сегодня 24 июля 2016 г., сейчас            со дня основания газеты “НОЕВ КОВЧЕГ” прошло 18 лет, 10 месяцев и 24 дня

Все статьи номера



Новости Спорта











Всё Про Ереван. Yerevan-City.Com



№ 3 (186) Февраль (16–29) 2012 года.

Юрий Авербах: Пример Петросяна воодушевил Армению

Спорт

Имя международного гроссмейстера, заслуженного мастера спорта Юрия Авербаха хорошо известно в шахматном мире. В 50-х годах он был в числе сильнейших шахматистов планеты, играл в турнире претендентов на звание чемпиона мира, а в 1954 году выиграл чемпионат СССР. 8 февраля Юрию Авербаху исполняется 90 лет, конечно, он давно уже не играет, но зато продолжает писать, вспоминая о тех временах, когда блестящая когорта советских шахматистов не имела равных в мире, о своих встречах за доской и вне ее со многими известными гроссмейстерами.

– Юрий Львович, известно, что Вы в течение многих лет дружили с Тиграном Вартановичем Петросяном. Расскажите, пожалуйста, о том, как вы познакомились и как складывались ваши отношения.

– Наше знакомство произошло в 1946 году в Москве и было совершенно случайным. Я шел по Арбату и вдруг встретил тбилисского шахматиста Благидзе, которого хорошо знал. Рядом с ним я увидел худощавого черноволосого юношу. Это и был Тигран Петросян, живший тогда в Тбилиси, которого Благидзе в качестве тренера сопровождал на чемпионат СССР среди юношей в Ленинграде. Тигран уже выиграл годом раньше подобный чемпионат, а в Ленинграде повторил свой успех. Было ему тогда 17 лет. А в 1947 году мы уже играли с Тиграном в одном турнире – полуфинале мужского первенства СССР, где Петросян и выполнил норму мастера спорта. Обращала на себя внимание легкость его игры, быстрота мышления, нешаблонная оценка позиции. Чувствовалось, что это – шахматист исключительного таланта и его ждет большое будущее. Сблизились мы с Тиграном во время чемпионатов СССР 1949, 1950 и 1951 годов. Вместе готовились к партиям, анализировали отложенные позиции. Я был опытнее Тиграна, на 7 лет старше его, но в чемпионате СССР 1951 года он уже опередил меня, поделив 2-3 места с Ефимом Геллером, с которым у него тоже завязались дружеские отношения.

В 1950 году Тигран переехал в Москву, и наша дружба еще более окрепла. Мы часто встречались в домашней обстановке, вместе встречали Новый год. Когда Тигран женился в 1952 году на Роне Яковлевне (она работала переводчицей), то на свадьбе сторону жениха представляли я и гроссмейстер Андрэ Лилиенталь, который одно время был тренером Петросяна. Надо сказать, что за Роной, кроме Тиграна, ухаживал еще один шахматист, впоследствии гроссмейстер Семен Фурман. И Рона, не в силах сделать выбор (ей нравились оба ухажера), спросила у знавшего их шахматиста, кто же талантливее – Петросян или Фурман. «Конечно, Тигран!» – услышала она в ответ, и это предопределило ее решение. Они были счастливой парой, и никогда ни он, ни она не жалели о своем браке. Кстати, Рона была родом из Киева, и когда в 1954 году я и Петросян играли в столице Украины в чемпионате СССР (памятном для меня, ибо мне посчастливилось его выиграть), то мы втроем – Рона, Тигран и я – часто заходили в гости к ее родственникам. Но потом Рона заметила, что каждый раз после такого визита я выигрываю очередную партию, и визиты прекратились. Мы ведь с Тиграном, несмотря на дружбу, были соперниками и боролись за первое место.

Свою женитьбу Тигран отметил успехом в межзональном турнире 1952 года, где разделил 2-3 места с Таймановым. А на следующий год он занял почетное для молодого шахматиста пятое место в турнире претендентов в Швейцарии, войдя тем самым в число лучших шахматистов мира. В этом турнире играл и я и помню, какое сильное впечатление произвела на меня, как и на весь шахматный мир, партия Тиграна с американцем Сэмюэлем Решевским, в которой Петросян ошеломил соперника неожиданной жертвой качества, ставшей учебным, классическим приемом, вошедшим в учебники.

Тиграна отличали очень тонкое понимание позиции, великолепная техника. Ну, а в умении защищаться ему и вовсе не было равных. Пожалуй, ему поначалу не хватало честолюбия, и он часто

довольствовался вторым и третьим местами, хотя мог претендовать и на первое. И в том, что он наконец в конце 50-х годов поставил перед собой задачу бороться за звание чемпиона мира, большая заслуга Роны и армянских болельщиков Петросяна. Рона была крайне честолюбивым человеком, ей очень хотелось, чтобы ее муж стал чемпионом мира, и она постоянно нацеливала его на это. Ну, а армяне - и ереванские, и московские, и жившие в других городах страны – конечно же, мечтали о том, что их кумир станет лучшим шахматистом планеты, и часто писали ему и даже звонили с такой просьбой: «Дорогой Тигран, когда же ты наконец станешь чемпионом мира? Мы устали ждать. Поторопись, пожалуйста!»

И Тигран, уступая давлению жены и просьбам соотечественников, стал «торопиться». В 1959 году он выигрывает чемпионат СССР, спустя два года повторяет свой успех. В 1962 году в турнире претендентов на острове Кюрасао (я был там в качестве руководителя советской делегации) Тигран показывает блестящую игру, не потерпев в 27 партиях ни одного поражения, и занимает первое место. А в 1963 году сбывается мечта всех болельщиков Петросяна – он выигрывает матч у Ботвинника и становится чемпионом мира. Я был за него, конечно, очень рад и помню, как мы торжественно отметили эту победу, в какой настоящий праздник вылилось это торжество. А сколько было поздравлений, телеграмм со всех концов страны, со всего света!

Болельщиков у Тиграна было очень много. Во время матча с Ботвинником в Театре эстрады, где они играли, можно было увидеть и композиторов Арама Хачатуряна, Арно Бабаджаняна, с которым Тиграна связывала многолетняя дружба, Андрея Бабаева, и маршалов Ивана Баграмяна и Амазаспа Бабаджаняна, художника Налбандяна, словом, всех знаменитых армян. Вспоминаю в связи с этим такую историю, случившуюся, правда, позднее, уже в 1971 году.

В Москве игрался полуфинальный матч претендентов между Петросяном и Корчным, закончившийся победой Тиграна. Пресс-центром матча руководил Виктор Батуринский, в ту пору директор Центрального шахматного клуба, начальник отдела шахмат Спорткомитета СССР. Был он человеком очень резким; будучи юристом по профессии, когда-то работал помощником генерального прокурора СССР Руденко, имел звание полковника. И вот в пресс-центр заглянул академик Андраник Иосифьян – легендарная личность, лауреат Ленинской и Государственных премий, один из пионеров космических исследований в СССР. Батуринский в лицо его не знал, а потому строго сказал: «А вы что здесь делаете? Посторонним здесь нельзя находиться». Иосифьян улыбнулся и показал Батуринскому на свою Золотую Звезду Героя Социалистического Труда, которую тот не заметил. «Ну, тогда оставайтесь», – уважительно сказал Батуринский и пригласил академика подойти поближе к столикам, за которыми сидели гроссмейстеры.

– В том же 1971 году Вы, кажется, стали тренером Петросяна…

– Да, Тигран предложил мне поехать с ним в качестве тренера-секунданта в Буэнос-Айрес на финальный матч претендентов с Робертом Фишером. Я, конечно, охотно согласился. Готовились мы к матчу, понимая, какой грозный соперник достался Тиграну, очень тщательно, на прекрасной подмосковной даче Петросяна в Раздорах. И вот Тигран, я, гроссмейстер Алексей Суэтин (еще один тренер Петросяна) и уже упоминавшийся мной Виктор Батуринский, назначенный руководителем нашей делегации, в столице Аргентины. Здесь мы с Тиграном уже были в 1954 году, когда игрался шахматный матч СССР – Аргентина. Тогда в аэропорту нас встретила большая толпа, кричавшая: «Петросян, Петросян!». Оказалось, что в Буэнос-Айресе большая армянская колония (в Аргентине живет около полумиллиона армян) и ее обитатели дружно пришли приветствовать Тиграна. И сейчас, спустя 17 лет, спустившись с трапа самолета, мы увидели на фронтоне здания аэропорта приветственные плакаты на испанском и армянском языках. Армяне Буэнос-Айреса вновь пришли встретить своего кумира. Забегая вперед, скажу, что уже во время матча армянская диаспора организовала большой прием на 400 человек на открытом воздухе. Оркестр исполнял армянские мелодии и музыку из советских песен, словом, организаторы приема постарались, чтобы он нам запомнился, и это им удалось.

Перед началом матча его участников и тренеров принял президент Аргентины генерал-лейтенант Алехандро Лянуссе. Петросяну и Фишеру были преподнесены красивые комплекты шахмат, кажется, из оникса или другого ценного камня.

30 сентября начался матч. Первую партию Тигран проиграл, зато вторую в блестящем атакующем стиле выиграл. Это было первое поражение Фишера в претендентских матчах. Победа Петросяна была тепло встречена зрителями, и провожавшая его до отеля большая толпа долго скандировала: «Пет-ро-сян!» А лифт отеля «Президент», в котором мы жили, то и дело поднимался на наш восемнадцатый этаж, доставляя поток поздравительных телеграмм с Родины. Третью партию Петросян тоже должен был выиграть, но случилось неожиданное – в цейтноте он просмотрел троекратное повторение ходов и вынужден был по требованию Фишера согласиться на ничью. Нам было очень обидно – выиграй Тигран эту партию, он повел бы в счете, и неизвестно, как перенес бы Фишер второе поражение подряд. Последовали две ничьи, и после пяти партий счет был равный – 2,5:2,5. Казалось бы, все идет неплохо. Но я заметил появление у Тиграна тех же признаков, которые наблюдались на финише его второго, проигранного матча со Спасским. Он стал легковозбудимым и крайне раздражительным. Складывалось впечатление, что Тигран с трудом переносит все возрастающий накал борьбы. Все же он был на 14 лет старше Фишера. Это означало, что в любой момент следовало ждать кризиса. И он наступил в шестой партии. Ее Тигран проиграл и после этого, как он сам признался, сломался, потерпев еще 3 поражения. Матч был проигран. Что ж, Фишер тогда играл превосходно и был, безусловно, лучшим шахматистом мира, что он и доказал, победив Спасского и завоевав шахматную корону.

После матча с Фишером наши отношения с Тиграном, к сожалению, испортились. Наверное, он считал, что мы с Суэтиным не оказали ему ту помощь, на которую он рассчитывал. Так, к сожалению, бывает в жизни больших шахматистов – они порой плохо переносят поражения и нередко винят в неудачах тренеров. Но в 1974 году перед претендентским матчем Петросяна с Корчным ко мне пришла Рона (она была вместе со старой учительницей Тиграна, приехавшей из Тбилиси) и попросила, чтобы я снова стал секундантом Петросяна. Но я в то время был председателем Шахматной федерации СССР и считал некорректным свое вмешательство в спор двух советских гроссмейстеров. Поэтому я отказался от предложения Роны, но вскоре пожалел об этом. Дело в том, что в Одессе, где проходил матч Петросяна с Корчным, разразился скандал, спровоцированный соперником Тиграна. Корчной сознательно пошел на это, так как знал одну особенность характера Тиграна. Дружелюбный, доброжелательный человек, он не мог играть в полную силу, если был в плохих отношениях с противником и тот нарочито демонстрировал свою неприязнь к нему. Петросян начинал тогда нервничать, допускать грубые ошибки. Это и использовал Корчной, понимая, что в нормальной обстановке ему Петросяна не обыграть. Кончилось тем, что во время пятой партии Корчной оскорбил Петросяна, задев его национальные чувства. Тигран, разволновавшись, тут же допустил грубейшую ошибку и проиграл партию.

Жюри рассмотрело протест Петросяна, Корчной извинился за свое поведение, но тут же вновь оскорбил соперника, назвав его организатором сборищ лиц армянской национальности, которые якобы сопровождают выступления Петросяна. Поединок, которого с таким интересом ждали любители шахмат, был фактически сорван по вине Корчного. Кончилось все тем, что Тигран отказался продолжать матч и сдал его. Почувствовав себя плохо, он лег в больницу. Возможно, это были первые признаки проявления той болезни, из-за которой он спустя 10 лет уйдет из жизни. Будь я рядом с Тиграном в Одессе, я, наверное, смог бы успокоить его, постарался бы не позволить Корчному вывести соперника из себя столь нечистоплотными приемами.

– Но через 3 года Вы поехали с Петросяном на очередной матч с Корчным…

– Да, было это в 1977 году в Чокко (Италия), когда жребий опять свел в претендентских матчах Петросяна и Корчного, который к этому времени уже покинул СССР. Тигран вновь предложил мне поехать с ним, и я, разумеется, согласился. С нами был еще и Геллер. Матч в Чокко был последним, в котором я секундировал Петросяну. Мы продолжали дружить, встречаться, но совместной работы уже не было вплоть до самой смерти Тиграна в 1984 году. Он умер слишком рано, в 55 лет. Петросян был, безусловно, выдающимся шахматистом, хорошим другом, и его смерть была для меня большой потерей. Стала она потерей и для всего шахматного мира.

– В последние годы армянские шахматисты добились очень больших успехов. Они дважды становились победителями Всемирных шахматных олимпиад, выигрывали другие крупные соревнования. Чем Вы объясняете эти успехи, тот настоящий шахматный бум, который переживает сейчас Армения?

– У истоков этого бума стоял именно Тигран Петросян. Его успехи, то, что он стал чемпионом мира, королем древнейшей игры, воодушевило всю Армению, всех армянских шахматистов, сделало шахматы необычайно популярными в республике. Поток ребят устремился в шахматные секции. И в Армении один за другим стали появляться хорошие шахматисты. В 60-х годах это были братья Левон и Карен Григоряны, потом появились Рафаэл Ваганян – один из лучших шахматистов мира 80-х годов, Аршак Петросян, Смбат Лпутян, Владимир Акопян…

А сейчас выросло новое поколение талантливых армянских шахматистов во главе с Левоном Ароняном, который, на мой взгляд, является одним из основных претендентов на матч за звание чемпиона мира. Его игру отличают солидная дебютная подготовка, глубокая стратегия в середине игры, тактическая зоркость, высокая эндшпильная техника.

– Назовите, пожалуйста, тройку сильнейших на сегодня шахматистов мира.

– Я лучше назову пятерку. Это, конечно, чемпион мира Вишванатан Ананд из Индии, уже упомянутый мной Левон Аронян, норвежец Магнус Карлсен, а также двое россиян – экс-чемпион мира Владимир Крамник и пятикратный чемпион России Петр Свидлер. Разумеется, это мое субъективное мнение. Могут быть и другие варианты пятерки лучших. Но свой я уже назвал.

– Юрий Львович, спасибо Вам за интересную беседу и разрешите от имени читателей нашей газеты пожелать Вам крепкого здоровья и настоящего кавказского долголетия.

– Спасибо!

Валерий Асриян

Следующая статья: От «Звартноца» до «Бурана»


Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 42 человека
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты  

автору 2012-02-16 17:46:39
Спасибо, всегда с интересом читаю ваши материалы.

Макс 2012-02-17 17:45:16
Уважаемый Валерий Асриян, надеюсь, Ваши житейские передряги, о которых писалось в Сети, уже позади, и вы снова в добром здравии, снова в журналистском строю. Успехов Вам!

Андраник 2012-02-20 17:48:29
Отличный материал!

из Евросоюза 2012-02-25 15:09:27
Мне тоже нравится, как о спорте пишет Валерий Асриян.





Уважаемые читатели!
Полную версию газеты можете читать бесплатно на мобильных устройствах.
Доступен в AppStore Доступен в Play Market
Детский фотоконкурс




№3 (186) февраль (16–29) 2012 года. №3 (186) февраль (16–29) 2012 года.

Материал-лидер предыдущего номера:
Возможные последствия войны в Иране для Южного Кавказа
Автор: Андрей Епифанцев

(34735 просмотров)

Опрос
Как Вы относитесь к примирению между Россией и Турцией?
Положительно. С соседями нужно жить в мире.
Отрицательно. У России с Турцией множество разногласий, это сближение временное.
Отрицательно. Эрдоган может вновь "ударить в спину".
Положительно. Вновь поедем отдыхать в Турцию и получать турецкие фрукты и овощи.
Безразлично


Статьи газеты «Ноев ковчег» в формате RSS




Жанна Агасян приглашает ознакомиться со своим литературным творчеством. Проза.ру



На главную   Сделать стартовой   Добавить в избранное   Архив номеров (старая версия сайта)   Контакты   © Copyright 2006. Все права защищены. Сайт сделан в студии Leon