№ 21 (204) Ноябрь (16–30) 2012 года.

Грузия: без рискованных импульсов и сомнительных намерений

Просмотров: 1296

Даже спустя 20 лет после распада СССР любое из бывших советских обществ так или иначе болезненно ощущает на себе последствия перехода в иную реальность. В Грузии этот процесс всегда был окрашен в различные тона, однако в этой пестрой политической палитре, к сожалению, по сей день превалируют скорее нерадужные цвета, свидетельствующие о чрезвычайной сложности усвоения новых методов и правил демократического жизнеустройства. Ибо всякий раз после смены власти правительство раздробленной, а стало быть, ослабленной страны прибегало к новым попыткам – найти с помощью международных инстанций пути ко всеобщей социальной гармонии и умиротворению, но тяжелый груз ошибок прошлого скорее порождал новые фатальные просчеты, нежели выстраивал мосты доверия в самом обществе.

Таков опыт последних 20 лет, один из наиболее драматичных в истории Грузии. Он вывел страну на ту социально-политическую обстановку, которая сложилась в Грузии к концу октября, когда здесь начало работать новое правительство, утвержденное на первом заседании парламента, избранного 1 октября всенародным голосованием. За минувшие девять лет государство, скажем так, обрело некоторое содержание, окрепло в институциональном смысле, с помощью реформ добилось определенного признания со стороны международных организаций и стран-партнеров, но его состояние в чем-то главном и основополагающем не слишком изменилось.

Сначала о самом правительстве. Его возглавил лидер коалиции политических партий «Грузинская мечта» миллиардер Бидзина Иванишвили. Парламентская оппозиция, возглавляемая президентом Михаилом Саакашвили, проголосовала против утверждения кабинета министров, но это было лишь выражением позиции, не способным повлиять на решение большинства. И вместе с тем подобная реакция – явный симптом уже происходящих и будущих дебатных столкновений, лишающих парламент конструктивного сотрудничества. Аналогичным образом были утверждены и все другие министры, и здесь имеет смысл остановиться на некоторых из них. К примеру, не вызывала вопросов кандидатура министра обороны Ираклия Аласания. Бывший постпред Грузии в ООН покинул этот пост и перешел в ряды оппозиции почти сразу после начала войны в августе 2008 года, которую расценил как следствие преступной безответственности президента и его команды. Он считает, что у Грузии должна быть мобильная армия, способная быстро реагировать на все вызовы, имеющие отношение к региональной безопасности, а главным объектом заботы станет солдат, которому будут созданы все условия и возможности для защиты страны.

Приоритетными остаются сближение с НАТО и Евросоюзом, будет до определенного времени продолжено участие в совместных с Североатлантическим альянсом антитеррористических операциях в Афганистане. Однако разговор о необходимости повышать боевую готовность вооруженных сил в последнем интервью министра телеканалам перешел в сетования на бывших руководителей ведомства, которые передали ему министерство с бюджетом, в котором недостает 113 миллионов лари (около 70 млн долл.). Этот факт, как и иные подобного рода, станет предметом рассмотрения правительства. Экс-министр обороны Дмитрий Шашкин вскоре после выборов отправился в командировку в США, но к указанному сроку в Тбилиси не вернулся, что вызвало естественные подозрения. В это же время, после обнародования итогов парламентских выборов, уехал из Грузии и министр юстиции Зураб Адеишвили, а заменившая его на этом посту член коалиции «Грузинская мечта» Тея Цулукиани пообещала, что если это исчезновение означает попытку скрыться от правосудия, то она вряд ли удастся. Цулукиани обратилась к президенту с требованием освободить с занимаемой должности генерального прокурора Муртаза Зоделава, однако оказалось, что и прокурор, побросав все дела, вслед за Адеишвили отправился в незапланированный вояж. Несколькими днями раньше ночью страну покинули глава МВД Бачо Ахалая, его брат – замминистра обороны Дата Ахалая и глава департамента по исполнению наказаний Мегиз Кардава, характеризуемый как садист, который вместе с братьями Ахалая, когда они работали в структурах МВД и пенитенциар-

ной системы, по словам освободившихся заключенных, лично проводил акции устрашения заключенных, охотно участвовал в пытках и издевательствах над ними. Для возрождения демократического имиджа МВД главой этого ведомства парламент утвердил Ираклия Гарибашвили – человека, который пользуется особым доверием Бидзины Иванишвили. Новый министр провозгласил верховенство закона как непререкаемый принцип деятельности правоохранителей, обещал покончить с любыми проявлениями несправедливости, подчеркнул, что полиция будет полностью деполитизирована и освобождена от таких обязанностей, как тайное прослушивание и повсеместная слежка за политическими оппонентами и другими подозреваемыми и прочими лицами. Речь идет о широко практиковавшихся при прежнем режиме способах обнаружения и нейтрализации противников власти. Реорганизован департамент конституционной безопасности, наводивший страх на противников авторитарного режима, выделенный из состава МВД и ставший самостоятельной структурой. Министерство по исполнению наказаний, пробации и юридической помощи доверено бывшему Народному защитнику Созару Субари, который, войдя в кабинет своего предшественника, снял со стены портрет президента М. Саакашвили и заявил, что времена нездорового почитания псевдокумира, доведшего страну до полного изнеможения, к счастью, прошли.

Наибольшие трудности возникли с формированием экономического блока. В любом случае решение ряда социальных вопросов будет зависеть от общего менеджмента и, в частности, от действий самого Иванишвили, который, по сути, станет реализатором собственных идей и основным генератором любых новшеств, с надеждой ожидаемых избирателями. Премьер уже заявил, что рабочие места в одночасье не возникнут и с этим надо будет подождать, но времени правительство терять не будет.

Не все ясно и с обещанным изменением тарифов на коммунальные услуги. Говорится о снижении цен на электричество – ровно наполовину и пока на пять месяцев, но мнения рассматриваются, а решения меняются, поэтому к моменту публикации этой статьи картина может оказаться иной. Пенсии повысятся в будущем году, но сроки не называются, поскольку понадобится некоторое время, чтобы привести бюджет в дееспособное состояние. Из кандидатур министров наибольшие пересуды в обществе вызвала фигура Кахи Каладзе, который у общественности более ассоциируется с футболом, нежели с предпринимательством. Левый защитник итальянского «Милана» и он же капитан сборной Грузии в представлении общественности как-то не вяжется с решением государственных задач, стоящих перед такой чувствительной отраслью, как энергетика. Тем не менее Иванишвили считает, что Каладзе обладает похвальными качествами управленца и волнения тут излишни. Очевидно, что подобные сомнения можно

связать почти с каждым министром – хотя бы потому, что их истинные способности организаторов выявит практика. На фоне некоторых выдвиженцев «Грузинской мечты» в составе правительства наиболее убедительно смотрится пока министр здравоохранения, труда и социальной защиты Давид Сергеенко – врач по призванию и опытный специалист с впечатляющим профессиональным послужным списком.

«Утвержденное парламентом Грузии новое правительство сделает для страны гораздо больше и быстрее, чем обещало», – заявил новый премьер-министр. При этом Бидзина Иванишвили подтвердил, что через полтора-два года он уйдет из политики в гражданский сектор и на этом поприще будет «с неменьшей энергией заботиться о развитии Грузии, не снимая ответственности перед населением». Но предварительно передаст в руки политических преемников вполне налаженную и дееспособную государственную систему, «не зависящую от личностных особенностей, воли и возможностей одного человека, как это было до сих пор». «Наша команда пришла, чтобы в Грузии началось подлинное экономическое возрождение», – подчеркивает Б. Иванишвили, выражая вместе с тем сожаление по поводу того, что в нынешней парламентской оппозиции, представляющей бывшую правящую партию «Единое национальное движение», по его определению, «крайне мало людей, способных на конструктивное сотрудничество с новыми властями».

Зримые элементы политического антагонизма в законодательном органе действительно проявляются, подтверждая опасность последствий ментального несоответствия и расхождения во взглядах на все без исключения направления деятельности. Иванишвили, выступая в парламенте, к примеру, однозначно пообещал оппонентам, что их ущербная демагогия в отношении внешнеполитических приоритетов, которая выдавалась за здоровую идеологию, перестанет служить товаром для спекулятивных сделок. Достаточно вспомнить о безосновательной и вызывающе несдержанной риторике в отношении российского руководства еще задолго до цхинвальской войны в августе 2008 года, которая поставила Грузию на грань катастрофы, о чуть ли не массовом параноидальном вылавливании мифических шпионов, работавших якобы на российские спецслужбы (сегодня их дела пересматриваются с целью оправдания и освобождения из мест заключения), о политике, направленной на провоцирование недовольства и подрыв стабильности на Северном Кавказе – в частности, путем признания парламентом Грузии «геноцида черкесов, организованного российским самодержавием в XIX веке». В парламенте тогда нашлись рассудительные люди в лице депутата от оппозиции Джонди Багатурия, который справедливо заметил, что это решение законодателей противоречит политической логике, поскольку в таком случае прежде всего следует признать геноцид армян 1915 года. В результате с Багатурия в рукопашной схватке у трибуны сцепился один из депутатов, представляющих азербайджанцев Грузии. Весь этот аномальный и контрпродуктивный набор приемов и процессов, лишенных государственного осмысления, несерьезных и недальновидных «детско-юношеских» развлечений из арсенала приемов с формулировкой «назло надменному соседу» завел страну в глубокий тупик. Изоляция от России, где с конца 80-х годов нашли места для выживания сотни тысяч выходцев из Грузии (до миллиона, по имеющимся данным), продолжает наносить грузинской экономике явный ущерб, а восстановить дипломатические отношения в Тбилиси хотели бы, но не могут, пока Москва, как сообщила новый глава МИД Грузии Майя Панджикидзе, не выведет военные базы из Абхазии и Южной Осетии. Требование не новое, впрочем. «У Грузии нет цели более значительной», – усилила политическое акцентирование министр. Однако поскольку российское руководство не раз давало понять и в эти дни еще раз напомнило, что в Тбилиси уже четыре года имеют дело с независимыми государствами и российско-грузинские отношения если и могут быть пересмотрены, то не за счет изменения политического статуса бывших автономий, то перед правительством Иванишвили стоит задача из категории, можно сказать, неприступных. Хотя бы с учетом какого-то более или менее обозримого исторического периода, да и то – рассуждая лишь теоретически. Увы, такова реальность. А без деоккупации, которая не стала бы необходимым условием налаживания отношений, если бы разговоры западных покровителей и эмиссаров о радужных перспективах вступления в НАТО не вызвали эйфорию у официального Тбилиси и не подтолкнули его нетерпеливое и нерасчетливое руководство к военным действиям в августе-2008, грузинское правительство на решительные шаги в диалоге с Кремлем пойти не может. Его будут сдерживать как инерция общественного мнения, так и готовность «националов» использовать любой шанс для дискредитации Иванишвили и его коалиции. Бывшим правителям как никогда необходимо убедительное оппонирование для восстановления своего реноме первых «розовых» лет, и они находятся в ожидании появления уязвимых мест и разного рода слабостей в составе правительства. Пока дискуссия склоняется в пользу большинства, аргументирующего, в частности, разгулом беззакония и выброшенными на ветер сотнями миллионов, которые можно было использовать на социальные нужды. Например, заседания парламента проходят в Кутаиси – в новом здании, построенном на месте взорванного по приказу М. Саакашвили Мемориала Славы, поставленного в память о воинах-победителях, погибших в Великой Отечественной. Взрыв, который был устроен технически неумело и приурочен к дню рождения президента, унес жизни матери и дочери, ставших жертвами осколков, которые разлетелись вокруг на сотни метров и повредили к тому же жилые и другие здания. На строительство нового здания затрачено около 360 миллионов долларов. Многие из прежних сотрудников аппарата парламента потеряли работу, поскольку живут в Тбилиси. Депутатам выделяется из парламентского бюджета по 600 лари ежемесячно на расходы, связанные с вынужденным проживанием в городе, где у них нет жилья. И так далее. И все потому, что политический центр надо было перенести в западную часть страны, в том числе и для укрепления ее политического статуса и экономического баланса.

Вместе с тем есть свои аргументы и у «националов». В качестве тех самых уязвимых мест они усмотрели наличие в команде нового лидера людей, не избавленных от такого порока сознания, как ксенофобия. Одному из министров пришлось даже извиняться за слова о пестроте населения Тбилиси, где, как он говорил в одной из деревень, чтобы якобы угодить сельчанам-избирателям (не странно ли?!), появились китайцы и индийцы во множестве (речь идет о Давиде Дарахвелидзе). Этот малознакомый обществу человек стал министром по делам беженцев и расселению. Беженцы появились после конфликтов, а конфликты стали следствием взаимных претензий и оскорблений, вызвавших недоверие. Такому министру особенно важно понимать, что вначале конечно же было неосторожное слово. Но маргинальное сознание незнакомо с тактом. И не приходится сомневаться, что любое неосторожное высказывание станет основанием для ожесточенной критики из уст сторонников Михаила Саакашвили. Говоря о признаках ксенофобии, они пытаются навести прицел и на самого Бидзину Иванишвили, который на четвертый день после выборов допустил неловкое высказывание, а затем спохватился, тем более что СМИ распространили его высказывание, и без того страдающее явными шероховатостями, в отрыве от полного ответа, отчасти утратившего смысловой контекст. Так, по крайней мере, объяснил общественности сам лидер «Грузинской мечты». Тотчас отреагировали неправительственные организации, бдительно отслеживающие процесс соблюдения и несоблюдения демократических норм.

Выступила в том числе и «Многонациональная Грузия», возглавляемая Арнольдом Степаняном, молодым, но весьма толковым правозащитником с логически выверенной риторикой, снискавшим признание в разнонаправленных политических кругах страны. Выразив свою обеспокоенность, организация распространила специальное заявление, в котором, в частности, говорится об озабоченности словами, которые приведены в электронном издании The New Times. Общегражданское движение «Многонациональная Грузия» считает, что эти слова противоречат предвыборным лозунгам о гражданском равноправии, единстве и межэтническом согласии. Далее сказано, что власти Грузии «должны на деле вести сбалансированную и толерантную политику по отношению ко всем этническим, религиозным и другим группам, проживающим к Грузии. Мы, этнические меньшинства, являемся такими же гражданами Грузии, как и представители большинства, со всеми вытекающими отсюда правами и обязанностями, и для нас нет другой родины, кроме как общее для нас всех государство Грузия». Отмечается также, что организация разделяет мнение Иванишвили о необходимости налаживания прямого диалога с абхазами и осетинами, и вместе с тем подчеркивается, что «для тех же абхазов и осетин крайне важным является увидеть способность новых властей обеспечить межэтническое равноправие и согласие на тех территориях, на которые распространяется юрисдикция Грузии». Выражена надежда, что, в отличие от прежних властей, новое правительство изучит и примет во внимание рекомендации, которые НПО выработали в результате многолетней работы. «Общегражданское движение «Многонациональная Грузия» ждет от Вас разъяснений по поводу слов, приведенных в Вашем интервью, а также реагирования на все факты нетолерантных высказываний по отношению к этническим меньшинствам во время предвыборной агитации», – сказано в заявлении. Премьеру посоветовали заодно в самые короткие сроки провести встречи с представителями различных этнических групп. Что же было сказано в электронном издании, которое упоминается в заявлении?

На вопрос журналиста «Вы жили во Франции, дети Ваши там выросли, но Вы вернулись, и вдруг – партия, выборы... Зачем Вам это?» цитируется такой ответ: «Мы, грузины, такие странные люди, привязаны к своей земле. Такой характер у нас. Вот у нас здесь, например, живут армяне. А я диву даюсь: вот у них родина рядом, а они здесь живут. Для вас, наверное, такого вопроса нет. А для меня непонятно. Я жил во Франции, год в Америке, а мне начала сниться моя деревня, моя земля…» Более полный ответ можно было услышать и на пресс-конференции, которая транслировалась в прямом эфире. В свою очередь Бидзина Иванишвили тоже прокомментировал публикацию издания The New Times, сделав это на официальной странице в социальной сети Facebook. По словам политика и миллиардера, его фраза была вырвана из контекста и искажена.

К тому времени были уже опубликованы оценки ряда представителей армянской общественности, к примеру главы Союза армян Грузии Геннадия Мурадяна: «Подобные высказывания по отношению к сотням тысяч людей, чьи предки на протяжении веков проживали на территории Грузии, неприемлемы. Это не что иное, как ксенофобия».

Не замедлила и хлесткая реакция в виде заявления МИД Армении, где неловко выраженная мысль грузинского лидера истолкована как «рецидив политического курса времен Гамсахурдиа». По свидетельству посвященных, чтобы как-то замять эту неудобную ситуацию, наспех был организован вечер в честь поэта и переводчика Гиви Шахназари, который пишет на армянском и грузинском языках. Он, кажется, и сам был удивлен внезапно проснувшимся вниманием к нему – вроде и повода нет, и дни не юбилейные. Бидзина Иванишвили, конечно, побывал на этой встрече, хотя бросалась в глаза некоторая искусственность и суетливость этого вечера, в принципе делу взаимного ознакомления не помешавшие. И все же миллиардер словно ощущал некоторую досаду. А при утверждении своей кандидатуры подчеркнул, что «правительство Грузии будет содействовать активному включению представителей национальных меньшинств в процессы принятия важных политических решений, способствовать защите и популяризации культуры, языка, традиций и других ценностей».

Благо если на раскачку правительства понадобится немного времени. Хорошо, если противостояние в парламенте не примет слишком скандальный характер и не будет мешать и без того нелегкой работе по переводу страны в новое состояние. Все понимают, что Вашингтону важно не допустить слишком громких и дискредитирующих здешнюю демократию акций, поэтому, как показывают визиты в Тбилиси второстепенных политиков из США, поющих осанну «Единому национальному движению», там загодя принимают меры по сохранению жизнеспособности «националов» в качестве единственной надежной альтернативы для будущей смены власти. Иванишвили постарается эту возможность  из рук Саакашвили выбить и убедить США в обратном. Понимая, что его победа не гарантирует ему долгосрочной поддержки Америки, новый лидер будет очень активно общаться с Россией и, возможно, вернет ей веру в то, что Грузия, несмотря на оккупацию пятой части своей территории, способна даже в этих условиях понимать и учитывать важность стратегических интересов Москвы. Но избежит унизительных заявлений, как в случае с недавним заявлением о поддержке Грузией зимней Олимпиады 2014 года в Сочи и непременном участии в ней грузинских спортсменов. Иванишвили рассчитывает хотя бы в течение полугода выйти на российский рынок, добиться консолидации общества в вопросах нормализации отношений с Россией, а затем, и такие признаки появились, начать избирательный подход к переносу на местную почву западных культурных ценностей и модели поведения, и такой пересмотр может привести к отказу от ряда раздражающих грузинское общество элементов заморского образа жизни, не характерных для грузинской традиции и чуждых местной психологии и представлениям.

Не исключено, что политика утвержденного правительства, на первый взгляд вполне предсказуемая, может привести к тому, что Москва и Вашингтон станут еще более ревностными и бдительными контролерами ситуации в Грузии, больше получат оснований, чтобы верить и вместе с тем не вполне доверять новому руководству. Иванишвили осознает наверняка, что Грузии с ее печальным опытом пора умерить неадекватные амбиции, не раздражать геостратегическое окружение бессмысленной политической суетой, как-то остепениться, довольствоваться ролью регионального игрока и партнера в посильных для нее и реальных масштабах, заняться выводом страны из социально-экономического кризиса. Для этого надо убедительно сыграть роль гаранта уравновешенной политики в регионе, сохраняющей видимость перспективного пространства для США, с одной стороны, и создающей реальный мир на Кавказе, в том числе и для спокойствия России, – с другой. А для тех и других – сохранить Грузию как партнера без рискованных импульсов и сомнительных намерений, партнера, знающего свое место в боковой части партера, откуда все неплохо видно и где ее заметят. Довольно метко, кстати, выразился, отвечая американским «наставникам», опытный дипломат и советник премьера Тедо Джапаридзе, назначенный главой комитета по внешним связям парламента. Бывший министр иностранных дел Грузии считает, что во внешней политике Саакашвили использовал образ «маяка демократии», а это видимость, которую создал для него президент Джордж Буш во время своего визита в Тбилиси в мае 2005 года. «США создали собственную версию. «Революция роз» не принесла демократию Грузии, это был всего лишь эволюционный шаг к сооружению будущего «маяка демократии». Однако наша победа позволит продолжить этот процесс», – заявил Т. Джапаридзе.

Комментарии вряд ли здесь нужны.

Адам Баратов, Тбилиси

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 53 человека

Оставьте свои комментарии

  1. У грузин хоть появилась надежда, что жизнь изменится к лучшему. А в нашей криминально-олигархической стране будет болото, застой, стагнация.
  2. истинно глаголишь сын мой, народ сам виноват, что доверял ихним пустым лозунгам и в конце остались у разбитой карыты. Мы фактически живем в блокаде врагов из за их необдуманных действий и правильно, что люди покидают родину, не умереть же им с голоду.Будущее страны туманно и хорошего ожидать не предвидится.
  3. а арнольд степанян это тот который с оперативным позывным "шварцик"? поверьте, я сам из тбилиси и могу точно сказать - "шварцик" финансируется из запада, его организация формальная и он одинокий актёр погорелого театра. кроме этого его наставник и протеже даваджан под именем ван байбурт и парадом командует он.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты