№ 6 (189) Апрель (1–15) 2012 года.

Партнер становится альтернативой

Просмотров: 3516

В сегодняшнем политическом раскладе «Процветающая Армения» (ППА) позиционируется скорее как оппозиционная, нежели властная, сила, несмотря на ее нахождение во властной коалиции с республиканцами. И вступление экс-министра иностранных дел Вардана Осканяна в ППА закономерно находится в фокусе общественного внимания. Нечасто госчиновник с репутацией взвешенного политика становится оппозиционером, предпочтя неудобства критики власти скромному благу ее прославления.

– Г-н Осканян, Вы вступили в уже сложившуюся партию со своими лидерами вместо того, чтобы, согласно установившейся традиции, создать свою. Партия скорее всего была бы малочисленной, у Вас вместо политических достижений копились бы политические обиды, зато в своей партии Вы бы были царем и богом.

– Создавать новую партию я полагал бессмысленным, сегодня намного важнее консолидация малых политических сил, нежели их дальнейшее дробление. Почему ППА? Потому что в моем восприятии она является альтернативой действующей власти, а ее ресурсы и авторитет позволят выполнить программы, которые я считаю не терпящими отлагательства. С программами партии, да и с ней самой у меня идейных разногласий нет, а в случае достижения ППА большинства в парламенте, в одиночку или в коалиции с другими силами, можно начать реализацию этих программ.

– Есть еще один путь активной политической деятельности – вступление в ряды партии власти – РПА. Там, конечно же, хватает и своих, но на какой-то уровень влияния на решения Вы, как кажется, могли бы претендовать.

– Может быть, но проблема в том, что наше положение является весьма тяжелым и основную ответственность за такое состояние дел несет, конечно же, действующая власть. Я выступал как один из самых строгих ее критиков, и у меня с ней были и есть серьезные идеологические проблемы. Властные декларации, как вы сами можете видеть, базируются на предположении, что все нормально и менять особо нечего. Мне же нужна альтернативная сила, способная изменить ситуацию.

– Формально ППА находится в коалиции с республиканцами. Причем РПА, абсолютно доминируя в парламенте, ни в каких коалициях не нуждалась. Ее создание было актом политической благотворительности со стороны РПА, ППА же пожала милостиво протянутую руку. Что произошло? Почему вдруг рамки коалиции стали тесны для ППА?

– Для меня определяющими являются предвыборные программы ППА и ее решение идти на выборы в одиночку. И если РПА не одержит разгромной победы над всеми и вся, т.е. если наш грядущий парламент не будет клоном настоящего, то у нас после выборов может впервые появиться возможность создавать настоящие коалиции, под определенные проекты или решения, будет настоящая дискуссия между политическими силами. И тогда станет ясно всем, что в Армении можно менять власть посредством выборов. Что означает начало настоящего народовластия.

– Что, по-Вашему, должно быть исправлено в Армении в первую очередь?

– Структура экономики и политика правительства. Кризис, конечно же, был суровым испытанием. Но почему падение ВВП наших соседей удержалось в границах 4%, а наш рухнул на 14,5%? Почему именно мы вырвались в негативные лидеры? Почему больше всех пострадал малый и средний бизнес, а не крупные игроки, связанные с властью?

Далее социально-экономическая ситуация. Здесь необходимо коренное изменение экономической идеологии. Сегодня основной упор сделан на сдерживание инфляции и наполнение бюджета, в то время как основной задачей должно быть экономическое развитие, а инфляция и бюджет должны рассматриваться исключительно в контексте экономического развития, никак не наоборот.

Естественно, что и общественное устройство должно стать иным. Конституция и законы должны быть применимы ко всем гражданам страны одинаково. В сфере экономики это означает как минимум уважение к основополагающим принципам либеральной экономики: свободной конкуренции, равным условиям и неприкосновенности собственности. В политической же и общественной сфере это означает уважение основных демократических принципов: справедливости, толерантности, свободы слова и личности.

– Можно ли считать недавний съезд ППА, с минимальным разрывом во времени со съездом РПА, предвыборным смотром сил?

– Безусловно. И основной месседж съезда состоял в том, что ППА может быть альтернативой действующей власти и может взять на себя большую ответственность в создании будущего Армении в течение пяти предстоящих лет.

– Прошлая история выборов не блещет позитивом. Обе партии – и РПА, и ППА формулу выборов понимали примерно одинаково – делался сильный акцент на местные или местечковые авторитеты. Что может заставить ППА свернуть с накатанного пути?

– Замечу, что сегодня все политические силы полагают, что на предстоящих выборах избирается будущее страны, а не только ее парламент. Народ устал от беззакония, и если на выборах не будет преодолен дефицит законности, а выборы, соответственно, не будут свободными и справедливыми, то победитель не сможет рассчитывать на поддержку народа. Статус ППА как авторитетной политической силы, ее ресурсы и серьезное намерение завоевать кредит доверия путем честных выборов будут способствовать взаимному контролю совместно с другими политическими силами над выборным процессом. Все это должно обеспечить максимально возможную свободу и справедливость выборов.

– В странах, считающихся демократическими, крупные партии представляют свои теневые кабинеты. Есть ли у ППА такой кабинет?

– В принципе, я бы хотел, чтобы так было и у нас, чтобы власть была индивидуализирована. Но эта традиция пока, к сожалению, не сложилась, и открытых списков будущих чиновников партии не публикуют.

– Последний вопрос. В свое время считалось, что ППА является политическим проектом президента Роберта Кочаряна. Есть ли у Кочаряна желание участвовать в политической жизни и насколько оно связано с ППА?

– Совершенно естественно, если человек, который провел 10 лет в президентском кресле, неравнодушен к происходящему в стране. Но собирается он войти в активную политику или нет – мне неизвестно. Более того, могу сказать доподлинно, что и мое вступление в ППА состоялось без какого-либо влияния Кочаряна. Я отвечаю за свои решения, он – за свои.

Арен Вардапетян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовал 51 человек