№ 14 (197) Август (1–15) 2012 года.

С чего начинается родина

Просмотров: 1325

В начале месяца мне привелось побывать в Тбилиси. Предыдущий мой визит в столицу Грузии состоялся лет 5 назад, и тогда Грузия пока еще никак не выглядела конкурентом Армении. Однако затянувшаяся вера армянской власти в свое лидерство привела к тому, что сегодня уже Армении придется приложить достаточно весомые усилия, чтобы не упустить из виду Грузию, стремительно уносящуюся вперед. Конечно, достижения ее неоднозначны, во внешней политике курс нашего соседа нуждается в существенной коррекции в сторону комплиментарности, но во внутренней политике у него есть бесспорные достижения, требующие скорейшего «списания». А пока желтая майка лидера отдана соседу.

«Блеск совершенства в стороне чужой завистливою памятью отметил», – писал в свое время великий Аветик Исаакян, явив потомкам пример для восприятия чужих достижений. Надо сказать, что на эти самые достижения в грузинском исполнении мы реагировали так, как это свойственно политикам: не столько заботясь об истине, сколь о собственном пиаре. Мол, они делают то, что у нас уже сделано давно. Или то, чего делать не следует. Итог – Аджария строится, в том числе и на армянские деньги, Тбилиси хорошеет, а дорожная полиция ведет себя настолько деликатно, что ее и не замечаешь. По сравнению с тем сумасшедшим домом, с которым единственно можно было сравнить происходящее на грузинских дорогах еще 15 лет назад – это две разные страны.

Баграташенская граница в грузинской части напоминает Европу – несколько полос перехода, из машины можно не выходить. В армянской части она напоминает горный аул, и если несколько лет тому назад пограничники грузинской стороны позволяли себе вместо форменных ботинок надевать шлепанцы, то теперь в шлепанцах щеголял пограничник с армянской. Раньше именно на грузинской стороне можно было увидеть госслужащего невероятной толщины, теперь такой появился на армянской. И вообще, сравнение границ производит удручающее впечатление. На армянской стороне пассажиры выходят из машины и идут пешком – видимо, пограничному начальству доставляет удовольствие причинение неудобств пассажирам. Мол, погуляете тут у меня! Ишь, придумали – границу пересекать! Сказать, что это придумано ради коррупции, не берусь, потому что открытого вымогательства на границе не было. Видимо, есть, кроме коррупционного, еще и желание напакостить людям.

Меня, например, попросили открыть капот машины. Что они там собирались увидеть – не представляю. Очереди не было, наши проставили визы в паспортах, дальше соединение семьи произошло в автомобиле, и мы пересекли грузинскую границу, не выходя из машины. Паспорта и техпаспорт протягиваются в окно, время от времени пограничник просит посмотреть в камеру того, чей паспорт сканируется, и все! Вам протягивают паспорта и желают счастливого пути. На нас всех разница в уровне обслуживания произвела угнетающее впечатление, и единственное, чем я мог себя утешить – это тем, что в Европе визы проставляют все-таки чуть быстрее, чем в Грузии. Но дальше все проще. Дороги в Грузии хоть и лучше армянских, но почти так же немы, как и в Армении, и рассчитаны в основном на аборигенов с феноменальной топографической памятью. Вопрос «Где Тифлис?» актуален после половины развилок. На обратном пути, например, мы легко попали на какую-то побочную трассу и вынуждены были по ней петлять до самой границы, вспоминая, что дорога на Тбилиси была все-таки более или менее прямой и вся уставлена бензоколонками. К тому же в Грузии со своим специфическим отношением к русскому языку многие надписи так и не обогатились английским и остались теперь на одном только чистом грузинском языке. Т.е., как и в совковые времена, не знающему грузинского в Грузии можно и заблудиться.

Если продолжать сравнения, то сопоставление экономик становится неизбежным. Поскольку всякая информация о Грузии чрезмерно политизирована, то лучше воспользоваться цифирью Всемирного банка, в анализе которой мне любезно помог директор «Национального центра регулирования законодательства», бывший министр экономики Армен Егиазарян, деятельность которого предполагает знание грузинского опыта. Как известно, отправление законов в Армении оказалось чрезмерно перегружено бюрократическими процедурами и теперь сильно нуждается в сокращениях, или, как это называется на профессиональном сленге, «регуляторной гильотине», призванной отсекать от законодательства лишние законы и подзаконные акты, которых набралось свыше 7 тысяч штук. Именно в этом деле Грузия оперативно отреагировала на требования Евросоюза и теперь является примером для Армении.

ВБ весьма долго анализирует цифирь национальных источников, и для нее последним отчетным годом является 2010-й. Но поскольку за 2011 год ничего революционного в наших экономиках не произошло, то и 2010 год информативен для их сопоставления. Итак, ВВП у нас – $10 млрд, в Грузии – $12 млрд. Душевой ВВП составляет при населении Армении 3,1 млн человек $3200, в Грузии при населении 4,5 млн человек – $2690. Т.е. средний армянин на $500 в год богаче среднего грузина. Это обстоятельство, кстати, бросается в глаза. В Тбилиси меньше навороченных иномарок, нежели в Ереване, меньше брендовых магазинов и гораздо больше нищих на улицах. Может, не от хорошей жизни и повышенная религиозность тбилисцев – они крестятся на все, что имеет отношение к религии, в том числе и на витрины магазинов, торгующих церковной атрибутикой.

Следующий параметр – госдолг. В Армении он составлял, в долгосрочной своей части, $2,5 млрд. Вместе с частными долгами, по которым государство может стать ответственным – $4,7 млрд. В Грузии соответственно $4,08 и $7,2 млрд, что уже находится на красной черте в 60% от ВВП. Подтвердить же расхожее представление о том, что Грузия полностью находится на иждивении Запада, не удалось. Грузия, как и практически любая страна СНГ, получает западные бюджетные гранты, но не в таком количестве, после которого оставалось бы только пить, гулять и ухаживать за женщинами. Более того, иногда грузинская приверженность американским внешнеполитическим рекомендациям кажется излишне фанатичной – не настолько это оплачивается, чтобы выказывать столько старания.

По отраслям ВВП Армении выглядит следующим образом. 20% – это сельское хозяйство, 36% – промышленность, энергетика и строительство, из них 11% – обрабатывающая промышленность, 44% – услуги.

В Грузии на долю сельского хозяйства приходится 8% ВВП, на долю промышленности, энергетики и строительства – 23%, из них 13% – обрабатывающая промышленность, 68% – услуги. Как видим, структура армянского ВВП выглядит лучше. Дальше – занятость населения в сферах деятельности. В Армении в сельском хозяйстве занято 39% мужчин и 49% женщин, в Грузии – 51% мужчин и 57% женщин. Это притом что объем сельхозпродукции в Армении более чем в 2 раза превосходит грузинский: $2 млрд в Армении и около $1 млрд – в Грузии. В промышленности, энергетике и строительстве Армении занято 25% мужчин и 8% женщин, В Грузии в тех же отраслях занято 17% мужчин и 4% женщин. И наконец, в сфере услуг занято 35% мужчин и 43% женщин в Армении и 33% мужчин и 40% женщин – в Грузии. Для обеих стран показатели занятости в сельском хозяйстве ужасающие. В этой отрасли не должно работать около половины, как в Армении, а уж тем более свыше половины, как в Грузии, населения с нижайшей производительностью труда.

И по структуре населения армянские показатели чуть лучше грузинских. Молодежи на 3% больше, стариков (старше 64 лет) – на 3% меньше.

По частным же денежным переводам картина для обеих стран близкая, и в обеих невозможно представить себе экономику без этих существенных вливаний заработанных в других странах, в основном в России, денег.

По экономическим параметрам Грузия существенно уступает Армении, тем не менее с точки зрения ведения бизнеса Грузия выглядит гораздо привлекательнее. В этом смысле она является сегодня динамично развивающейся страной, и соотношение экономик может достаточно резко измениться в обозримой перспективе за счет грузинских достижений в области организации бизнеса. По индексу легкости ведения бизнеса Всемирного банка (Doing Business), оценивающему простоту осуществления предпринимательской деятельности на основе 10 индикаторов, Грузия занимает 16-е место среди 183 стран, что можно назвать феноменальным результатом. Верхние места этого рейтинга принадлежат легендарным Сингапуру и Гонконгу, США, будучи предтечей современного предпринимательства, довольствуется в этом списке четвертым местом, Армения – 55-м. Хорошо, что Азербайджан занимает 66-е место, отставая от нас на 11 позиций, а то уже можно было бы либо тихо удавиться, либо обвинить составителей списка в зависимости от бакинской нефти. И вообще, как получилось, что на родине армян, считающихся предприимчивой нацией, регуляторный климат не способствует предпринимательству? И как же это получилось, что в законотворческом пылу власть наплодила 7 с лишним тысяч излишних, а стало быть, тормозящих развитие предпринимательства, законов и подзаконных актов? Ответа нет.

Индекс Doing Business не является свидетельством сегодняшнего экономического развития, он нацелен на будущее, и если все пойдет без резких движений, то Грузия неизбежно вырвется вперед за счет как своих, так и иностранных капиталов. Грубо говоря, если нам не приступить к организационным реформам вчера, то можно будет отстать уже надолго, спровоцировав тем самым плохо поддающиеся лечению травмы мировосприятия.

Как считает г-н Егиазарян, грузины легче воспринимают жизнь, они более артистичны и веселее армян. Понятно, что их историческая судьба складывалась иначе, удары с юга приходились сперва на Армению и только потом, ослабленные, достигали или не достигали Грузии. Геноцида у них не было, и если считать, что каждый народ является жертвой своей истории и географии, то и то, и другое было несравненно благосклоннее к грузинам, нежели к армянам. В целом же грузинские достижения нам выгодны. Какими бы дружественными ни были наши отношения, мы тем не менее конкуренты, и когда ты говоришь, что грузины это уже сделали, то здесь, в Армении, гораздо легче выбить ресурсы под соответствующий реформационный проект. Гонка за лидером облегчает жизнь догоняющего хотя бы тем, что ты двигаешься в воздушном мешке, проблема только в том, что вместо бескрайнего горизонта ты видишь спину соседа, которого пытаешься догнать.

Теперь немного личных впечатлений. Тбилиси активно строится, в городе реализуются крупные инфраструктурные проекты с многоуровневыми развязками и тоннелями. Активно ремонтируются фасады зданий на центральных улицах, однако тут «фасадное мышление», как выяснилось, превалирует над рациональным. Когда я активно фотографировал отремонтированные фасады зданий с более чем вековой историей, прохожие посоветовали не увлекаться внешним их видом и заглянуть во двор. Впечатление действительно тягост-

ное, особенно по контрасту с фасадом. Понятно, что денег на все не хватает, но проблема в том, что старое здание с отремонтированным фасадом по-прежнему нуждается в капитальном ремонте, а замазанный фасад не сможет уберечь его от разрушения. Наверное, какие-то коммерческие формы ремонта старинных зданий целиком будут найдены, а пока город в старинной его части становится сугубо «фасадным».

Полноводная Кура, широко представленная архитектура прошлого и позапрошлого веков, бренд перекрестка культур и культурной столицы Закавказья времен Российской империи – все это недостижимые для Еревана преимущества грузинской столицы. Единственное, что сближает Ереван конца XIX века с 30-тысячным населением и Тбилиси с населением около 160.000 человек (всего в полтора раза меньше, чем в тогдашнем Киеве) – это превалирующее армянское население в обоих городах. Сегодня армян в Тбилиси около 7%, армянская община в жизни Тбилиси практически не представлена, а жаль. Именно в те времена, когда армяне играли в жизни Тбилиси весомую роль, город бурно развивался, приобретая европейский облик. Остается жалеть, что их старания миновали Ереван. Глядишь, и у нас бы были здания полуторавековой давности. А самое главное – опыт городского существования развил бы в нас бережное отношение к своей архитектурной истории. Это когда провинциал пытается подражать горожанину, а не ставит перед собой задачу превращения города в привычную деревню.

На обратном пути, пройдя грузинскую границу за считаные минуты, мы встали в хвост колонны уже на армянской стороне. Пассажиры выходили из машин и тащились по жаре на армянскую сторону получать вожделенные визы. Пограничники не без злорадства оглядывали людскую массу, сознавая свою власть и практически беспредельные возможности.

Склонные на склоне лет к путешествиям пенсионеры из зарубежного автобуса, пройдя забитый машинами мост, молча становились в очередь к единственному работающему окошку – остальным пограничникам, видимо, работать было неохота, и они с интересом смотрели на устроенное ими столпотворение. Их, естественно, совершенно не интересовало, что подумают люди об Армении, у них, видимо, другие проблемы и другие интересы, не имеющие никакого отношения к нашей стране. Доехав до окна для водителей, мы поинтересовались, почему из всех видов работы они выбрали самый ослиный. Услышав неприятный вопрос, пограничник в шлепанцах решил обратить его против нас. Наверное, его научили, что, будучи частично в форме, он критике не подлежит, и он доложился начальнику – оскорбляют, мол! Но тут на подмогу бросились сознательные граждане Армении, выговаривая беспредельщикам от границы за то, что они позорят Армению и лучше бы им поменять гражданство.

– Вы же видите, граница строится, – обретая адекватность, начал объяснять пограничник. – Через месяц и у нас будет так, как у них!

– А почему не строили раньше? Решили хорошенечко нас опозорить и только потом начать что-то делать? Да и какая разница, построите вы это или нет? У вас же и сейчас из трех окон только одно работает! Откуда гарантия, что потом вы хоть что-то начнете делать? Кроме того, чтобы выгонять людей из машин на солнцепек?

– А что нам делать? У нас компьютеры испортились, остался только один!

– А если и этот испортится, то все? Закрываем границу?

Новый компьютер стоит около $300, но на границе таких денег, видимо, нет. А на мой совет начать собирать на компьютер Христа ради, поставив на границе консервную банку со слезной надписью и обходя с шапкой соседние села, пограничники не отреагировали.

Действительно, на границе что-то строится. Наверное, что-то списывается с цивилизованного грузинского проекта. Человеку, знакомому со строительством, понятно, что построено это будет в лучшем случае через год. Но вопрос в том, что если позволить пограничникам безнаказанно издеваться над людьми, выгоняя их из машин к одному-единственному окошку, то и строить бессмысленно – ничего не изменится, только условия для безделья пограничников станут еще комфортнее.

Удивительно, как быстро мы привыкли к тому, что всякое начальство отчитывается у нас не государственным строительством, а личным благосостоянием. В таможенной сфере у нас собраны фантастические состояния, которые уже не помещаются в Армении, и время от времени распространяются слухи о том, что какой-то госмуж от границы купил себе фабрику за рубежом – в Армении тратиться уже как-то непрестижно. Госмуж в суд за защитой чести и достоинства не обращается, из чего делается вывод, что дыма без огня не бывает. Судьба же границы зависит от одного-единственного уцелевшего компьютера. Испортится – и конец. Падет железный занавес, и разлучатся братские народы…

Арен Вардапетян, Ереван–Тбилиси–Ереван

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 3 человека

Оставьте свои комментарии

  1. Молодец, Арен! Нашим властям надо делать выводы...
  2. у грузин гипертрофированное самолюбие и чувство собственного достоинства.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты