№ 12 (195) Июль (1–15) 2012 года.

Перед новым испытанием: кому достанется власть в октябре?

Просмотров: 1149

Грузия готовится к событию, чреватому обилием политических коллизий

В октябре нынешнего года, согласно решению президента Михаила Саакашвили, в Грузии должны состояться очередные парламентские выборы. С учетом опыта последних лет можно ожидать, что попытки противостояния режиму вновь вызовут ожесточенную реакцию правительства. Власти полны решимости отстаивать право на многолетнее управление страной и продолжать реформирование общества на свой лад.

На этот раз очень заметно, что оппозиционные силы – не все они действуют сообща, а некоторые попросту проявляют враждебность друг к другу – с небывалой прежде уверенностью рассчитывают на благоприятное для себя волеизъявление избирателей, чтобы наконец-то вытеснить из законодательного органа правящее большинство – партию «Единое национальное движение». Успех позволит им помешать намерениям Михаила Саакашвили сохранить доминирующее положение партии, а президента лишить возможности остаться на посту руководителя страны.

Президентский срок, второй и последний, истекает в 2013 году, но оппозиционные движения понимают, что Саакашвили уходить не собирается. «Выборы – единственный демократический путь к очень важной цели. Они на этот раз помогут Грузии избавиться от авторитарного режима, который ведет страну не по пути созидания благополучного и жизнеспособного общества, а к явному ухудшению возможностей для выживания», – заявил недавно, выражая мнение оппозиционных кругов, депутат парламента Петре Мамрадзе.

У каждой из сторон есть свои приоритеты. Оппозиция упирает на то, что население в результате реформ осталось социально не защищено. Власти продвигают множество экономических, инфраструктурных и идеологических проектов, призванных послужить украшению и облагораживанию облика новой Грузии. Как уверен президент, это не просто эстетическая, но и крайне важная политическая задача. Необходимо, считает он, визуально изменить страну, придать ей европейские черты и заслужить тем самым похвалу высокопоставленных гостей, вызвать доверие со стороны зарубежных инвесторов.

К примеру, в Грузии «вестернизировано» обучение, обязательным стало изучение английского языка, чтобы можно было продолжать образование за рубежом, общаться с иностранными специалистами и т.д. То же можно сказать о тотальном внедрении системы компьютерного обучения.

Саакашвили придает также особое значение развитию летнего и зимнего туризма, сулящего, с его точки зрения, огромную прибыль.

Логика во всем этом есть, поскольку устремленность к европейским идеалам и стандартам должна как-то подтверждаться реальностью. Но население страны не поспевает за размашистым воплощением все новых планов.

Скажем, президент задумал выстроить на берегу Черного моря, в болотистой местности, новый город-порт Лазика на 500 тысяч человек. Оппозиция недоумевает – зачем эти затраты, куда выбрасываются деньги? Не лучше ли направить их на поддержание существующих причерноморских городов и поселков?

Очень неплохо, считают политики и рядовые обыватели, что коренным образом изменились образ и система работы государственных и других учреждений. До того правительству Саакашвили удалось решить проблему энергетических поставок, и теперь ночная мгла охватывает разве что отдаленные от городов и сел холмы Грузии. Правда, тарифы на коммунальные услуги непомерно высоки. Но что поделаешь, если частным компаниям пришлось заново отстраивать все технические объекты, разрушенные еще в первые годы государственной независимости.

Остались в прошлом и времена криминального беспредела, квартирные кражи и угоны автомобилей. Строятся и реконструируются городские и магистральные автодороги.

Власти призывают население запастись терпением, мол, Грузия уже стала ареалом реформ, она утверждается в качестве кавказского регионального центра, пользуется особым доверием Запада, служит образцом для соседей. О чем, кстати, президент напоминает нередко в ходе частых, почти ежедневных, публичных выступлений в столице и за ее пределами.

Оппозиция признает некоторые достижения власти, но у нее свои аргументы. Коррупция, утверждают политики и эксперты из ее рядов, стала «элитарной», перебравшись в высшие эшелоны власти. Комментируя сравнительно благополучную (официальную) экономическую статистику, постепенно внедряемые стандарты «новой жизни», оппозиция утверждает, что реформы расходятся с интересами населения, входят в противоречие с местными моральными устоями, представлениями о человечности, социальной солидарности.

Когда власти заявляют о демократическом реформировании, о том, как этому рады западные покровители, призывающие наращивать темпы реформ ради приближения Грузии к стандартам Евросоюза и НАТО, оппозиция напоминает, что безработица, этот социальный бич постсоветской реальности, охватила преобладающую часть работоспособного населения. Адаптация в меняющейся стране дается нелегко, и президент об этом узнал не вчера.

Михаил Саакашвили, открывая в середине июня новый филиал одного из банков, несколько запоздало, но держа в уме октябрьские выборы, упрекнул руководителей банковского сектора в том, что они должников-клиентов оставляли без квартир. «Это надо прекратить!» – потребовал правитель.

Президентский срок Саакашвили хоть и истекает, но морально и политически вряд ли он готов покинуть свой пост, полученный после «революции роз». «Намерены ли вы остаться руководителем Грузии в качестве премьер-министра – по «путинской модели»?» – задал президенту щекотливый вопрос корреспондент агентства Рейтер на брифинге в день недавнего посещения Тбилиси госсекретарем США Хиллари Клинтон. Саакашвили ответил несколько уклончиво. «Все у нас решает воля народа», – сказал он. Госсекретарь на том же брифинге высказалась о необходимости демократической передачи власти, о создании условий, исключающих давление на политических оппонентов.

Парламент Грузии загодя принял поправки к Конституции, позволяющие «при необходимости» перевести государство на рельсы парламентской республики, когда фактическим главой становится премьер-министр, а президент получает полномочия представительские, оставаясь номинальным руководителем государства – наподобие британской королевы. Михаил Саакашвили о своих личных намерениях – этих или других – пока ничего формально не объявлял, но оппозиция опасается, что именно так он и поступит. Если большинство в парламенте после выборов вновь получит правящая ныне партия, то тогда Саакашвили – все еще молодой, все так же мобильный, инициативный и наделенный нерастраченной энергией (оппозиция жалуется на слишком большой запас «негативной энергии») – станет премьером правительства и останется руководить еще на какое-то время – скажем, от восьми до десяти лет.

Эти его расчеты подтверждаются публичными выступлениями, когда президент с пафосом рассказывает о созидательных планах партии власти, обозначая этапные перспективы вплоть до 2015-го, а то и до 2020 года.

Однако есть одно препятствие – это лидер объединенной оппозиции, создавший политическую коалицию под эмоциональным названием «Грузинская мечта», миллиардер и уважаемый простыми людьми благотворитель и меценат Бидзина (Борис) Иванишвили.

Он дает понять, что этим замыслам Саакашвили никак не суждено осуществиться. «Мы, вне всякого сомнения, победим, я вас уверяю!» – часто повторяет он, обращаясь к будущим избирателям. У его сторонников крепнет впечатление, что все свои политические ходы Иванишвили, самый богатый в стране человек, стоимость личного и бизнес-имущества которого сравнима с бюджетом государства (бюджету он ранее помогал финансовыми вливаниями не раз и не два), рассчитал с астрономической точностью.

Понимая, что, несмотря на все проблемы, отношения с Россией нуждаются в нормализации и терпеливом диалоге, Иванишвили обещает добиться позитивных результатов. Он умеет улавливать общественные настроения. Два митинга, организованных оппозиционной коалицией – в самом центре Тбилиси 27 мая и в Кутаиси 10 июня, – собрали внушительное число людей. Ими, как говорят Иванишвили и его единомышленники, «движет надежда на достойную человека жизнь, без крайней нужды и «драконовских» законов, и они эти изменения скоро почувствуют на себе, поскольку позитивные процессы долго себя ждать не заставят».

Насколько же осязаемы шансы новой коалиции, объединившей в своих рядах несколько ведущих оппозиционных партий, на победу на выборах? И чем новая оппозиция отличается от прежней?

Покойный академик Шота Надирашвили, специалист в области социальной психологии, лет восемь назад объяснил автору этих строк, что существует три основных вида социальных отношений – это сотрудничество, соперничество и борьба. «У нас, – с сожалением отмечал ученый, – как наглядно показала общественно-политическая практика с первых лет независимости, доминирует соперничество, переходящее однако не в сотрудничество, как в нормальных странах, реально устремленных к гармонизации общества, а в борьбу».

Следует уточнить, сколько сейчас в Грузии политических партий и движений, но в 90-е годы их было не менее двухсот. При этом дефицит подлинных лидеров конструктивного толка бросался в глаза с самого начала. И что бы ни говорили о Михаиле Саакашвили, до него в стране не было столь эффективного, пусть и противоречивого, руководителя, имеющего конкретную и четкую программу действий.

У его предшественников просчеты следовали один за другим. Не обошли они даже такого опытного политика, как второй президент Эдуард Шеварднадзе. Его смещение с поста в ноябре 2003 года стало следствием старой привычки готовиться к выборам с заранее установленными результатами голосования. «Старый лис», исчерпавший свои возможности после создания государственной власти на руинах гражданских конфликтов, просчитался. Западные партнеры посочувствовали одному из «перестройщиков» 80-х годов, воздали должное за вывод Грузии на орбиту международного сотрудничества и попросили уступить место новому поколению политиков. Заодно подтвердилось, что наиболее результативно, во всяком случае, в Грузии, действуют те оппозиционные силы, которые вызревают в недрах самой правящей элиты.

Но насколько вероятен сегодня раскол в правящей партии, на который, возможно, параллельно рассчитывает оппозиция? Первые массовые и довольно масштабные выступления против политики Саакашвили, слишком круто взявшегося за коррупционеров, криминальных авторитетов, преступного сообщества в целом и даже тех, кто мог подозреваться в потенциальном совершении уголовных преступлений, начались в ноябре 2007 года. Президент требование об отставке отверг, разогнал демонстрации слезоточивым газом, резиновыми пулями, водометами и дубинками, после чего объявил о назначении досрочных президентских выборов. В январе 2008 года он их выиграл, лишь в Тбилиси уступив единственному конкуренту Левану Гачечиладзе. За это президент не слишком привечает столичных избирателей и интеллигентскую среду. Перед парламентскими выборами в мае того же года команду Саакашвили демонстративно покинула глава парламента Нино Бурджанадзе, не желая стать соучастницей «греховного правления». Революционный триумвират тремя годами раньше лишился и Зураба Жвания, погибшего при странных обстоятельствах.

Последующие антиправительственные выступления, собиравшие дважды около 150 – 200 тысяч человек, казались слишком взрывоопасными, особенно после войны в августе 2008 года, но ни к чему не привели. Лидеров, за которыми можно было пойти, с убедительной программой действий, не оказалось. Кроме того, оппозиция не стала форсировать события и прибегать к насилию, опасаясь не только пролития крови, но и негативных оценок со стороны международного сообщества. Не было у нее и финансовых средств для поддержания протестных выступлений на сколько-нибудь длительное время. Пытаясь расшатать власть, оппозиция добилась противоположного эффекта: идейно стойкая и верная лидеру команда молодых реформаторов действует по оправдывающему себя мушкетерскому принципу безоговорочной взаимной поддержки.

Ибо соратники Саакашвили остро нуждаются в нем, как и он – в них. Поэтому опасность лабильности, неустойчивости и внутреннего размежевания мало угрожает правящей партии. Этому единству следует поучиться оппонентам и критикам политической верхушки.

С другой стороны, и движение «Грузинская мечта» пока выглядит сплоченным и одержимым стремлением нанести режиму сокрушительный удар. Лидер коалиции – миллиардер Бидзина Иванишвили – располагает как политическим доверием и поддержкой немалой части избирателей, так и внушительными средствами, какие до того оппозиции и не снились. В целом ясно, что октябрьское столкновение сторон, даст Бог – мирное, станет событием, во многом определяющим судьбу страны на последующий исторический период.

Адам Баратов, Тбилиси, специально для «НК»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 3 человека

Оставьте свои комментарии

  1. Лучше Саакашвили грузинам президента пока не найти. Я так думаю :)
  2. Наш он,наш.
  3. А власть,как всегда,достанется очередным педерастам.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты