№ 14 (197) Август (1–15) 2012 года.

Трабзонское будущее Кавказа

Просмотров: 1887

В начале июня министры иностранных дел Турции, Азербайджана и Грузии подписали так называемую Трабзонскую декларацию, направленную на усиление стратегического союзничества между их странами и на достижение некоего нового формата взаимоотношений между ними.

К сожалению, это событие не получило широкого освещения в прессе и стало объектом внимания лишь узкого круга экспертов в области международных отношений. На наш взгляд, это не совсем справедливо, т.к., несмотря на кажущуюся обыденность – подобных ничего не значащих документов в год подписываются десятки! – Трабзонская декларация четко показывает стратегические векторы движения стран, ее подписавших, и имеет все шансы вылиться в нечто более глубокое, чем очередная бумага с подписями. Доказательством этого, кстати, служит недавнее высказывание руководителя турецкой провинции Ардаг Мустафы Текмена, заявившего о подготовке в Турции предложений по созданию некоего союза стран, по территории которых протекает река Кура, а именно — Турции, Грузии и Азербайджана.

Давайте разбираться. Во-первых, необходимо отметить, что подписание Трабзонской декларации не является сенсацией и, наоборот, представляет собой логичное продолжение региональной политики стран, ее подписавших. В течение нескольких последних лет в кругу этих государств наблюдаются явные попытки к усилению региональной интеграции как в экономическом, так и в политическом аспектах. Это становится особенно очевидным на примере Грузии, которая в последние два года активно старалась заинтересовать собою Турцию, предлагала Азербайджану конфедерацию и, более того, выходила с планом «Единый Кавказ», направленным на усиление интеграции целого Кавказского региона.

Страны – подписанты декларации имеют как минимум несколько причин как экономического, так и политического характера для стремления к более тесному сотрудничеству. Зачастую эти причины тесно переплетаются, и экономическая составляющая естественным образом перерастает в политическую, и наоборот. Так, тот факт, что Азербайджан, Грузия и Турция являются странами – транзитерами нефти и газа на Запад не через территорию России, имеет как экономическую, так и ярко выраженную политическую функцию. Сотрудничество в этой сфере является очень важным, а в определенных случаях и ключевым объектом взаимодействия указанных стран, который они хотят подчеркнуть и усилить, в том числе путем заключения более тесного интеграционного союза.

В политическом смысле все вышеуказанные страны объединяет то, что они имеют проблемы с удержанием собственных стран в тех границах, в которых они видятся из Баку, Тбилиси и Анкары, и в стратегическом смысле имеют одно и то же решение этих проблем. Для Грузии и Азербайджана это вопросы «отколовшихся территорий», которые они хотят вернуть любым способом, вплоть до военного, для Турции это в первую очередь курдская проблема, которую она старается не доводить до радикальной ситуации, хотя в случае негативного развития событий могут обостриться национальные вопросы и других этносов, проживающих в этой стране.

Каждая из стран, подписавших Трабзонскую декларацию, помимо общей пользы, извлекает из нее свои собственные выгоды. Для Грузии они очевидны, она является слабейшим звеном этого треугольника, ей нужно усилить свою позицию по Абхазии и Ю.Осетии поддержкой региональных государств и необходимо обеспечить экономическое благосостояние, особенно в преддверии 2013-2014 гг., когда Тбилиси будет необходимо выплачивать огромные кредиты. И если они не будут реструктурированы или если Грузия не найдет нового «спонсора», то практически со стопроцентной вероятностью она превратится в страну-банкрота. Для Азербайджана и Турции это такое же региональное усиление позиции по Нагорному Карабаху, притяжение к себе Грузии как объекта для экономического «дележа» и обеспечение надежности альтернативного России транзитного моста Азербайджан – Турция с усилением собственной позиции в переговорах с некоторыми азиатскими странами – добытчиками углеводородов, желающими пустить их через альтернативные пути, такими как Туркменистан.

Еще одним объединительным элементом является разница коренных национальных интересов указанных стран с иными государствами, которые могут вести или ведут политику, ставящую под угрозу построение идеальной для Анкары, Баку и Тбилиси системы регионального политического мироустройства. Это конечно же Россия, Армения и Иран. Разница настолько велика, что по сути можно говорить о начале раскола Кавказского региона на два блока стран, и совершенно не исключено, что в дальнейшем это деление будет оформлено и официально.

Важным вопросом для понимания складывающейся ситуации является то, что векторы приложения «государственного несогласия» могут быть несколько разными – так, официальная Грузия видит в России исторического врага, желающего уничтожить грузинскую государственность, Азербайджан – союзника своего противника – Армении и конкурента в области транзита углеводородов на Запад, Турция – соперника за геополитическое влияние на Кавказе. Такая же разница наблюдается в восприятии Армении и Ирана. Это говорит о том, что, несмотря на стремление к интеграции и значительное совпадение позиций, абсолютно единого подхода ко всем странам и ко всем острым вопросам наблюдаться не может.

Говоря о разногласиях, с большой долей уверенности можно предположить, что в списке стран-подписантов не хватает еще одной, которую при определенных обстоятельствах некоторые из этих стран хотели бы или даже очень хотели бы видеть в числе государств – участников Трабзонской декларации. Это Иран.

Несмотря на общий политический фон, складывающийся вокруг Ирана на мировой арене, каждая из этих стран имеет с этим государством свои общие точки соприкосновения и области активного взаимодействия. Турция вообще очень часто поддерживает Иран по многим вопросам и всеми силами стремится не допустить военной агрессии в эту страну, Грузия имеет с Ираном прекрасные отношения и безвизовый режим, ну и всем известным фактом является то, что на территории Ирана проживает больше этнических азербайджанцев, чем в самом Азербайджане.

Исходя из многих параметров, для всех этих стран является очень заманчивым участие Ирана в региональном интеграционном объединении, хотя обеспечить это в настоящий момент представляется решительно невозможным. Назовем хотя бы две причины этого: а) позиция Тегерана по вопросу Нагорного Карабаха, которая существенным образом отличается от видения Баку, Анкары и Тбилиси, и б) стремление США к международной изоляции Ирана, что исключает его вовлечение в возможные региональные интеграционные блоки, тем более со стороны стран, зависящих от Вашингтона полностью, как Грузия, опосредованно как Азербайджан и в меньшей степени как Турция.

Конечно же вокруг Трабзонского проекта не чувствуется недостатка в политически корректной и миролюбивой риторике. Представители всех стран-участниц считают своим долгом высказаться на тему того, что новый формат их взаимоотношений не повлечет негативных последствий для окружающих государств и направлен на развитие сугубо позитивной повестки дня. Подобная риторика настолько же естественна, насколько и лукава. Нам еще не приходилось видеть ни одного блока, даже самого агрессивного, который бы не декларировал публично свою приверженность идеалам мира и взаимного процветания. Но в реальной, неполиткорректной и нестерильной жизни блоки создаются для усиления позиций какой-либо одной стороны, что практически неизбежно означает ослабление позиций ее оппонентов. И если в данном случае понятно, «за» что дружат Турция, Азербайджан и Грузия, то «против» чего же направлена эта дружба?

Ясно, что новый возможный союз не несет ничего хорошего России, т.к. означает создание блока стран, обеспечивающих альтернативный транзит нефти и газа в обход ее территории. В самом факте этого нет ничего предосудительного, т.к. в конце концов это означает международную экономическую конкуренцию, пусть даже и проводимую политическими методами, но как бы то ни было, создание подобного союза очевидным образом не находится в интересах Москвы.

Таким же образом в российские интересы не входит ослабление позиций стратегического союзника России в Закавказье – Армении, а в том, что одной из главных целей установления трабзонской картины мира является именно это, сомневаться не приходится.

Ну и конечно же в интересы России не входит блокирование Азербайджана со странами, являющимися конкурентами Москвы в Кавказском регионе.

Но если для России все вышеизложенное является неприятной, но не критичной ситуацией, то в случае с Арменией все обстоит гораздо хуже. Если в настоящий момент создание блока Турция – Азербайджан – Грузия представляет собой стремление к дополнительной изоляции Еревана и формирует некую трехстороннюю дугу, отделяющую Армению от России, то при определенных обстоятельствах наличие подобного альянса может привести к совершенно губительным последствиям. Можно указать лишь две подобные возможности: а) принятие странами блока принципов коллективной ответственности, что закупорит для Армении выход в мир через грузинскую границу, и б) вовлечение в союз Ирана, что приведет к полному окружению и блокаде страны.

Понятно, что сейчас подобные сценарии выглядят фантастически, но политика – капризная дама, и то, что сегодня кажется совершенно нереальным, завтра может прийти окончательно и бесповоротно.

Что же в таком случае делать Москве и Еревану?

К числу наиболее вероятных сценариев реагирования для России относятся укрепление региональной интеграции с оставшимися «неохваченными» Трабзонской декларацией странами региона. Не будет лишним постараться улучшить отношения с Туркменистаном и Казахстаном как со странами – поставщиками нефти и газа, транспортируемых через азербайджанские трубопроводы. Ну и конечно же, наверное, нужно начинать пересматривать отношения с Азербайджаном. Последние несколько лет постоянных и зачастую труднообъяснимых уступок этой стране привели только к конфликтам, спорам, бряцанию оружием и позиционированию Баку в иных интеграционных проектах, чем те, которые предлагает Москва. Пагубность подобной политики очевидна, достаточно ли этого, чтобы начать переходить к другой?

В случае с Арменией наиболее очевидным сценарием является также вступление в альянсы. Будучи небольшой страной, находящейся в неблагоприятном положении, нельзя успешно противостоять блокам стран, не будучи членом аналогичных и, возможно, противоположно направленных блоков. Выбор у Армении не широк: это нереальный, но красивый – ЕС и близкий, доступный, но далеко не во всем привлекательный – Евразийский союз.

В какую сторону пойдет страна священных хачкаров и золотистых абрикосов, пусть решают сами граждане Армении. Но решать им все равно надо, иначе, как показывает практика, если ты не выбираешь собственное будущее, то это за тебя делают другие. В том числе и в Трабзоне.

Андрей Епифанцев, политолог, обозреватель газеты «Ноев Ковчег»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 6 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Это у них называется у троих - против кого будем дружить?
  2. Армения осталась в прошлом, отстала от локомотива с рейсом в будущее.
  3. ДРУЖИТЬ БУДУТ ПРОТИВ ВРАГОВ
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты