№ 11 (194) Июнь (16–30) 2012 года.

Апостол просвещения

Просмотров: 4585

Исполнилось 200 лет со дня рождения преданного служителя Армянской Церкви, видного интеллектуала архиепископа Габриэла Айвазяна (Айвазовского). Он родился в 1812 году в Феодосии. Посещал местную армянскую школу. Двенадцати лет от роду его послали учиться в Венецию, где на острове Св. Лазаря с начала XVIII столетия действует католическая конгрегация мхитаристов – известнейший очаг армянской культуры. С годами Габриэл стал первым редактором до сих пор издающегося журнала «Базмавеп», позднее в Париже и Феодосии выпускал журнал «Масяц ахавни» («Голубь Масиса»)… Долгие годы посвятил преподаванию – в Венеции, Париже, Эчмиадзине, где руководил семинарией Геворгян. Основал в Париже и Феодосии армянские школы, выпускал учебники. Апостол просвещения, он посвятил жизнь духовному и национальному воспитанию своего народа.

Вот два его высказывания.

«Многое необходимо для нынешнего и грядущего благоденствия нашей нации, но во главу угла нужно поставить дух единения, ибо главная причина нашего бедственного положения в минувшем и ныне – рознь».

«Коль скоро есть на свете нечто, что всегда и повсюду выявит, к какому народу принадлежит человек, – это национальный язык; если нация сохранит свой язык, она не исчезнет».

Перу Г. Айвазяна принадлежат «Краткая русская история» и «История Османского государства», ряд лингвистических и религиозных сочинений, а также множество переводов. Полиглот, владевший дюжиной языков, он переводил на армянский с итальянского и французского художественную прозу и трактаты; с русского перевел басни Крылова; с армянского на итальянский – книги выдающихся авторов V века Мовсеса Хоренаци и Агатангелоса. В ближайшее время под патронатом Католикоса Гарегина II впервые выйдет в свет сборник его избранных произведений. Но эта статья посвящена не литературному наследию Габриэла, а тесным связям двух братьев Айвазовских.

Я долгие годы изучаю творчество Ованеса Айвазовского, младшего брата Габриэла. В разное время мне удалось обнаружить и передать Национальной галерее Армении его картины: «Ной спускается с Арарата», «Байрон на острове Св. Лазаря», «Отцы-мхитаристы на острове Св. Лазаря», и это позволило представить живопись мастера в разделе армянского искусства. В 1979 г. в Музее Сарьяна состоялась выставка работ Айвазовского на армянскую тему (они хранятся в Феодосии и других городах); среди десятков картин особенно привлекали портреты жены художника, Анны Бурназян, брата Габриэла, Католикоса Хримяна. Портрет Габриэла дал почувствовать духовную связь братьев, их глубокую привязанность к родному народу.

Ованес был совсем ребенком, когда Габриэл уехал в Италию. Впервые после долгой разлуки они встретились в 1840 году, когда по окончании Академии художеств в Петербурге молодого мариниста послали совершенствоваться в эту «Мекку искусства». Благодаря Габриэлу Ованес познакомился со средневековой армянской культурой и, в частности, с поющими красками книжной миниатюры. Кстати, встретившись, братья решили отбросить от своей фамилии начальную букву «Г» (ранее они значились по всем документам Гайвазовскими) и писать ее по-армянски Айвазян, а на других языках – Айвазовский.

Ованес заразился мыслями и надеждами старшего брата, мечтавшего о духовном возрождении своего народа. Не случайно именно в периоды особенной близости с братом художник написал свои картины на историко-религиозные темы. Всего лишь через год после первой встречи он в русле набиравшего в Европе силу романтизма создал знаменитое полотно «Хаос. Сотворение мира», где Бог изображался в виде напоминающего крест света…

В связи с идеей света, играющей важнейшую роль в творчестве певца моря, напомним об очень красноречивом высказывании Мартироса Сарьяна, который еще юношей видел Айвазовского в своей ново-нахичеванской школе. Много десятилетий спустя, беседуя с писателем Ильей Эренбургом, Мастер заметил: «Армянскость – определяющая черта в искусстве Айвазовского. Даже в самых мрачных его бурях из толщи туч пробивается свет, сулящий надежду на спасение…»

Едва ли не первым откликом на встречу с братом Габриэлом стала глубокая по замыслу картина, экспонировавшаяся в 1843 г. в Лувре. На ней изображен закат на острове Святого Лазаря. Композиционным центром полотна служит книга в красной обложке – незадолго до того изданный фундаментальный словарь армянского языка. Рядом с фолиантом сидит один из его создателей М. Авгерян, обучавший когда-то Дж. Байрона армянскому языку, а слева стоит брат художника, помогавший завершить многолетнюю работу над словарем. Своими очертаниями остров напоминает окутанный сумеречный светом корабль, а люди – мечтательных путешественников.

Дружественной христианской России верно служили многие армяне, среди них и прославленный маринист Айвазовский, в свое время принятый в Петербургскую академию художеств именно как «сын армянина». Но в 1901 году, сразу после его смерти, вышла в свет роскошная книга, в которой утверждалось, будто отец художника – сын мусульманина, спасенный при взятии Бендер (1770) армянином Григором Айвазом: «Магометанский Восток, при всей своей ненависти к России, дал ей двух поэтов, Жуковского, Пушкина, и одного художника – Айвазовского». Это измышление легло в основу последующих биографий великого мариниста и преследовало цель оторвать его от родного народа. Дело в том, что в начале XX века реакционные силы в России проводили антиармянскую политику – закрывали армянские школы, конфисковывали имущество Армянской Церкви и т. д.

Попытку извратить национальную принадлежность Айвазовского пресекает наследие Габриэла Айвазяна, 6 февраля 1875 г. писавшего польскому историку С. Барончу: «Отец родился в городе Станиславе (ныне Ивано-Франковск. – Ред.) в 1765-м или 1766 году». Кстати, о взятии русскими войсками Бендер Габриэл писал во 2-м томе своей «Истории Османского государства» (Венеция, 1841, с. 344–345). Если б их с Ованесом отец был спасен в том сражении, Габриэл, безусловно, упомянул бы об этом. Однако в начале XX века архиепископа не было в живых, он не мог опровергнуть выдумки о своем отце…

Впрочем, самым надежным опровержением измышлений служит запись священника Мкртыча в книге рождений и крещений феодосийской церкви Сурб Саркис от 17 июля 1817 г.: родился «Ованес, сын Геворга Айвазяна».

Надо сказать, что в последнее время русские искусствоведы без колебаний пишут об армянском происхождении великого мариниста. Сошлемся хотя бы на предисловие к каталогу состоявшейся в 2010 г. в Москве выставки «Два цвета радуги – двух судеб отраженье…», в котором директор Музея изобразительных искусств им. Пушкина академик

И. Антонова пишет: «Айвазовского с равным успехом можно считать и русским, и армянским художником».

…Из-за сильного давления Ватикана на деятельность конгрегации мхитаристов Габриэл Айвазян уехал в Париж, а затем отказался от католицизма и вернулся в лоно Армянской Апостольской Церкви. Встретив его в 1857 г. в Париже, Ованес признался: «Я был счастлив, когда узнал, что ныне он – вардапет григорианской церкви». Габриэл в связи с выходом новой своей книжки, посвященной критике католиков, писал: «Мой родной истосковавшийся Ованес… Дело было трудным, брат, при всей незлопамятности и миролюбии моего характера… Прими же благосклонно эту книжку, и если мой дорогой народ, как я надеюсь, извлечет из нее урок и пользу, ты тоже по достоинству будешь утешен и обрадован…»

Именно по совету художника Габриэл вместе с ним отправился из Парижа в Константинополь, а оттуда вернулся в родную Феодосию. Деятельно проявил себя на ниве просвещения, в частности, стал инициатором открытия одного из лучших армянских очагов образования – школы Халибян. А художника постоянное общение со старшим братом побуждало к созданию значительных историко-религиозных полотен: «Всемирный потоп», «Ной на вершине Арарата» и др. Была среди них и крупная по размеру картина «Вселенная. Начало творения», которую художник подарил посетившему его Католикосу Хримяну. К сожалению, эта картина, хранившаяся в Национальной библиотеке в Ереване, пропала в 1990 году.

В конце 1860-х годов Эчмиадзин рукоположил Габриэла в архиепископы, а позднее назначил предводителем Грузинской епархии Армянской Церкви. Он скоропостижно скончался в 1880 г. и был похоронен в Тифлисе. В 1950-е годы его могилу ликвидировали, а прах перезахоронили в подворье тбилисской церкви Сурб Геворг.

Читая Габриэла Айвазяна, сразу замечаешь приверженность автора стилю и правописанию классического литературного языка, грабара. Он был ему куда ближе, чем новый, живой литературный язык, уже широко входивший в жизнь и литературу. Между тем в обществе набирал силу революционный дух борьбы и перемен. И его носители резко критиковали Г. Айвазяна как служителя Церкви и сторонника старых традиций. Защищаясь от нападок, он написал ответ своим критикам, открывавшийся фразой: «Дух партийности – дух неумных людей. Это такая боль, которую труднее всего избыть».

К сожалению, Габриэл Айвазян надолго был предан забвению. Но многогранная деятельность этого человека большого сердца и подлинного патриота переживает сегодня важное и своевременное пробуждение.

Шаэн Хачатрян, заслуженный деятель искусств Армении

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 7 человек

Оставьте свои комментарии

  1. отличная публикация. Габриэль Айвазовский был один из столпов армянского консерватизма 19 в., противостоящего разрушительным т. н. революционным идеям (М. Налбандян и ко.)
  2. "Впрочем, самым надежным опровержением измышлений служит запись священника Мкртыча в книге рождений и крещений феодосийской церкви Сурб Саркис от 17 июля 1817 г.: родился «Ованес, сын Геворга Айвазяна». Ничего из этого измышления не опровергает. Нельзя не очень веские аргументы приводить. Здесь верно и документально лишь то, что Ованес-сын Геворка. А измышляют о дедушке, который якобы был усыновлён Григором Айвазом, и что кровь его- магометанская. То есть, Геворг-сын того, кого якобы усыновил Григор. Есть свидетели слов художника о своих корнях, есть документы камеральных записей, лучше бы их привести и закрыть это дело с его дурацкими вымыслами. я уверена, что ту статью в начале прошлого века писал обрусевший татарин:-)))
  3. Разделяю Ваше мнение. Если бы армяне послушались дальновидного брата Айвазовского и не поменяли Грабар на ашхарабар (в этом вопросе наши наивные патриоты-народники Абовян и Налбандян ошиблись), то сегодня армянский язык не смогли бы гадить такие уродки, как писаришка Марина Петросян и т.п. базарники и не превратили бы Армянское телевидение в помойную яму.
  4. Казанские татары прекрассный народ. Просто османские турки купили этого дегенерата и "отомстили" Айвазоовскому за султанский орден на шее его собаки, за его картины о резне армян и просто за то, что АЙВАЗОВСКИЙ БОЖЕСТВЕННО ВЕЛИКИЙ И АРМЯНИН, а они палачи и дебилы.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты