№ 14 (197) Август (1–15) 2012 года.

Новый Семейный кодекс Армении не признает Ромео и Джульетт

Просмотров: 3481

Недавние поправки в Семейный кодекс РА об уравнивании брачного возраста в народе сразу же окрестили с определенной долей иронии «законом гендерного равенства», поскольку для армянских мужчин и женщин он теперь будет начинаться с 18 лет. Представляя проект на заседании правительства, министр юстиции Грайр Товмасян обосновал его необходимость рядом обстоятельств: изменением школьного образования с 10-летнего на 12-летнее, а также заключением Министерства здравоохранения о проблемах ранней беременности. Впрочем, не скрывал и того факта, что международные организации уже давно призывают власти Армении конкретно решить вопрос именно с этим гендерным неравенством.

Между тем, как сообщила заведующая одного из загсов Котайкского марза Мариетта Геворгян, в своей многолетней практике она по пальцам может пересчитать свадебные кортежи, которые останавливались у дверей ее учреждения в торжественный для молодоженов день. «Как правило, у нас регистрируют брак значительно позже, когда ребенок уже родится, а то и два», – комментирует она ситуацию и добавляет, что с точки зрения законности нововведение вроде бы и несет благую цель, но лишь формально, поскольку данный закон совершенно не гарантирует массовые наплывы в отделы записей актов гражданского состояния. Чем объяснить нежелание молодых людей «расписываться» в день свадьбы, объяснить не берется. Но по размышлении все же говорит, что на первый план, видимо, выходит забота о продолжении рода. Причем не столько со стороны супругов, сколько со стороны родителей мужа: ведь если невестка бесплодна в течение первого года совместной жизни, то без взаимных обид и упреков ей, как правило, указывают на дверь без боязни последствий юридической канители. В этом случае делить, по сути, нечего. С недавних пор даже приданое невесты привозится в дом мужа только после рождения первенца.

По данным начальника отдела демографии и переписи населения Национальной статистической службы Армении Карине Куюмджян, в первом квартале 2012 года в нашей стране было заключено 4668 браков, что на 62 пары превосходит аналогичный показатель прошлого года. Однако на вопрос, сколько из них было заключено непосредственно в день свадьбы, чиновница ответить не смогла: таких данных попросту не существует. О том, что браки в Армении регистрируются в основном с запозданием, когда ребенок уже родился и когда девушка достигла совершеннолетия, говорит и демограф Рубен Еганян. «В церквях венчаются, но вот регистрировать отношения на законной основе молодые люди не спешат», – констатирует он. Особенно сильно это проявилось в первые годы независимости, когда даже после рождения ребенка молодая мама довольно длительное время предпочитала оставаться в статусе «одиночки» ради дополнительных пособий, а свадьба давала ей право называться замужней дамой с обязательной приставкой «намусов». Последнее обстоятельство тем ценнее, если обряд бракосочетания проходил в церкви, что, кстати, сегодня можно назвать не столько душевным порывом, сколько модным ритуалом. «То, что молодые все чаще приходят к вере – это хорошо. И то, что создают семью перед Богом, тоже отрадно, – считает тер Акоп из церкви Сурб Саркиса. – Но, на мой взгляд, сегодня происходит какое-то смещение наших ментальных ценностей: венчание в армянской церкви постепенно уходит в сторону европейских традиций, подсмотренных в многочисленных западных сериалах. Например, где это видано, чтобы армянскую невесту к алтарю вел ее отец?».

Судя по количеству созванных пресс-конференций, рутинный на первый взгляд закон вызвал значительный интерес общественников, сразу же разделив их на два лагеря. «Затрудняюсь сказать, чем руководствовались авторы законопроекта, однако 18-летний возраст – это именно тот период, когда завершается общее умственное и психологическое формирование. Другими словами, человек в этом возрасте в состоянии отвечать за свои поступки. Кроме того, если рассматривать вопрос с точки зрения физиологии, то его принятие несет положительную тенденцию», – говорит сексопатолог Вреж Шахраманян. Впрочем, с таким мнением согласны не все. «Раньше к 18 годам если девушка не выходила замуж, то ее причисляли к «засидевшейся невесте» или «старой деве». Моя мать вышла замуж в 15 лет. В 16 родился я. Аналогичная ситуация до сих пор сохраняется в отдаленных регионах Армении. Особенно в селах, где важна каждая трудовая пара рук, – говорит пожилой ереванец. – Но не надо считать меня радетелем домостроя с кондовым мышлением, просто так и подмывает спросить законотворцев: живи Ромео и Джульетта в нашей действительности, то они, наверное, стали бы заложниками этого надуманного закона». Правда, у юристов готов свой ответ: исключением для регистрации браков несовершеннолетних супругов может стать, например, ожидание ребенка и «некоторые другие обстоятельства». Однако, по их собственному признанию, разъяснения «обстоятельств» зачастую находятся в полном противоречии друг с другом и с канонами церкви, пока еще продолжающей регистрировать церковные браки. По мнению многих социологов, в силу ряда причин модель армянской семьи на основе гражданского брака, а по сути сожительства, еще долго сохранится в Армении на правах «законной». Хотя в европейских странах гражданский брак, даже освященный церковью, уже давно не является основанием для его юридического признания в случае претензий сторон. Конечно, в рамках одной статьи трудно представить тонкости юридической казуистики, но то, что представленные поправки требуют доработки, не вызывает сомнения.

Как считают активистки женских организаций, с новой законотворческой инициативой у нас явно поспешили. Прежде чем подгонять под рамки Евросоюза гендерное неравенство в Семейном кодексе, желательно было бы уравновесить женское несоответствие в местной трудовой сфере, где, согласно данным статистики, представительниц прекрасного пола не очень много, а на руководящих или престижных должностях и вовсе незначительный процент. По их мнению, формула «работающая женщина – уверенная женщина» будет способствовать укреплению института семьи, поскольку в этом случае ни одна замужняя дама не захочет называться матерью-одиночкой ради грошового пособия на «незаконнорожденного» ребенка. «Забота нашего государства о здоровье юной мамочки, конечно, хорошо. Но не следует сбрасывать со счетов материальное благополучие как важный фактор семейной стабильности, а значит, уверенности в завтрашнем дне каждой «ячейки» общества, – говорит председатель Женского общественного союза Нунуфар Геворгян. – Что касается брачного возраста, то в различных странах этот ценз регулируется тамошним законодательством. Подводить собственные традиции под чужой менталитет не стоит, потому что указом «сверху» любовь нельзя запретить. Но со временем, при решении многих социальных проблем в Армении браки тоже будут заключаться в день свадьбы не только на небесах, но и в загсах. Хотя я уверена, что и сегодня каждая невеста хочет стать законной женой не только перед Богом, но и законом в самый счастливый день своей жизни».

Наталья Оганова

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 4 человека

Оставьте свои комментарии

  1. Если бы я был султан,то имел трех жен.В Армении должны разрешить многоженство для тех,кто иожет содержать несколько семей.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты