стороны США и Франции, правда, в противоположном направлении. В частности, президенты Обама и Саркози призывали стороны подписать базовые принципы, полагая, что «дальнейшее затягивание их подписания ставит под вопрос приверженность сторон достижению договоренностей».

Что же касается встречи в Казани, которая была оценена как провальная, мне она кажется позитивной. Потому что существующие базовые принципы при их соблюдении могут привести к войне. Мадридские принципы в применении к карабахскому урегулированию устарели, и сегодня есть новые реалии, которые должны быть учтены в новых договоренностях. Хельсинкские принципы, на которых базируются «базовые», были приняты в иной обстановке и для иных целей. Сегодня существует также принцип политической целесообразности признания новых государств. И если Минская группа не подвергнет свои принципы изменению, то она будет вынуждена уступить место другому переговорщику.

Теперь традиционный вопрос: что делать? Что делать Еревану для изменения философии переговорного процесса? Например, признать НКР. В прошлом году мы призвали организации диаспоры работать в направлении признания НКР.

Второе – переговорный процесс должен проходить в нормальном формате, с участием НКР. Имея при этом в виду, что мир в представлении Азербайджана означает только отложенную войну и один из возможных сценариев развития – это возобновление войны с катастрофическими последствиями, если учесть нынешний уровень подготовки сторон. Международное же признание НКР, как вариант блокирования военной перспективы, может отменить этот сценарий.

Итак, если Александр Искандарян полагает конфликт долгоживущим, по принципу «не буди лихо, пока оно тихо», то г-н Маилян, как бывший дипломат, полагает, что при использовании современного опыта возможен и переговорный прогресс. МГ ОБСЕ, по мнению Маиляна, не осовременив подходы, должна будет уступить место другой организации. Искандарян же полагает, что Минская группа ОБСЕ работает почти идеально, выполняя задачу сохранения ценности переговорного процесса, одним из инструментов которого является демонстрация оптимизма. Главное же признание НКР – Азербайджаном – не состоится, даже если НКР будет признана международным сообществом, и лучше продолжать все как есть, чем стремиться с несбыточному.

В общем, цементирующего единства в подходах политологов нет, и тут хорошо бы взглянуть на расклад сил объектов политологического интереса. Всем ли нужен этот конфликт, имеет он логику самоподдержания или есть страны и силы, которые вполне могли бы обойтись без него?

Александр Искандарян:

– Я понимаю, что карабахский вопрос если и решится, то в политической плоскости, а не юридической. Там, где решался косовский вопрос, там, где решался суданский. Там, где решается кипрский вопрос. Теперь о мире. Я думаю, что мир в Карабахе нужен. Он нужен нам, Республике Армения, нужен НКР, совершенно не мешает Грузии, не мешает жить Ирану, и не думаю, что Россия хочет войны. Западные страны, которые пользуются энергоносителями Азербайджана, тоже не против мира, и вряд ли мир сильно мешает самому Азербайджану. Война для азербайджанских элит представляет собой гигантский риск. Связанный не с эфемерными материями типа национальной гордости, а с конкретными, очень приземленными вещами – контроль над трубой, природа режима, сохранение финансовых потоков. А Карабах – чрезвычайно удобный инструмент для того, чтобы использовать его для достижения тех же целей: контроля над трубой, природы режима и сохранения финансовых потоков. Война не нужна, именно потому ее и нет. А вот угроза войны как инструмент достижения целей – необходима. И еще одно соображение. Карабахский конфликт очень молод, ему чуть больше 20 лет. Кашмирский конфликт начат в 1948-м, кипрский – в 63-м, тайваньский конфликт имеет более чем 60-летнюю историю. Как бы ни были гениальны армяне и азербайджанцы, вряд ли нам удастся в короткие сроки добиться того, чего другие не могут добиться за долгие. Так что пролонгация современного состояния – это единственный вариант развития.

Оно и хорошо, потому как «худой мир лучше доброй войны». А большего сегодня, скорее всего, добиться невозможно. Один из участников встречи, политолог Эдуард Казарян вспомнил, как российская сторона накануне войны 08.08.08 предлагала грузинской заключить договор о невозобновлении военных действий. Грузинская сторона инициативу отвергла, что в будущем добавило России политического ресурса. Такой же договор можно предложить азербайджанской стороне. Подпишет - замечательно, нет – стало быть, готовится напасть на Армению, и это в определенной степени увеличит наши возможности оборонных инициатив. Может быть, однако, зная недоговороспособность азербайджанской стороны, вряд ли этот ход может быть эффективен. Но сам процесс может оказаться интересен в образовательном смысле. В крайнем случае – смешон.

И, в заключение, об условностях информационной войны. Ал. Искандарян считает, что здесь обе стороны считают себя проигравшими. Азербайджанцы уверены, что армяне своими щупальцами опутали весь мир, армяне полагают, что азербайджанцы делают то же самое на свои нефтедоллары. Видимо, ничья.

Арен Вардапетян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 5 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Очередной ППР на уровне глав трех государств, посидели, поп....и разошлись. нужень демонтаж старой и монтаж новой оборудовании.Так-то лучше будеть.
  2. как всегда интересно читать этого автора.
  3. Это ничья в которой обе стороны являются проигравшими, не может удовлетворять ни одну из сторон. Оба субекта хотят стать победителями, но как? Мне кажется назревается вторая фаза военных действий в очень жесткой форме и это будет окончательная, решающая. Не в пустую же тратиться млрды долларов на вооружения...
  4. Какая же это ничья? Не надо себя утешать.
  5. Про утишению здесь и речи не могу быть. Во первых это фраза не моя, она выговорена с усть Ал. Искенднеряна, во вторых с захватом земель(по известным причинам)Азербайджана Армения довела себя к экономическому краху, деградации общества, эммиграции собственных граждан с республики, по вражению Азнавура-к внутреннему геноциду.Это ли является победой армян? Внешние долги превышают обьем внутреннего валового производства более чем в два раза.И сколько она продержиться за счет внешних грантов, пожертвований, подаяний? СССР не вернешь, чтоб содержал Армению дотациями...Наши утери нам понятны и не стоить перечислять их. Выходить обе стороны проиграли, мы поеряли часть территорию (временно), вы -почти все и если грянеть новая война этот "почти" перейдет на понятие "все".
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты