№ 7 (190) Апрель (16–30) 2012 года.

Второе «я» Валерия Саби

Просмотров: 3811

Он для меня – не только тезка и земляк, но и однокурсник. Мы вместе учились в далеких шестидесятых на факультете автоматики и вычислительной техники Азербайджанского политехнического института. После его окончания мы уже не встречались, только порой я читал статьи моего студенческого друга в бакинских газетах. А совсем недавно я узнал, что Валерий Севумян (а именно о нем идет речь) живет в Израиле, пишет книги, рассказы и очерки под псевдонимом Валерий Саби. Как ему удалось разыскать меня, я не знаю, но однажды раздался телефонный звонок, и удивительно знакомый голос из далекого, почти забытого прошлого вдруг сказал: «Привет, дорогой тезка!».

Да это был он, тот самый Валера Севумян, с которым мы когда-то вместе самозабвенно болели за Тиграна Петросяна и радовались его победам, играли в футбол и баскетбол во дворе его дома на Телефонной улице, забыв о курсовых работах, чертежах, семинарах… С того самого звонка из Израиля и воскресла наша старая студенческая дружба. Мы стали перезваниваться и переписываться по электронной почте.

– Валера, расскажи, пожалуйста, хотя бы коротко, о своей родословной. По-моему, она очень интересна.

– Рубен Иванович Севумян, мой отец, приехал в Баку в начале 20-го века, прошел службу в армии, окончил школу рабочей молодежи и сельскохозяйственный институт. Работал на разных руководящих постах, в том числе 25 лет заведовал сельхозотделом Совета министров Азербайджана. Он, между прочим, был инициатором выращивания маслин на Апшероне. Именно по его предложению в Баку был создан масличный совхоз, а в бакинском пригороде Мардакяны организован Научно-исследовательский институт масличного хозяйства, который работал под патронатом отца. Теперь бакинские маслины экспортируются в десятки стран и приносят Азербайджану немалый доход.

Моя бабушка Зара Маилова была родом из хорошо известной не только в Баку, но и за его пределами семьи. Ее братья были богатыми людьми, особенно Даниил («икорный король», владевший рыбными промыслами), построивший в Баку в 1911 году великолепное здание оперного театра, который долгие годы так и назывался – Маиловский. Что касается деда, то он всю жизнь прожил в горном селении Калага, что в Геокчайском районе Азербайджана, и был замечательным виноделом.

Мама – из рода Гюльбасаровых. Мой дедушка – Яков – организовал в 1893 году в Баку типографию, одну из первых в городе.

– Когда мы учились в институте, ничто, казалось, не говорило о твоей тяге к журналистике. Очевидно, увлечение литературным творчеством пришло к тебе уже после окончания вуза?

– В молодости я увлекался фотографией, у меня была своя фотолаборатория, и я предлагал свои снимки республиканским газетам, участвовал в нескольких фотоконкурсах и даже становился их призером. Работая на трубопрокатном заводе (а это было большое, известное в стране предприятие), я как-то заглянул в мартеновский цех. Жар печей, огненные языки пламени, горячий жидкий металл…Но не это поразило меня, а люди у печей – разгоряченные, мужественные, они как бы слились с металлом, играючи управляли им… Через несколько дней я принес в редакцию газеты материал о сталеварах. Его опубликовали, и я начал получать новые задания. Так я стал внештатным корреспондентом республиканских газет «Вышка» и «Коммунист» (на армянском языке). О чем я писал? Об интересных людях, передовиках производства, технических новшествах… Переходить полностью на журналистскую работу я не хотел, хотя и получал приглашения. У меня была интересная исследовательская работа. Но всему этому неожиданно пришел конец с началом перестройки. Ну кто бы мог подумать, что начатая под такими привлекательными лозунгами горбачевская перестройка закончится межнациональными распрями, погромами, резней, изгнанием армян из Азербайджана.

– Ты уехал из Баку в 1989-м?

– Еще в Баку приняли с женой решение ехать на ее историческую родину – в Израиль. Когда дочка закончила в Ереване учебу в институте, мы в декабре 1991-го уехали в Израиль.

В этот период сюда, на Землю обетованную, приезжали каждый месяц десятки тысяч новых репатриантов. В условиях такого огромного притока людей устроиться на работу было крайне сложно, не говоря уже о работе по специальности. Я пошел сначала на стройку и постепенно учился строительному делу. Изучал технологию, применяемые здесь инструменты и материалы, которых просто не было в Советском Союзе. Словом, я много работал над собой, чтобы как-то найти себя в новой стране и выжить, и через несколько лет стал дизайнером и специалистом по ремонту квартир. Но не забыл и своего увлечения и параллельно занимался литературной деятельностью. Хотел выполнить свое давнишнее желание – написать книгу о Баку и бакинцах. Так появилась книга «Дворец на память». Она несколько неожиданно для меня имела успех, и я стал получать весьма благожелательные отзывы и пожелания продолжить начатую тему. И я с удовольствием продолжил ее. Через два года вышла вторая книга – «Бакинские этюды», предназначенная для широкого круга читателей. Благодаря ей я познакомился со многими бакинцами, которые мне звонят и пишут буквально со всего мира. Ведь куда только судьба не забросила бакинцев! Они благодарят меня за книгу, за «возвращение» в родной город, любимый всеми нами город, которого, увы, уже нет, и сообщают интересную для меня информацию о нем, его истории, возможно, известную только им. Связь с читателем – это большой стимул в работе. Я ее продолжаю. Сейчас, например, пишу статью о Сергее Есенине, о периоде его пребывания на Кавказе, в частности, в Баку, в дачном поселке Мардакяны. Это – история создания Есениным изумительного цикла «Персидские мотивы». Так сказать, моя версия того, как это было. А в Мардакянах, между прочим, я, как, впрочем, и ты, провел свои многие юные годы и не раз бывал на той самой даче, где когда-то отдыхал Сергей Есенин и писал свои знаменитые стихи.

– Да, Мардакяны – чудесное место, и недаром Киров, руководивший тогда партийной организацией Азербайджана, велел Чагину – редактору газеты «Бакинский рабочий» и другу Есенина – отвезти поэта именно в Мардакяны, где были прекрасные условия для творчества. Если ты помнишь, в Мардакянах была дача нашего однокурсника, моего близкого друга Рафика Садыхова (его, к сожалению, уже нет в живых), и мы часто ездили туда отдохнуть, весело провести время и обязательно искупаться в море – ведь прекрасный пляж был совсем рядом… Но вернемся к твоим творческим планам…

– Близится к завершению материал о знаменитом коллекционере старинных рукописей и музыковеде армянского происхождения Василии Давыдовиче Корганове. Он, между прочим, был зятем известного бакинского нефтепромышленника Александра Манташева. Главный его труд – первое на русском языке серьезное исследование о Бетховене, этюд «Бетховен», основанный на письмах великого композитора. В моем материале речь идет об истории приобретения Коргановым манускрипта Наполеона. Однако для завершения работы требуется поездка в Ереван, в музей Чаренца, что довольно сложно. Но, может быть, найду другие пути для того, чтобы раздобыть нужный мне материал. Хочу написать и об истории города Ашдода, в котором я живу. Этот молодой, очень красивый, белый и солнечный город (ему всего 60 лет, и он – ровесник Государства Израиль) на самом деле уходит своей историей вглубь веков.

– Много ли армян в Израиле и какова роль армянской общины?

– Вначале немного коснусь истории. Армянская община существует в Израиле более 15 веков. Ибо, по преданиям, первые армяне поселились на Святой земле в I веке до н. э. Было это во времена правления царя Тиграна Великого. По тем же преданиям, в 70 году н.э. они пришли в Иерусалим вместе с воинами армии римского императора Тита. Но официально армяне появились здесь в четвертом веке, и связано это было с распространением христианства в Армении. Когда в начале XIV века Палестина оказалась во власти мамлюков, Патриарху Саркису удалось добиться независимости Армянского патриархата. И сделано это было в основном благодаря охранной грамоте, выданной армянам самим Мухаммедом. В то время, когда армянские послы обратились к будущему пророку со своей просьбой, они даже не могли предположить, что проповедуемое им учение вскоре превратится в одну из главных мировых религий. Эта грамота до сих пор хранится в архиве армянской общины. Она не раз выручала и еще будет выручать армян в отношениях с мусульманами, и не только с ними.

Отдельный квартал в Иерусалиме появился у армян в XVII веке на средства диаспоры и благодаря армянскому Патриарху. Он собрал в диаспоре солидные пожертвования и выбрал хорошее место для строительства – у башни Давида, с западной стороны города. В начале XX века квартал пополнился несколькими сотнями семей, бежавших от страшной резни в Турции в 1915 году. Сейчас население армянского квартала составляет примерно 2500 человек.

В 90-х годах прошлого столетия в Израиле появилась община этнических армян, говорящих на русском языке. Это – выходцы из бывшего СССР, причем большей частью из Баку. Кто-то приехал сюда по еврейским документам, а кто-то в качестве родственников, например, как и я, будучи женат на еврейке. Именно так здесь оказались, например, известный бакинский шашист, в прошлом чемпион СССР по русским шашкам гроссмейстер Юрий Арустамов, многие другие наши соотечественники. И сколько армян проживает сейчас в Израиле, никто точно не скажет. Цифры колеблются, по разным данным, от 10 до 20 тысяч человек. Армяне – трудолюбивый народ, привыкший преодолевать трудности. Сколько им пришлось по воле судьбы скитаться по свету! Но всегда и везде они находили в себе силы начать новую жизнь и добиться в ней успеха. Вот и в Израиль они приехали, по понятным причинам, без денежного капитала, после перенесенных несчастий, стрессов. Зато привезли с собой знания, недюжинные способности и упорство в достижении цели. Сегодня они успешно адаптировались и даже принимают активное участие в общественной жизни страны.

– Как в Израиле относятся к армяно-азербайджанскому конфликту и проблеме Нагорного Карабаха?

– Должен сказать, что эта проблема мало волнует израильтян, хотя они, конечно, в курсе дела. Но они целиком поглощены своей неразрешимой проблемой противостояния с палестинцами, борьбой с терроризмом. Карабахская проблема не вызывает у них никаких особых эмоций. К Армении и армянам израильтяне относятся в целом достаточно хорошо, учитывая, что армяне живут не только в Израиле, но их много и в соседних ближневосточных странах – Сирии, Ливане, Египте. Но и к Азербайджану и азербайджанцам отношение израильтян вполне лояльное. Так что к армяно-азербайджанскому противостоянию здесь относятся очень осторожно и никому явного предпочтения не отдают, хотя, например, евреи, приехавшие сюда из Баку и жившие там, как правило, очень неплохо, несколько больше симпатизируют Азербайджану. Вообще политика Израиля весьма осмотрительна. На фоне противоборства с мусульманским миром Израилю очень важны хорошие отношения с Азербайджаном, особенно учитывая нефтяные богатства этой страны. По этой причине израильтяне, как бы хорошо они ни относились к армянам, не предпримут никаких шагов, способных испортить их отношения с Баку.

– А как относятся израильтяне к проблеме признания геноцида армян в Османской империи?

– Вопрос о признании геноцида 1915 года дважды обсуждался в израильском парламенте – кнессете, и оба раза положительное решение принято не было. Конечно, здесь прекрасно понимают, что бессмысленно и даже аморально отрицать факт геноцида, признанный уже в десятках стран, так же как и бессмысленно отрицать холокост. И многие простые израильтяне с сочувствием говорили мне о трагедии, пережитой армянским народом, о необходимости признать геноцид. Понимают это, конечно, и депутаты кнессета. Но политика… Признать геноцид – это значит основательно испортить отношения с Турцией (вспомни, как обострились отношения между Францией и Турцией во время недавнего обсуждения в Национальном Собрании закона об уголовной ответственности за отрицание геноцида), а это совсем не в интересах Израиля, во всяком случае, сейчас. Скорее всего, Израиль будет держать вопрос о признании геноцида в резерве как способ давления на Турцию, если это понадобится. Но пока такой надобности, видимо, нет. И в ближайшем будущем я не думаю, чтобы в Израиле признали геноцид. И вызывает только сожаление, когда политическая конъюнктура берет верх над здравым смыслом и справедливостью.

– О чем пишут израильские газеты, прежде всего русскоязычные?

– Русская пресса представлена в Израиле довольно широко. Достаточно сказать, что кроме русскоязычного телеканала «Израиль плюс» и нескольких радиоканалов в стране выходит большое количество газет на русском языке. Это – ежедневные газеты «Вести», «Новости недели», «Время», «Наша страна», а также еженедельные многостраничные газеты «Секрет», «Эхо», «Луч», «Вид» и много рекламных газет и журналов. О чем пишут они? В основном о политической и общественной жизни Израиля и о событиях в государствах СНГ, о жизни еврейских диаспор в разных странах, о культурных и спортивных новостях как внутри страны, так и за рубежом. Материалы, касающиеся Армении, время от времени появляются на страницах израильской прессы, в основном по поводу Нагорного Карабаха и армяно-азербайджанского противостояния. Но, повторюсь, эта тема все же не очень занимает израильтян.

– Как живется тебе в Израиле, вполне ли ты освоился здесь за 20 лет?

– Да, конечно, хотя о Родине, о прошлом часто вспоминаю. Израиль – интересная страна с очень мягким, благодатным климатом и самым передовым в мире сельским хозяйством. Здесь многое делается для людей в социальном плане, на высоте медицинское обслуживание. Словом, если бы не постоянное противостояние с палестинцами, здесь был бы настоящий рай. Израиль – это своеобразный реванш еврейского народа за всю его трагическую историю.

– Расскажи хотя бы коротко о своей семье, детях, внуках…

– У меня и моей жены Изабеллы двое детей – 31-летний сын Рубен и 44-летняя дочь Диана. Она работает в Иерусалиме медицинским техником. А Рубен прослужил в Армии обороны Израиля, окончил университет в Беер-Шеве и сейчас работает программистом в престижной фирме «Аэронавтик», занимающейся разработкой беспилотных самолетов. У Дианы двое детей-двойняшек – мальчик Ник и девочка Мишель. Рубен женился два года назад, и недавно исполнился годик его дочери, которую зовут Литаль. На иврите это значит – «Моя росинка». Дети наши хорошо устроены, живут, как и мы с женой, в Ашдоде, так что я за них спокоен.

– Здоровья тебе и новых успехов, дорогой тезка!

– Спасибо!

Валерий Асриян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 13 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Валера, вы золотой человек, с добрым сердцем и огромным духовным миром ! Счастья и здоровья Вам и вашей семье!
  2. Хорошее интервью получилось! Добротное,настоящее! Прочитал с удовольствием.
  3. Прочла дважды: первый раз - торопливо, взахлёб, забегая вперёд от нетерпения и любопытства. Вторично: размеренно, вдумчиво, неторопливо. Статья, однозначно, великолепная. Умная, серьёзная, глубокая. За несколько лет наших с вами, Валерий, виртуальных дружеских отношений, я,конечно поняла, что вы человек умный, высокоинтеллектуальный, образованный, интеллигентный, в общем - талантливый интересный человек. А эта статья, если такое возможно, ещё больше повысила в моих глазах ваш рейтинг , я вас ещё больше зауважала. Светлого вам творческого пути, Валерий! Больших удач в жизни, научной и литературной деятельности! Амен!
  4. В Севумян (мой дв. брат) в своих рассказах умеет описывать все события прошлого, произшедшие даже сто лет назад так, как будто это случилось недавно и он сам сам все видел. В. Севуиян настоящий художник прозы. Его рассказы читаются на одном дыхании. Читая его рассказы, мы воспринимаем их так, как будто жили в то время. Он так интересно все описывает все мелочи, что всегда возникпает желание вновь и вновь прочитать его произведения. Я однажды дал почитать книгу моей соседке филологу- лингвисту, приехавей 20 лет назад из С- Петербурга в США. Книга ей настолько понравилась, что в течение 50 дней она много раз перечитывала и даже сделала ксерокопии отдельных рассказов. Его творчество отличают глубокая человечность чувств, тонкий психологизм в раскрытии характеров, искренний тон повествования, лиризм, непринужденность, естественность. В Севумян (дв. брат) в своих рассказах умеет описывать все события прошлого, произшедшие даже сто лет назад так, как будто это случилось недавно и он сам сам все видел. В. Севуиян настоящий художник прозы. Его рассказы читаются на одном дыхании. Читая его рассказы, мы воспринимаем их так, как будто жили в то время. Он так интересно все описывает все мелочи, что всегда возникпает желание вновь и вновь прочитать его произведения. Я однажды дал почитать его книгу Бакиские Этюды, моей соседке филологу лингвисту, приехавей 20 лет назад из С- Петербурга в США. Книга ей настолько понравилась, что в течение 50 дней она много раз перечитывала и даже сделала ксерокопии отдельных рассказов. Другой мой товарищ, Академик России, проживающий в Европе прочитав “Бакиские Этюды” сказал мне, что так писать о Баку может только человек, глубоко любящий свой родной город. Его творчество отличают глубокая человечность чувств, тонкий психологизм в раскрытии характеров, искренний тон повествования, лиризм, непринужденность, естественность. Я желаю Валере крепкого Здоровья и больших творческих успехов.
  5. Замечательное, очень интересное интервью! Прочитала пока только "Бакинские этюды", посоветовал папа, получила огромное удовольствие и узнала много нового о родном городе. Интервью, как и книга, в легкой и непринужденной форме передает столько информации, которая совершенно волшебным образом усваивается и запоминается, совершенно не загружая, как сейчас говорят. Творческого долголетия и неистощимого литературного вдохновения автору!
  6. Спасибо! С удовольствием прочитал.
  7. Хороший и задушевный разговор получился.
  8. Здравствуйте, Валерий! Как я понимаю, это обращение к Асрияну. Хотя если и к Севумяну, то тоже в точку. Валерий Асриян - очень знакомое имя, только не помню, кажется, по бакинской прессе. Севумян - тоже знакомо, соседи у меня были Севумяны в Баку. Но это выяснится только если вы будете любезны прояснить мною забытое. Очень хочу прочитать книги Севумяна. Я родился и 50 лет жил в Баку. Я бы хотел получить адрес электронной почты Севумяна, а также и ваш, Валерий Асриян. После изгнания из Баку 10 лет прожил до пенсии на Урале, в Перми, был региональным корреспондентом ИТАР-ТАСС. А потом, то есть теперь, уже 12 лет, живу в израильском Холоне. Заранее благодарен за любой отклик. Леонид.
  9. Помню Ваше имя по публикациям в бакинской прессе советских времен. Вот так разбросала судьба всех. У Вас редкая фамилия. Когда кто-то из Ваших коллег-журналистов сказал, что Багдатьев армянин, мне было очень приятно.
  10. Дорогой Валерий, спасибо за прекрасную статью! Как у вас идут дела, что нового в жизни?
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты