№ 10 (193) Июнь (1–15) 2012 года.

Будущий кабинет и позитивная селекция

Просмотров: 2538

По итогам парламентских выборов в Армении вскоре будет объявлено о новом кабинете правительства. Поскольку итоги выборов оказались крайне благоприятны для Республиканской партии, которая и раньше была партией власти, особых изменений ждать не следует. Они, скорее всего, будут связаны с отказом «серебряного призера» – партии «Процветающая Армения» – составить коалицию с РПА, что приведет к утере ею властных вакансий. А в остальном – от добра добра не ищут, РПА получила всенародное одобрение за те результаты, которые имеет, что должно означать консервацию властных подходов на всю межвыборную перспективу.

Однако все не так просто. РПА, естественно, изменений не желает, называя это курсом на стабильность. Однако сама власть сознает необходимость перемен. Конечно, до лозунга «Так жить нельзя!» ей далеко, но лозунг «Поверить, чтобы изменить» пущен в оборот именно РПА. Лозунг невнятный, но в романтической версии может означать: поверить в РПА, чтобы изменить страну. Естественно, к лучшему. Но под такое дело, как известно, требуются не только программа, но и исполнители.

Арутюн Месробян, эксперт по управлению, кандидат технических наук, консультировал различные, в том числе и государственные, структуры:

– У нас, к сожалению, отсутствуют представления о том, каким должны быть лица, допущенные к управлению государством. Для того, чтобы стать водителем, надо научиться управлять машиной, сдать экзамены на вождение и правила движения, пройти обучение у опытного инструктора. И только потом, по достижении определенного опыта, можно назвать себя водителем. Т.е. для управления неодушевленным автомобилем нужно пройти несколько этапов обучения. Но как только речь заходит об управлении государством, все вдруг становятся знатоками. А ведь это тоже профессиональная область. И здесь тоже необходим опыт, причем положительный.

– Народная память больше хранит скандалы, связанные с деятельностью высокопоставленных управленцев, нежели примеры эффективного решения управленческих задач. Но ведь сегодня их где-то учат, у них есть дипломы, они сдают экзамены. У нас есть Институт управления, как бы отечественный Итон…

– Да, практически во всех странах СНГ объявлено обучение управлению, но вряд ли в каком-нибудь из них вам удастся получить соответствующие знания и навыки. Государственное управление подразумевает перевод громадной системы государства из настоящего состояния в желаемое. А для этого перевода необходимо знать современное состояние, желаемое состояние и иметь маршрут следования или дорожную карту. Но мы совершенно не умеем грамотно идентифицировать текущее состояние, для чего необходимо уметь раскрывать причинно-следственные связи, знать основные понятия и связи исследуемой системы для данной нации и государства, их исторический путь к текущему состоянию. Одним словом, знать все, чтобы суметь адекватно описать. В вузах же этому не учат. Кроме того, управлять и руководить – вещи разные. Управляют процессами, а руководят людьми для управления процессами.

– Вы сами сказали! Т.е. в этой области есть место руководству людьми, а для нас нет задачи проще. На одного наорал, другого, наоборот, похвалил. Вот и все руководство. Главное, чтобы процессы не останавливались…

– Умение не останавливать позитивные процессы дано не каждому. Руководство людьми – это одна из методик управления. Причем и объект, которым вы взялись руководить, должен быть управляемым. И здесь не обойтись без знания психологии людей, умения их мотивировать, быть последовательным и, что очень важно, быть примером. Быть примером – это очень действенный способ создать управляемую ситуацию. Представьте себе, что высшие чины государства начинают педантично соблюдать правила движения. Когда рядовой водитель видит, что первые лица подчиняются правилам движения, он понимает одно – ему сам Бог велел подчиняться этим самым правилам. Когда же чиновники разных весовых категорий проговаривают высокопарные тексты, но на деле демонстративно не придерживаются ими же провозглашенных норм, то система становится имитационной. Все имитируют уважение к правилам игры, зная, что законы ее не работают. Я приведу формулу Гарегина Нжде: «Солдат часто проигрывает бой до его начала, видя, кто его командир». Так что без личного примера вы получите имитационную систему, которая очень опасна тем, что взрывается как бы случайно и совершенно неожиданно – разрушительные процессы в ней скрыты имитацией благонадежности и оптимизма. Нам ли, жившим в СССР, этого не знать?

– Понятно, что долгое притворство чревато. Тем не менее, в преддверии изменений во власти, пусть даже несущественных, возникают проблемы: а какое количество чиновников оптимально? Каков должен быть у них уровень полномочий?

– Эта проблема имеет даже количественное описание – количество людей в госуправлении, приходящееся на 1000 населения. Этот неотслеживаемый у нас параметр позволяет судить о степени бюрократизации страны. Согласно закону Паркинсона, всякая система управления стремится к бюрократизации, когда растет количество структур управления, увеличивается количество людей, в них занятых, и падает качество как системы, так и людей, которые работают в ней. В Новой Зеландии удалось резко сократить количество систем в управлении, что привело к позитивному опыту. Такой же позитивный опыт приписывается Грузии, сумевшей совершить рывок в эффективности управления в определенных кластерах, в частности в правоохранении. Президент Грузии Саакашвили выступил как-то с предложением к правоохранительным органам не брать взяток и начать, наконец, качественно обслуживать население. Предложение, естественно, было проигнорировано. Через некоторое время Саакашвили заявил, что они не вняли его предложениям и такие органы должны быть распущены. Десятки тысяч сотрудников оказались на улице, но самое удивительное состояло в том, что без них не увеличилось количество преступлений, как уголовных, так и дорожно-транспортных. Т.е. хаос не увеличился, что показало полную бессмысленность правоохранительных органов в том виде, в котором они были. Это типичная иллюстрация закона Паркинсона, когда система работает вхолостую, для себя самой.

– Все-таки у нас, скорее всего, с роспуском правоохранителей хаос возрастет. В остальном же мы действительно не знаем ни параметров текущего состояния, ни маршрута следования к станции «Мечта». Но мне, как обывателю, иногда призывы к построению общества знаний и наукоемких технологий кажутся чиновничьим видением прекрасного будущего. Если это так, то что должно сделать руководство, чтобы в их действиях можно было бы разглядеть дорогу к станции «Мечта»?

– В последние несколько лет я изучал опыт 11 стран экономического чуда. Это, в частности, Сингапур, Китай, Индия, Гонконг, Базилия, Израиль, Вьетнам и др. Оказалось, что экономическое чудо, вызванное чудом перехода на качественное управление, происходит тогда, когда страна находит нечто нестандартное на стадии подготовки прыжка. Дэн Сяопин, например, готовя Китай к рывку, в 1975 г. заявил, что демократия и конкурентная экономика не синонимы. Тогда эта мысль казалось крамольной, но он сумел в рамках монопольного правления компартии создать все атрибуты либеральной экономики.

Ли Кван Ю, отец сингапурского чуда, сразу заявил, что не будет строить социальное государство, объявив стратегией максимальный рывок, перенеся решение социальных вопросов на время, когда начнут появляться рабочие места. Сэкономленная часть бюджета была передана, в частности, на учебу молодежи в известных образовательных центрах с последующим участием в госуправлении. Т.е. строилась меритократия («меритос» – «элита»). В любой стране из 11 есть изюминка, используя которую страна совершила рывок.

– А у нас она есть? И в чем?

– Давайте придем к Армении через Ирландию. Ирландцы, евреи и армяне имеют диаспоры, превосходящие коренное население. Ирландцы, планируя рывок в области информационных технологий, поделились планами со своей диаспорой и получили от нее 3 вида ответов. Часть специалистов согласилась вернуться на родину, другая часть согласилась лоббировать интересы Ирландии в своих корпорациях, третья часть отказалась от какой-либо формы сотрудничества. За счет первых двух групп Ирландия и совершила рывок, и треть ее экспорта сегодня – продукты ИТ. Теперь посмотрим на ситуацию армянскими глазами. Проблем в специалистах у нас нет, мы всегда можем рассчитывать на кадровую подпитку из диаспоры. В то время как обучение специалиста обходится минимум в $250.000, в определенных областях – больше миллиона. Мы в Армении не имеем той проблемы, которую имел Ли Кван Ю в Сингапуре.

– Вам не кажется, что, когда мы говорим об экономике, основанной на знаниях, нужен хотя бы один рейтинговый университет?

– Для создания этого университета потребуется как минимум 10 лет. И 5 лет на обучение в нем. Итого – 15 лет для получения качественных кадров, и то в лучшем случае. Я же говорю о том, что рывок можно готовить уже сейчас, не дожидаясь создания рейтингового университета.

Армяне на родине – это нация с огромной потенциальной энергией и с минимумом кинетической. В Сингапуре же не было и потенциальной, ее пришлось получать, обучая молодежь за рубежом. Мы же, обладая потенциалом, уже 20 лет говорим, что находимся в переходном процессе, оправдывая тем самым наши неудачи.

Несмотря на то, что ни одна из 11 стран не застревала в переходном процессе больше 10 лет, независимо от размеров страны. Будь это огромный Китай или маленький Израиль. Есть какие-то небольшие успехи, в частности, в тех же ИТ, но я подобные прорывы в некоторых точках не считаю серьезными по той

причине, что они никак не являются свидетельствами развития системного управления. Мы живем на ручном управлении, в режиме неопределенности. Для доказательства достаточно сопоставить уверения правительства, что кризис нас минует, и реальность, в которой мы оказались второй среди стран, по которым кризис ударил больнее всего.

– Разве нельзя преодолеть эту проблему косметическими мерами? Сменив неадекватных управленцев на более внятных?

– Если мы говорим о рывке, то косметические меры тут не работают. И вопрос внутри сегодняшнего политического поля не имеет решения. Мы вот уже 20 лет имеем дело с одними и теми же лицами, и если бы среди них был бы кто-то, способный к рывку – он бы проявился. Надо искать людей вне этого поля, для чего в науке управления существует несколько методов. Один из них – это так называемый «золотой фонд нации», частично примененный Ирландией. Согласно ему сперва составляется каталог лиц, которые уже проявили себя, потом формируется группа людей вне существующего политического поля. Таким образом, создается альтернативный полюс развития.

– Лица, пришедшие к власти, затратили на это колоссальные ресурсы, и что же, теперь они должны сами создавать альтернативные полюса или спокойно наблюдать, как их создают другие?

– Ведь как-то произошло это в странах, которые имели колоссальные проблемы и совершили рывок, причем именно посредством альтернативы действующей власти. Возьмем пример того же Ли Кван Ю, который был у нас в Армении, но его советами воспользоваться нам не дано. Так вот, он пришел в Сингапур извне и начал создавать свою партию. Он приехал с единомышленниками и начал консолидировать вокруг себя людей, фактически центр подготовки грядущего рывка. Сила, которую он возглавил, стала такой, что с ней стало невозможно не считаться – с шестидесятых годов она выигрывает все выборы.

– Но если он этого добился, стало быть, у него были и ресурсы, и покровители.

– Запад его не принимал, администрация США сурово критиковала за недемократические методы правления. Он имел мощную оппозицию и снаружи, и внутри, но сумел ее преодолеть. Будучи главой государства, он лично ходил по международным корпорациям и уговаривал их перенести хотя бы толику их бизнеса в Сингапур.

Дэн Сяопина при Мао всячески подавляли. Но, варясь в китайском партийном соку, зная технологию власти, ему после смерти Мао удалось пробить свои подходы.

Саакашвили, понятно, далеко не Ли Кван Ю, но и его шансы были невелики, даже с солидной поддержкой извне. В каждой стране по-разному, но везде сперва создается альтернативное мышление, потом оно оформляется в альтернативную личность или группу личностей. И в Армении люди пытаются создать альтернативную консолидацию. Это, в частности, движение «Сардарапат». Что из этого выйдет – сказать трудно. Но можно привести еще одну особенность рывка – он невозможен без учета менталитета титульной нации, опыт 11 стран говорит об этом.

– Тогда в чем выражается наша ментальность? В умении набрать потенциальную энергию, которая так и не используется?

– Армяне везде проявляют чудеса смекалки, предприимчивости и организаторских способностей. Проблема крайне проста – создать в Армении благоприятную среду. Такую, в которой армянин добивается успеха за рубежом. Турки умели использовать потенциал других наций, у нас наоборот – мы не умеем использовать самих себя. Что очень обидно. С участием диаспоры мы в состоянии реализовать самые сложные национальные проекты, диаспора – это Клондайк уже состоявших личностей. Я не знаю, кем это надо быть, чтобы иметь Клондайк и быть бедным. При этом диаспора сильна метрополией, и усиление Армении ей выгодно. Это та цель, которая объединяет, а не разъединяет.

– Кто бы мог из России стать центром альтернативной консолидации для Армении? Или из других стран?

– Я бы сделал ставку на тех, кто длительное время показывал свой профессионализм в управлении. Мы никогда не ставили перед собой проблему рывка и таких людей не искали. Но можно сказать определенно, что эта проблема ставит перед нами другую – цивилизованной репатриации, в которой у нас нет опыта. Например, министерство абсорбции в Израиле сопровождает репатрианта на всем пути его интеграции в израильское общество. Бизнесмен, принявший на работу репатрианта, на время освобождается от ряда налогов. Это целая система возврата соотечественников на родину...

– У нас есть объяснение всему – нет денег.

– В Сингапуре вообще не было денег, и тем не менее они стали развитой страной. Вопрос на самом деле прост до крайности. Нужно просто взять и решить – мы будем развиваться или нет? Если решим, что да – все остальное получится. И партии организовывать не надо – во всем мире партийный подход к управлению находится в состоянии системного кризиса. Достаточно общественных движений или инициатив. Что же до судьбы западной демократии в Армении – увы. Ни одна из 11 стран не применяла именно западную модель демократии. Израиль вообще теократичен, но пресса этой страны имеет колоссальный вес и в состоянии подвергнуть неприятностям чиновника любого ранга. Т.е. демократия индивидуальна и разнородна. В документах США вообще нет термина «демократия» – там упоминается республика. А разница колоссальна. Демократия – это власть большинства, а республика – это ограниченная законами власть меньшинства.

– Альтернативный путь развития, как кажется, связан в определенной степени с активностью определенных групп граждан…

– Небольшой пример. Вспомните ситуацию с магазинами, которые, занимая тротуары улицы Абовяна, уродовали столицу. Власть сумела их демонтировать, но сил противостоять владельцам магазинов не хватило, и их разрешили установить в сквере на улице Маштоца. Ереванская молодежь начала устраивать там акции протеста. Потом к ним подключились зрелые люди с определенным общественным весом. Три месяца шло противостояние между протестующими и численно превосходящей полицией. И общество победило – сквер освободили от магазинов. Т.е. появилась инициатива, консолидировала вокруг себя людей и победила. В Армении были многотысячные митинги, которые ни к чему не привели, а тут была в лучшем случае сотня инициативных граждан, которая сумела добиться своего. Вот что значит качество инициативы.

– Вернемся, все-таки, к формированию будущего кабинета правительства. С рывком мы разобрались, шансы же на постепенное развитие, все-таки, остаются. Но в этом случае должны быть какие-то препоны, блокирующие путь непрофессионалам на высшие места в управлении страной...

– Какие-то препоны есть, но они не касаются ни профессиональных, ни нравственных качеств управленцев. Диплом, как вы знаете, ничего не решает, он не гарантирует овладение специальностью. Резюме тоже немногого стоит. Решающим является итоговый вид пирамиды власти. Она должна реализовывать методологию позитивной селекции. Т.е. чем выше ступень власти, тем меньше вероятность, что на нее встанет недостойный человек. Это, кстати, и есть принцип меритократии. И это – обязательное условие надежд на будущее.

Нам остается надеяться, что в новых структурах власти будет не то чтобы реализован – в этом совершенно нет опыта, – но хоть как-то учтен принцип позитивной селекции, когда снизу вверх человеческий материал улучшается. Это в условиях, когда некоторые социологические исследования показали снижение интеллекта в том же направлении. Ждать осталось недолго, и те небольшие изменения, которые произойдут в распределении должностей, обязательно укажут на определенный властный курс. Либо действительно что-то будет меняться к лучшему, либо стабильность восторжествует над прогрессом.

Арен Вардапетян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 16 человек

Оставьте свои комментарии

  1. ///Нам остается надеяться, что в новых структурах власти будет не то чтобы реализован – в этом совершенно нет опыта, – но хоть как-то учтен принцип позитивной селекции, когда снизу вверх человеческий материал улучшается. Ждать осталось недолго, и те небольшие изменения, которые произойдут в распределении должностей, обязательно укажут на определенный властный курс. Либо действительно что-то будет меняться к лучшему, либо стабильность восторжествует над прогрессом./// И власть назначила Гагика Бегларяна, министром транспорта и связи... Вот и вся "позитивная" селекция по-армянски... Регресс во всех областях, нас же и погубит...
  2. В самую точку! Этого бандита Черны Гаго, который в должности мэра только своими личными делами занимался, Серж после временного изгнания возвращает во власть!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Этому Бегларяну за все его художества надо было дать лет 15-20 с конфискацией имущества. А его министром делают. Хорошо еще, не культуры :)))))))))))
  3. невероятно, находясь так далеко от Армении (монреаль, если не ошибаюсь, в гренландии), так "тонко" чувствовать обстановку в обществе Ереване! откуда у вас эта мания искать чёрную кошку в тёмной комнате?
  4. Монреалец, видимо, умеет мыслить. А вы все видите в розовом свете. Наверное, этот ворюга Гагик Бегларян дает вам работу, вот и заступаетесь за него. Очень жаль, что наш президент окружает себя такими проходимцами и коррупционерами, как Бегларян. Да и другие из РПА не лучше.
  5. то , что монреалец "умеет мыслить", ещё не означает, что адекватно мыслит. например, до революции у гюмрийцев была кличка "оки цахох гюмреци", но я как одекватно мыслящий человек не думаю, что гюмрийцы именно такие.
  6. какая "содержательная" полемика - точь в духе героев предствленного материала
  7. чтобы понять, что из себя представляет конкретный участник т. н. "гражданской инициативы" , нужно узнать откуда происходят его предки. не верю я в искренность этих "борцов"; в основе их антибудочных протестову мелкая неприглядная мотивация.
  8. Какой дружный хор защитников этих будочников и Черны Гаго! С такими защитничками Армения далеко пойдет. Будет топтаться на месте, пока это жулье будет себе карманы набивать. Зато какую-то чушь несут про происхождение участников гражданских протестов... Думал, один Гунн больной на голову. Оказывается, наши такие же больные. Все коррумпированную власть защищают.
  9. за первое десятилетие 21 века у определённой части армянской "общественности" уже сформировано брезгливо-нигилистическое отношение к армянской государственности. вбили в сознание этих людей разрушительные идеи и мифы.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты