№ 10 (193) Июнь (1–15) 2012 года.

Будет в Ереване улица Григора Арутюняна!

Просмотров: 2950

30 мая я навестил Нами Микоян, приемную дочь Григория Арутинова, первого секретаря ЦК Компартии Армении с 1937 по 1953 год. Во время нашей задушевной беседы за чашкой чая с горным чабрецом позвонил из Еревана Сос Саркисян. По случайному ли совпадению или на то была воля Божья, но именно в этот день Муниципальный совет Еревана принял решение – дать одной из улиц столицы республики имя Григора Арутюняна.

Наша с Нами Артемьевной радость была безгранична. Мы вспомнили публикацию за моей подписью в газете «Ноев Ковчег» («Его звали Григорием-строителем», № 11 за 2010 г.), приуроченную к 110-летию со дня рождения Г.А. Арутинова, которая завершалась пожеланием: «Смею надеяться, что наступит день, когда в Ереване – городе, обустроенном Арутиновым, назовут его именем улицу или хотя бы школу».

Идея была поддержана общественностью Армении, которая, как мы узнали со слов Соса Саркисяна, обратилась с письмом в мэрию Еревана. И первыми под тем письмом стояли подписи ближайших друзей семьи Григория Арутинова и Нами Микоян – самого Соса Саркисяна и Эдварда Мирзояна, народных артистов СССР и Армении.

Время, высший судия, распорядилось по совести, воздав Григорию Артемьевичу Арутинову, одному из выдающихся деятелей нации, должное.

Вечным памятником Григору-шинарару – Григорию-строителю, как нарек его Мартирос Сарьян, остается его Ереван с уникальным обликом – площадью Республики, Театром оперы и балета, Матенадараном, широкими проспектами и улицами, тенистыми парками…

Гамлет Мирзоян, заслуженный строитель РФ, почетный строитель России, член редколлегии газеты «Ноев Ковчег»

Из воспоминаний о Г.А. Арутинове (1900–1957)

Виктор Амбарцумян, академик:

«Григорий Артемьевич Арутинов относился к таким людям, которые отдавали себя до последнего вздоха делу строительства нового государства…

Он считал, что Советской Армении предстоял путь интенсивного промышленного развития. Исходя из этого, он поддержал намечавшуюся в академии уже тогда тенденцию к более быстрому развитию физико-математических, технических, геологических и химических наук… Он предлагал обращать большее внимание на приглашение из других республик хороших специалистов, уже работающих в известных научных центрах…

Мне редко приходилось встречать людей, которые бы так высоко ценили значение культурных ценностей, созданных в прошлом армянским народом, для нашего общества, как Григорий Артемьевич. Лучшим свидетельством этого явилось сооружение в период его работы в Армении великолепного здания Матенадарана».

Арам Хачатурян, композитор:

«Григорий Артемьевич был очень красивый человек, высокий, стройный, широкоплечий, с умным, благородным лицом, умными, пронизывающими глазами, внимательный к людям.

Искусство он любил, отлично чувствовал, понимал, и, когда он руководил республикой, для армянского искусства он сделал очень, очень много…

При нем возник настоящий оперный театр, был приглашен дирижер Михаил Тавризян. В театре собрались хорошие голоса, новые молодые силы, и замечательный певец, народный артист Советского Союза Павел Лисициан начал там свою деятельность… В Ереванском же оперном театре начала путь и блистательная, позже известная во всем мире Зара Долуханова…»

Мартирос Сарьян, художник:

«Не могу без волнения вспоминать о последнем по отношению ко мне добром поступке Арутюняна. Это был тот год, когда Арутюнян уезжал из Армении. Перед отъездом он послал мне краски, причем краски очень ценные и дефицитные. Я был очень тронут его вниманием, но потом, когда я узнал, что Арутюнян в свободное время сам занимался живописью и что это были его собственные краски, признательность моя удвоилась. Так вот откуда исходило это его прекрасное знание искусства!»

Сильва Капутикян, поэтесса:

«Недавно дочь Арутюняна показала мне найденную в архивах отца официальную бумагу, в левом углу которой стоит гриф «совершенно секретно».

В данном документе, являющемся выпиской из протокола бюро ЦК, упомянуто о вопиющих беззакониях, происходивших при массовом переселении армян в июне 49-го года, и поднят вопрос о пересмотре своих действий союзным Министерством внутренних дел, с тем чтобы дать возможность возвратиться на родину невинным армянским семьям. Заседание ЦК состоялось 6 июня 1953 года, то есть через три месяца после смерти Сталина. Значит, как только возник маленький просвет для того, чтобы уже не тайно, а открыто действовать в защиту родного народа, Арутюнян поспешил просвет этот, насколько было возможно, использовать. И еще – адресованное Сталину письмо относительно присоединения к Армении Карабаха и Нахичевани. Письмо, о котором мы узнали с таким опозданием!»

Нами Микоян:

«Я сегодня пишу тебе, отец мой. Туда, куда ты ушел навечно. Я сейчас впервые назвала тебя отцом – Гриша, мой воспитатель и друг. Ты не учил меня, как жить, да ты и сам не умел. Твой высокий человеческий дух, с которым я имела счастье соприкасаться, был моей школой. В 1937 году ты трагически потерял во время репрессий родного брата и брата жены, твоего друга, который был моим отцом. Ты и Нина удочерили меня. С тех пор мы жили общей жизнью, я знала, о чем ты думал и чем ты жил. Позже ты и Нина, ставшая мне больше, чем мать, твой друг и жена, не сумевшая тебя пережить, говорили мне: «37-й на плечах тех, кто остался жив».

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 27 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Наконец поняли,кем был Григорий Арутинов дпя Армении и как много полезного сделал.
  2. Огромное спасибо Мэрии Еревана. За добрую весть единицу может ставить только выживший из ума человек - злой и гадкий.
  3. Спасибо Гамлету Мирзояну, Сосу Саркисяну, Эдварду Мирзояну и другим представителям армянской интеллигенции за старания. Очень здорово, что есть в Ереване улица имени ВЕЛИКОГО СЫНА НАЦИИ.
  4. Правильное решение градоначальства. Вообще-то не мешало бы под микроскопом посмотреть все союзные архивы. Много ценного можно обнаружить. Большой был человек. И руководил республикой в самые тяжелые годы. Честь и слава ему.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты