№ 13 (196) Июль (16–31) 2012 года.

Эмиль, потомок Будага

Просмотров: 3965

Человек, напоивший Сюник чистой родниковой водой

В своих «Сказаниях о родном крае» горисец Серо Ханзадян, классик современной армянской литературы, упоминает о встречах с Эмилем Будагяном, инженером-мелиоратором, преображающим жизнь людей гор. Эмиль – потомок Будага, а Бу-даг в переводе с фарси означает «гора мудреца» – рос смышленым и прозорливым, как и его предок.

КОРНИ И КРОНА РОДОСЛОВНОЙ

Сведения о роде Будага уходят в век XVII.

Большая семья Мушега, прозванного захватившими Армению персами Мухан, обитала в одной из просторных пещер Хндзореска, самого крупного из сел края Сюник в южных пределах некогда великой державы.

Мушег с женой Гоар народили сыновей, носивших имена армянские и персидские: Арсен-Ахназар, Григор-Грдиль, Барсег-Будаг. На семью из одиннадцати душ трудились, кроме них, еще и шестнадцать батраков-нокаров из числа дальних родственников. Мушег, рано ушедший из жизни, любил говаривать: «Все мы тут свои, заняты одним делом – кормим себя».

Тем, кто отлынивал от работы, Мушег внушал: «Мир велик, есть в нем люди работящие и те, кто ленцой страдает. Кто и как будет жить, выбирает сам».

Члены семьи и нокары владели ремеслами – гончарным, кожевенным, маслодельным и кузнечным. Пастбища и пахотные земли находились поблизости, хлеба и мяса хватало, а излишки шли в обмен на предметы обихода.

Старший из братьев, Арсен-Ахназар, заметно прихрамывавший, после смерти отца взял на себя заботу о семье. Вняв его совету, Барсег-Будаг отправился в Персию, в село близ Тавриза, где нанялся на работу к богачу-армянину, наладив производство гончарной посуды – от пиал и горшков до изящных кувшинов и огромных карасов. Добротный товар был нарасхват, и вскоре его хозяин стал еще богаче, а Барсегу спустя пять–семь лет удалось купить себе домик. Пусть неказистый, но зато свой. Благо рядом стояла армянская церковь Сурб Саркис. На одной из ее прихожанок – Агуник, сестре своего подмастерья из сюникского села Ангехакот – он и женился.

Так они и жили. Вслед за дочерью в семье появился сын – Атанес. Он-то, став знатным купцом, и родит Мхитара, Будагова внука. Мхитару легко давались языки. У одной из беженок с Северного Кавказа по имени Нвард обучился он и русскому языку. Росли они с Манушак, дочерью Нвард, вместе, а со временем поженились.

Мхитар, прямой предок Эмиля Будагяна в седьмом колене, сдружившись с молодым настоятелем церкви Сурб Саркис – Степаносом, через Астрахань в 1810 году отправился со святым отцом в Петербург, имея намерение проложить купеческий путь. Но главной целью их поездки был сбор средств в пользу беженцев, пригретых отцом Степаносом.

В армянской церкви Петербурга им посоветовали обратиться к послу Швейцарии в России Жану-Франсуа Дювалю. Тот обещал им оказать содействие. Там же они познакомились с молодым, но уже снискавшим известность художником Орестом Кипренским. Отец Степанос пришелся Кипренскому по душе, и художник вызвался писать его портрет.

Разговор Степаноса и Дюваля затянулся. Кипренский то и дело входил в кабинет посла, отмечая в памяти черты лица армянского священника.

Мхитар же в доверительной беседе с русским художником не удержался и поведал ему о своем сыне Будаге, отроке пятнадцати лет от роду, который начал делать успехи в рисовании. И осмелел настолько, что пригласил Кипренского погостить у него в Тавризе и дать несколько уроков сыну: «Роста Будаг мой небольшого, – сказал он Кипренскому, – плечистый, нос у него с горбинкой, глаза черные и грустные, одним словом – мечтатель».

Мхитар не заметил, что на обороте портрета отца Степаноса Кипренский водит рукой. А когда Мхитар увидел набросок, то вскрикнул: «Боже правый! Это же мой сын Будаг!»

Художник в ответ лишь мягко улыбнулся, обещав отправить работы в Тавриз. Но Степанос с Мхитаром так и не дождались портрета. Подросший Будаг, который даст начало фамилии Будагян, утешал отца, пообещав написать портрет Степаноса. А рассказ о картинах Ореста Кипренского передавался в семье Будагянов из поколения в поколение, пока Аида Андраниковна, родная сестра Эмиля, не взялась за поиски пропавших работ.

Ее упорство было вознаграждено. Работая старшим научным сотрудником в Институте медико-биологических проблем в Москве, Аида как-то раз завела разговор о затерявшихся работах Кипренского с профессором К.В. Смирновым. Тот посоветовал обратиться к исследованиям знатока истории художественной жизни России П.Д. Эттингера. На 55-й странице его книги «Статьи. Из переписки. Воспоминания» она увидела картину Кипренского «Портрет армянского священника». Замерла от удивления. Не это ли портрет отца Степаноса, которого ее предки так и не дождались? Пролистнув страницу, увидела другую работу Кипренского – «Натурщик». Сомнений не оставалось: то были отец Степанос и юноша Будаг. А через пару страниц пометка Эттингера: «Откуда этот энергично написанный портрет какого-то армянского священника с театрально устремленным ввысь взглядом кисти Кипренского? На обратной стороне полотна имеется великолепный, вполне законченный этюд обыкновенного мальчика».

Уже выйдя на пенсию, Аида Андраниковна вплотную занялась поисками работ Кипренского. И отыскала их след в знаменитом Датском музее Торвальдсена в Копенгагене. Оказалось, что они вошли в первый каталог музея, составленный еще в 1840 году. Но увидеть сами работы, хранившиеся в запасниках музея, Аиде не привелось: туристическая поездка была слишком короткой.

ПРОДОЛЖАТЕЛИ РОДА

Эмиль Будагян, младший из четырех детей преподавателя истории Андраника Антоновича, удостоенного почетного звания «Заслуженный учитель Армянской ССР», и преподавателя географии Нвард Алексановны, окончив в 1965 году Ереванский политехнический институт им. Карла Маркса, целиком отдался работе – сохранению водных ресурсов Сюника, развитию его ирригационной системы.

* * *

Бадирин Галуст, рослый и широкоплечий, ходил в дорогом черном костюме, носил заморские очки в золотой оправе и не выпускал из рук тяжелой трости, инкрустированной серебром, постукивая ею по плитам мостовых. Однако этот внушительного вида мужчина был в бесконечных раздумьях: где закупить товар подешевле, куда определить детей на учебу, как не прогневить градоначальника, которого в душе ненавидел.

Жил в Горисе и родич Галуста – Бадирин Хачин Кирик, раздатчик воды. Он зорко следил за подачей живительной влаги в сады и огороды, а еще «заведовал» питьевой водой, которая была здесь дороже золота.

Между тем город от нехватки воды страдал. А поили его всего-то четыре-пять родников. И каждому народ имя дал – Зами, Ванки тапи, Шырани, Шорин дзори. А тот родник, что бил во дворе чудаковатой Пел Мани, ее именем и назвали. От зари и до темна девицы и женщины Гориса толпились со своими медными и глиняными кувшинами у холодных ключей.

Пройдут годы, и двор дома Пел Мани, где бил родник, раздастся вширь и незаметно для всех разрастется в местный рынок, куда свозили выращенное со всего края.

С наступлением жары бедный Кирик прятался от наседавших на него горожан: вода для полива садов требовалась всем. Случалось, то один, то другой родник пересыхал. В поисках новых источников исходил Кирик окрестные ущелья, пока не набрел в Тангу дзоре на студеный ключ.

Чуть свет он уже стоял на пороге гончарни брута Тангун Галуста.

– Одолжи, Галуст-даи, несколько кюнгов, труб гончарных, – и, рассказав поседевшему за гончарным кругом бруту о своей счастливой находке, уточнил: – Хочу воду отвести к дому портного Ордвун дарзи Аветиса, что стоит возле моста по дороге в старое село.

– Тут парой кюнгов не отделаешься, – мягко улыбнулся гончар, – до Аветисова дома с версту будет, не меньше… Но ради такого дела так и быть – сработаю сколько надобно труб.

Слово свое Тангун Галуст сдержал. Так город разжился еще одним родником. А когда стали чаркой вина отмечать это событие, захмелевший Кирик возьми да и скажи:

– Галуст-даи, хочу назвать родник твоим именем.

– Меня, Кирик, и так вся округа знает. Этот пусть будет зваться – Кириков родник.

Но и Кириков родник не мог утолить жажды горожан… Страдали без воды поля на горных склонах, окаймлявших Горис.

Время шло, и заветная мечта Бадирин Галуста, Бадирин Хачин Кирика, Тангун Галуста сбылась: живительная вода Воротана взбежала по стальным трубам на взгорье Хазал-капа. Мощные потоки заполнили каналы: одни несли воды к Хндзореску, другие – в Карашен, Тех, Аравус, Корнидзор.

Привел воду на засушливые земли Гурген Бадирян, младший сын Бадирин Галуста. А канал в горах проложил Эмиль Будагян, его выученик.

Не об этом ли мечтали всю жизнь дед и отец Эмиля?!

Стараниями Эмиля Будагяна вода через горы, скалы и возвышенности пришла к полям, садам и огородам. Жители края буквально молятся на него, благословляя его родителей. Если где-то за что-то и за кого-то поднимают бокал с вином, то горисцы, набирая в кружку студеную воду гор, славят своего земляка, человека доброго сердца. Не обошел своими заботами Эмиль и ближайших соседей – вайоцдзорцев, сисианцев, капанцев, мегринцев…

Получив диплом инженера-мелиоратора, он возглавил производственно-экономическую службу в пятом управлении треста «Каджаранстрой». Пройдет еще десять лет, и ему доверят передвижной механизированный отряд. Там, где проходила его колонна, возникали водонапорные станции и водоводы, оживлявшие всё вокруг.

* * *

Когда же по прихоти амбициозных государственных мужей разверзлась пропасть между соседями – армянами и азербайджанцами, Эмиль оказался среди создателей народного ополчения Горисского района. Не мог он остаться в стороне, когда на мирные села и города Сюника обрушился шквал огня из установок «Град».

Карабахское противостояние, стоившее обеим сторонам немалой крови, еще не закончилось: народ Нагорно-Карабахской Республики ждет от мирового сообщества справедливости – право на свое самоопределение. И чтобы оно было воплощено в жизнь, Эмиль Будагян со своим старшим сыном – строителем Аветиком, выпускником того же Ереванского политехнического института, возводит на земле свободолюбивого Арцаха дома для семей его защитников.

А свободу и независимость священной той земли отстаивает вместе с боевыми товарищами своими и полковник Артак Будагян, средний из сыновей Эмиля и Аллы, его верного друга по жизни, человека душевного и отзывчивого, олицетворяющей образ истинно домовитой армянки. Знания, полученные Артаком в Военной академии им. Фрунзе в Москве, помогают ему с честью исполнять воинский долг и служить интересам народа. Мало кто из его сослуживцев знает, что за спиной у него и Ереванская государственная сельскохозяйственная академия.

В 1990-м, когда накал страстей на юго-восточных границах Армении достиг предела, в добровольцы записался и Артак. Ему довелось сражаться за Кубатлы (Санасар), Лачин (Бердзор) и окрестные села. Мужество Артака Будагяна Родина отметила боевыми наградами, среди которых и медали «Гарегин Нжде» и «Вазген Саркисян».

* * *

Немало испытаний выпало на долю счастливой семьи Эмиля Будагяна. С малых лет Эмиль наблюдал, как бережно и ласково обходится мать с отцом, выжившим в страшной аварии, повредившей ему позвоночник. Чуть свет поднималась она, одевала мужа и, стоя на коленях, зашнуровывала ему ботинки, невольно подавая детям, а потом и внукам образец доброго друг к другу отношения. И крест этот несла Нвард почти сорок лет.

Знавал Эмиль дни хорошие и не очень: в последние годы тяжело болел, но воля к жизни помогла ему вернуться в строй, служа и дальше примером стойкости для сыновей и восьми внуков. Старший из них, Андраник, в деде своем души не чает.

Узнав от двоюродной бабушки Аиды, где хранится портрет родоначальника Будага, Андраник решил, что непременно съездит в Копенгаген, чтобы «лицом к лицу» встретиться с прямым предком своим. В этом желании дед Эмиль его всячески поддерживает.

КАШУНИК – ТВОРЕНИЕ ЭМИЛЯ

В одну из наших поездок по родному краю сопровождал нас Араик. Достойным гражданином воспитали Эмиль с Аллой и младшенького своего, ставшего энергетиком в стенах той же кузницы кадров – Ереванского политеха.

Из села Шурнух «Нива» поднялась на гору, скатилась вниз и снова полезла в гору. Ближе к верхней точке увидели мы вершину Катара высотой в 3012 метров. Обзор со смотровой площадки – отличный. Переводя дух, пускаемся в путь. Ответвление от основной дороги ведет к селу Татев. Только дорогой той давно уже не пользуются. Лес заметно редеет, и асфальтовая полоса выводит нас в речную долину. Араик сбавляет ход.

– Если правее забрать, выедем к водохранилищу Кашуник, прозванному в народе озером Давид Бека, – говорит наш добросовестный гид.

В окно машины видим реку и правее – небольшое селение Кашуник, в прошлом Ахбулах. На лесистом склоне проживают 17 семей, всего 35 душ. Тянет свежестью близкой воды. Тихо. Застыв в осеннем воздухе, леса словно замерли. Еще пара мгновений – и глазам открывается великолепное рукотворное озеро Давид Бек. Считывая восхищение с наших лиц, Араик произносит:

– Кашуник, эту красоту неземную, отец мой Эмиль создавал.

Неподалеку отсюда тянутся руины сторожевых башен владетельного князя Андовка, выдавшего замуж дочь свою Парандзем за царя армянского Аршака II, правившего в IV веке. В те времена эти форпосты оповещали народ о нашествиях и сдерживали натиск врагов. Под приглядом горы Катар лежат и развалины крепости Андовкаберд на левом берегу реки Кашуник.

Под легкий посвист ветра в какой-то миг почудилось нам: в синь сотворенного Эмилем озера сходит по ночам в прозрачном одеянии бесподобная Парандзем, дочь спарапета Андовка, главнокомандующего войском армянским.

Не образ ли прелестной царицы-мученицы явился однажды гусану Ашоту, знатному горисцу:

Проснулась весна, явилась она,

зефир заиграл,

Дождит, и сады, цветенье струя,

творят зеленя,

Густеет листва, с ветрами уже

в обнимку поют:

В ее волосах, любимой моей,

гнездо я совью…

* * *

Будагяну Эмилю Андраниковичу в эти дни исполняется 70! Вместе с его многочисленной родней, друзьями, коллегами и благодарными земляками поздравляем и мы его, неунывающей души человека.

Марина и Гамлет Мирзояны, почетные строители России, почетные граждане Гориса

Фото авторов

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 89 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Как прекрасно, что в Армении живут такие замечательные люди! С юбилеем, брат!
  2. Можно назвать Эмиля Будагяна "Героем Сюника",ведь он подарил людям самое главное - ВОДУ.
  3. Прочитав статью, мы полюбили Вас, наш добрейший Эмиль Будагян, напоивший родниковой водой весь край. Счастья Вам и Вашей большой дружной семье!!!
  4. Поздравляю Эмиля Будагяна с Юбилеем! Интересно,поздравил ли губернатор Сюника достойного гражданина и сына армянского народа?
  5. Долгих и счастливых лет Вам варпет джан
  6. Дорогой Эмиль! Мы вместе учились в Ереванском политехническом институте. Я - курсом ниже. Очень рад, что ты стал уважаемым в республике человеком и большим мастером своего дела. Горжусь, что ты воспитал и вывел в люди замечательных сыновей. С юбилеем, удачи и счастья!
  7. Уверен,Лиска не поздравил юбиляра,между ними пробежала черная кошка.
  8. В многовековой истории Сюника останутся имена таких людей-созидателей, как Эмиль Будагян. А разрушители моральных устоев гордого Сюника - типа Лиски - это временщики и сгинут в небытие с потерей должности. Амин!
  9. Увидите - в ближайшем будущем. Лиска проведет президентские выборы в Сюнике и его "уйдут" в отставку.
  10. Никто никого не "уйдёт".Но нервы мотать таким, как Эмиль Будагян будут. Своих героев народ должен отстаивать, если себя не перестал уважать.
  11. Весной 2013 года состоятся президентские выборы в Армении, в том числе и в Сюнике. И победу Сержу Саргсяну на выборах в своем подведомственном крае обязан обеспечить губернатор Сурик Хачатрян,прозванный в народе как ЛИСКА. Вот так!
  12. С юбилеем, Эмиль! Крепкого здоровья и долгих лет жизни! Мне очень приятно, что в Армении еще остались и работают преданные Родине люди. Значит - жизнь продолжается.
  13. интересная публикация.
  14. Спасибо.Не сразу понял,что речь идет о президентских выборах в Армении.Лиска - игрок команды С.Саргсяна,поэтому ведет себя в Сюнике как император.
  15. Главный император тот, кто людей свежей водой поит. Ведь человек на 80% состоит из воды. Горисцы народ правильный, потому что пьют воду чистую. Потому и сознание у них незамутнённое. Да и потом, форум этот не для дискуссий сомнительного толка.Это страничка живого общения с человеком, принявшим на себя ОТВЕТСТВЕННОСТЬ за судьбы своих земляков Браво, Эмиль, потомок Будага!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты