№ 4 (187) Март (1–15) 2012 года.

Армения и Россия укрепят региональную безопасность

Просмотров: 6757

В первой декаде февраля в Ереван зачастили высокопоставленные российские чиновники. 6–7 февраля в Армении проходило 13-е заседание армяно-российской межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству, в рамках которой в Ереване находились первый вице-премьер России Виктор Зубков, министр транспорта Игорь Левитин и генеральный директор корпорации «Росатом» Сергей Кириенко. А 8 февраля в Ереван прибыла представительная российская делегация во главе с секретарем Совета безопасности Николаем Патрушевым.

Некоторые армянские эксперты сразу же связали эти визиты с желанием Москвы поддержать власти Армении перед предстоящими парламентскими выборами. Однако визит Патрушева явно не вписывался в этот сюжет. Он не носил характера пропагандистской акции и прошел почти незаметно, без пиара и шумных протокольных мероприятий. К тому же этот визит тщательно готовился. Ему предшествовали интенсивные контакты между Совбезами двух стран.

Еще в декабре прошлого года секретарь Совета национальной безопасности Армении Артур Багдасарян приезжал в Москву на встречу глав Совбезов ОДКБ. Тогда же состоялась и его двусторонняя встреча с Патрушевым. А 26 января Ереван посетила делегация, возглавляемая заместителем секретаря Совета безопасности России Валентином Соболевым. В ходе встречи с Багдасаряном стороны обсудили реализацию программы сотрудничества Совбезов двух стран на 2012-2013 годы, подписанной в конце 2011 года. В частности, стороны коснулись процесса реализации предусмотренных программой мероприятий в сфере пограничной безопасности, в том числе вопросов, связанных с модернизацией и восстановлением пограничных пропускных пунктов и созданием совместного учебного центра переподготовки пограничников. Они также обсудили вопросы осуществления совместных проектов в сфере чрезвычайных ситуаций и сотрудничества в области военной промышленности, а также создание информационных центров ОДКБ. На этой встрече и было объявлено о предстоящем приезде в Ереван секретаря Совета безопасности России.

Другой отличительной чертой визита Патрушева был состав его делегации. В нее входили главнокомандующий Сухопутными войсками России А. Постников, замдиректора Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству К. Бирюлин, заместитель начальника Пограничной службы Н. Козик, глава федерального агентства «Росграница» Д. Безделов и другие должностные лица. Все это не очень походило на обычный протокольный визит. Ведь военные, как правило, наносят визиты в составе делегаций Минобороны. А пограничники – по линии ФСБ. Тот же Постников, например, в начале ноября прошлого года сам приезжал в Армению с визитом и встречался с министром обороны Армении Сейраном Оганяном и начальником Главного штаба вооруженных сил республики Юрием Хачатуровым. Поэтому приезд указанных лиц под патронатом Патрушева мог означать только одно: на повестке дня стоит вопрос о координации действий Сухопутных и Пограничных войск России и Армении. Ну, а такие скоординированные действия обычно предпринимаются в условиях роста военной опасности у границ государства (в данном случае Армении) или в ожидании такого обострения уже в ближайшее время.

Сообщения о визите были весьма скупы, как, впрочем, всегда бывает при мероприятиях, касающихся вопросов обеспечения безопасности. Однако даже из этой официальной информации было ясно, что в ходе переговоров Патрушева с Багдасаряном были достигнуты важные практические договоренности. Эти договоренности были зафиксированы в специальном протоколе, подписанном сторонами. Важное место в этом документе было отведено углублению военно-технического сотрудничества. Там, в частности, отмечалось, что будет создана рабочая группа, которая разработает новое соглашение о военно-техническом сотрудничестве. Также предусматривается создание новых совместных военно-промышленных предприятий. Таким образом, Армения и Россия договорились форсировать развитие сотрудничества в военно-технической области. Я, кстати, предсказывал такой поворот событий в одной из своих статей, отметив, что воинственная риторика Азербайджана в адрес Армении и насмешки Баку по поводу оснащенности армянской армии вызовут ответную реакцию, причем не на словах, а на деле. Так оно, похоже, и получилось.

Другая тема, которая затрагивалась на переговорах – военно-политическая обстановка в Закавказье. Патрушев прямо сказал, что на встрече были обсуждены вопросы, касающиеся ситуации в Кавказском регионе, а также в странах, которые напрямую влияют на эту ситуацию, Армении и России.

О том, в каком ключе обсуждались данные вопросы, можно сделать вывод, прочитав интервью Патрушева газете «Коммерсант» 12 января сего года. Там он довольно откровенно описал состояние современной международной обстановки и высказал мнение относительно планов США в Закавказье. По словам Патрушева, США «желают получить прямой доступ к ресурсам и транспортным коммуникациям обширного региона Кавказа, Каспия и Центральной Азии».

И эти действия США «подтверждают правильность шагов России, которые направлены на выстраивание совместно с бывшими союзными республиками системы безопасности для защиты наших интересов на южном направлении».

«Общими усилиями постараемся реально укрепить суверенитет и независимость своих государств», - подчеркнул он. Примечательно в этой связи, что после переговоров с Багдасаряном глава Совбеза России прямо заявил: «Наши оценки совпадают. Обмен мнениями для нас важен». Отсюда можно сделать вывод, что официальный Ереван разделяет озабоченность Москвы относительно планов США в Закавказье и намерен сотрудничать с Москвой в противодействии этим планам.

В этом контексте обсуждалась и нагорно-карабахская проблема. Это стало очевидно после того, как Патрушев был принят президентом Армении Сержем Саргсяном. В коротком официальном сообщении об этой встрече говорилось, что собеседники коснулись «региональных проблем и вызовов, последних развитий в переговорном процессе нагорно-карабахского урегулирования». Из этого следует, что нагорно-карабахский конфликт обсуждался не сам по себе, а именно в региональном контексте. А главной угрозой в региональном контексте является сейчас ситуация вокруг Ирана. В уже упомянутом интервью газете «Коммерсант» Патрушев указал на сохранение высокого уровня напряженности вокруг Ирана, подчеркнув, что С ША считают эту страну «своей основной проблемой». Патрушев также отметил, что США используют различные механизмы для осуществления смены режима в Иране. При этом он не исключил «военной эскалации конфликта, к которой американцев подталкивает Израиль».

В экспертном сообществе сейчас широко обсуждается вопрос о том, как будет развиваться ситуация вокруг НКР в случае нападения США на Иран. При этом высказываются мнения, что Азербайджан может получить от США карт-бланш на вторжение на территорию НКР в обмен на содействие в операции против Ирана. А это, естественно, повлечет вступление в войну армянских вооруженных сил. Думается, что возможность такого сценария не ускользнула от внимания Совбезов России и Армении. Тем более у них может иметься какая-то секретная информация, подтверждающая такой вариант развития событий. Естественно, будучи союзниками, Россия и Армения должны разработать не только политические, но и военно-силовые меры по недопущению новой войны в Нагорном Карабахе. И вот этой военно-силовой стороной вопроса, видимо, и занимаются сейчас Совбезы обеих стран. В этой связи присутствие в российской делегации главнокомандующего Сухопутными войсками России весьма показательно.

Впрочем, ситуация вокруг Ирана чрезвычайно важна для Армении и безотносительно нагорно-карабахского конфликта. Понятно, что начало военных действий США против Ирана будет иметь крайне неблагоприятные последствия для Армении. Это приведет к почти полной транспортной блокаде, к наплыву беженцев и даже возможному стихийному переносу боевых действий на территорию Армении и НКР. Не случайно, тема прикрытия границы с Ираном стала одной из основных на переговорах Совбезов двух стран. После переговоров Багдасарян сообщил о том, что на границе с Ираном и Турцией «будут усовершенствованы инфраструктуры, что приведет к существенному улучшению уровня безопасности». Что конкретно имелось в виду – не ясно. Но понятно одно – укреплением границы с Ираном будут серьезно заниматься. А Турция упомянута здесь просто для того, чтобы не акцентировать внимание на Иране. Ведь реальность такова, что граница с Турцией закрыта и совершенствовать там инфраструктуру не имеет смысла.

Ну и наконец, на встрече была достигнута договоренность о создании армяно-российского совместного регионального Центра чрезвычайных ситуаций. Тут важны две вещи: во-первых, Центр – региональный, то есть его деятельность может выходить за пределы границ Армении. А во-вторых, Центр – армяно-российский, то есть он может иметь базы не только на территории Армении, но и на территории России. Здесь, видимо, имеется в виду подготовка инфраструктуры для развертывания лагерей беженцев для иранцев на территории Армении и пунктов эвакуации армянского населения из Ирана, возможно, не только в Армению, но и в Россию. Вероятно, также планируется развертывание полевых госпиталей для раненых и истощенных людей.

И еще один важный вопрос, который, хотя и не был упомянут в официальных сообщениях, но наверняка обсуждался в ходе переговоров. Это – ситуация вокруг Сирии. Сейчас сирийская тема неразрывно связана с иранской, и обсуждать одну, не затронув другую, просто невозможно. К тому же Патрушев в «Коммерсанте» довольно подробно остановился на ситуации в Сирии. Он отметил, что страны НАТО и некоторые арабские государства, действуя по ливийскому сценарию, намерены начать военную интервенцию в Сирию. При этом он прямо упомянул Турцию, как основную «ударную силу» планируемой интервенции. Он также назвал Турцию «соперницей Ирана», явно намекая на заинтересованность Турции в нейтрализации Сирии, как государства, союзного Ирану. «Понятно, что в данном случае Сирия стала объектом внимания новой «коалиции по интересам» не сама по себе. Дамаск намереваются наказать не столько за репрессии против оппозиции, сколько за нежелание порвать союзные отношения с Тегераном», - подчеркнул Патрушев

Ситуация в Сирии волнует и Армению. И не только потому, что падение нынешнего сирийского режима может стать прологом к американскому удару по Ирану. В Сирии проживает армянская диаспора, численность которой составляет более 100 тыс. человек. И если для Сирии – это менее 1% населения, то для Армении – цифра вполне внушительная. Между тем, разрушение сирийской государственности по ливийскому сценарию может привести к катастрофическим последствиям для армян Сирии, особенно если в гражданской войне верх возьмут исламские радикалы, да к тому же поддерживаемые Турцией. Естественно, Ереван не может быть равнодушен к судьбе соотечественников. В армянском обществе сейчас обсуждается ряд возможностей по оказанию помощи сирийским армянам: от обеспечения их эвакуации в Армению до посылки в Сирию армянских добровольцев.

Примечательно, что вопрос о положении армянской общины Сирии был поднят в парламенте Армении именно 8 февраля, то есть в тот день, когда в Ереване находилась делегация Патрушева. Вопрос был поставлен в ходе правительственного часа лидером фракции «Дашнакцутюн» Вааном Ованисяном. Он, в частности, заявил: «Опыт показал, какого рода люди приходят к власти в результате «демократических» процессов. Не хочется верить, что Сирию ждет та же судьба, но мы очень обеспокоены безопасностью армянской общины в этой стране». Затем Ованисян поинтересовался, рассматривает ли правительство возможность переселения армян Сирии в Армению. Отвечая на этот вопрос, премьер-министр Армении Тигран Саркисян сказал, что правительство работает по этой проблеме с армянской общиной Сирии. «Мы изучаем данный вопрос, он довольно сложный и разносторонний, связанный не только с рабочими местами, бизнесом, но также с проблемой сохранения сбережений этих людей. Естественно, рассмотрев все эти факторы, мы будем работать над тем, чтобы наши соотечественники отдали предпочтение родине», – заявил он. Таким образом, армяно-российский Центр чрезвычайных ситуаций может понадобиться не только для беженцев из Ирана, но и для эвакуации армян из Сирии.

И другое совпадение. Во время пребывания делегации Патрушева в Ереване там находился президент Ливана Мишель Сулейман. Между тем, Ливан превратился сейчас в важную страну с точки зрения воздействия на ситуацию в Сирии. По некоторым данным, именно из Ливана поступает контрабандное оружие суннитским боевикам, воюющим против режима Башара Асада. Перекрытие этого канала снизило бы потенциал вооруженной сирийской оппозиции и, возможно, подтолкнуло бы ее к переговорам с властями. Россия и Армения были бы заинтересованы в таком развитии событий. Поэтому не исключено, что между делегациями Патрушева и Сулеймана имели место какие-то контакты, хотя об этом не сообщалось. С другой стороны, может быть таких контактов и не было, а солидарная российско-армянская позиция была изложена Сулейману президентом Армении Сержем Саргсяном во время их встречи.

Как бы там ни было, но уже 9 февраля вооруженные силы Ливана начали размещение дополнительных армейских подразделений вдоль границы с Сирией. Практически на всех дорогах были развернуты усиленные стационарные армейские посты для проверки автотранспорта. Контроль над другими участками границы обеспечивается подвижными патрульными группами жандармерии и военнослужащих. Действия ливанских военных вызвали недовольство парламентариев от блока суннитских партий, которые поддерживают сирийских мятежников. Однако начавшиеся было выступления суннитских радикалов во втором по величине городе Ливана, Триполи, были блокированы ливанской армией.

Таким образом, совместные российско-армянские действия на «сирийском фронте» дали первый позитивный результат. И потенциал таких действий далеко не исчерпан. Благодаря диаспоре у Армении имеются неплохие возможности для воздействия на ситуацию в Сирии. Это – и политическое влияние, и агентурная работа, и определенные финансовые ресурсы, ну и, наконец, силовые возможности. Действительно, при поддержке вооружением и боевой техникой сирийские и ливанские армяне вместе с другими антисуннитскими общинами могут составить внушительную силу.

До последнего времени правительство Армении занимало пассивную позицию по сирийским событиям (так же как, впрочем, и по иранским). Сказывается инерция политики комплиментаризма и нежелание конфликтовать с Западом. Даже вопреки национальным интересам. Возможно, после визита Патрушева политика Армении на сирийском и иранском направлениях станет активнее. А это в свою очередь приведет к активизации армянской диаспоры в США и Западной Европе по предотвращению новой войны в районе Большого Ближнего Востока.

Михаил Александров

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 29 человек