№ 21 (204) Ноябрь (16–30) 2012 года.

Католикос Великого Дома Киликийского Арам Первый: Эмиграция – это «национальное кровотечение»

Просмотров: 4191

Католикос Великого Дома Киликийского Арам I, несмотря на свой почтенный возраст, – активный общественный деятель. Не щадя себя, он разъезжает по всему Спюрку, выступает с лекциями перед различными аудиториями, общается с людьми. Вся его жизнь неразрывно связана с такими святыми для армянского народа понятиями, как признание геноцида армян Турцией, возврат армянских святынь и земель, усиление Матери-Армении.

Добавим, что Его Святейшество изучал богословие в Экуменическом институте Боссе (Швейцария), высшие степени получил в Богословском университете Ближнего Востока и в Американском университете Бейрута. Защитил докторскую степень в университете Фордхема в Нью-Йорке. Основные области специализации – философия, богословие и история восточных церквей. В ведении Киликийского Католикосата находятся епархии в Ливане, Сирии, на Кипре, в Греции, Иране, Канаде и США.

Католикос Великого Дома Киликийского Арам I – Человек мира, но при этом бесконечно преданный своей родине, истории, армянству. Для него быть армянином – это священная миссия, бесконечный труд и великая гордость. Он влюблен в собственный народ. В разговоре с ним понимаешь, что мало родиться армянином, нужно еще остаться им. При этом во многих странах люди, независимо от вероисповедания, уважают его взгляды и прислушиваются к мнению как в религиозных, так и в политических вопросах.

Сегодня Католикос Великого Дома Киликийского Арам I призывает армян всего мира воспрять духом. По его словам, армяне не имеют права растворяться в Спюрке. Как древнейшая нация, они должны жить дальше и быть достойными своих предков, считает он.

Представляем читателям эксклюзивное интервью издания «Камурдж» с Католикосом Великого Дома Киликийского Арамом I. Многие могли бы сравнить его с проповедью. Наверное, так оно и есть…

– Благословите, Ваше Святейшество. Ваше Святейшество, сколько лет Вы уже служите церкви?

– Духовный пастырь, на какой ступени власти он бы ни находился – слуга Бога и церкви. Я служу нашей церкви с 14 лет, когда поступил в Духовную семинарию Великого Дома Киликийского. Духовное образование я получил в этой семинарии, и в 1968 году меня рукоположили в иеромонахи.

– Ваше Святейшество, как сегодня строятся церковные отношения Великого Дома Киликийского с Русской православной церковью? Проводятся ли церквями общие действия в память о жертвах геноцида армян?

– Православный мир разделен на две семьи. Это восточная семья церквей, частью которой является армянская церковь, и вторая семья – православных церквей, в том числе русская церковь. Должен заметить, что между двумя церквями не существует причастия, другими словами, богословского союза у нас нет. У нас разные богословские подходы и разные точки зрения. Но нас объединяют традиции, ценности, подходы ко многим вопросам. К тому же между нашими церквями всегда существовали хорошие, гармоничные отношения. Мы всегда сотрудничали. В современном мире очень важно межцерковное общение, особенно между русской и армянской церквями. Мы обязаны стремиться к тому, чтобы это общение стало более глубоким, как и отношения между двумя народами должны еще больше укрепляться.

Сегодня в России живут около 2 миллионов армян, которые всегда принимали участие в жизни России. История подтверждает, что дружба между нашими странами сложилась издавна, она и подскажет нам, как строить отношения и дальше.

Что касается памяти жертв геноцида, то Киликийский Дом в этом направлении проводит очень серьезную просветительскую и пропагандистскую работу как в церковной сфере, так и в общественной. Эту работу ведет и Всеармянский Католикосат, и Киликийский Дом. Эта работа никогда не остановится! Мы не должны отступать, а должны преследовать нашу цель. Мы твердыми шагами идем вперед и будем продолжать требовать исторической справедливости. Всеобщее признание геноцида армян конечно же я считаю крайне необходимым. Этот крик боли должен воспламенять людей по всему миру.

– Что Вы скажете всем тем, кто не верит в то, что можно вернуть наши земли, имущество церквей, которые остались в Западной Армении?

– В Библии сказано, что надо научиться «читать знаки времени». Мир сегодня находится в состоянии коренных перемен. Нам нужно, учитывая все это, без сомнений преследовать наши национальные стремления. Кто бы мог, к примеру, подумать, что могущественный Советский Союз может быть низвергнут? Кто мог предположить, что у нас будет свободная, независимая страна, которую мы получили без особых препятствий и без кровопролития? Кто мог поверить, что мы сможем освободить Арцах? Следовательно, история иногда совершает неожиданные повороты и ставит нас перед новым вызовом.

Что касается наших национальных требований, они многогранны. Это и земельные требования, и вопрос, касающийся прав человека; есть требования, связанные с имуществом людей и церквей, и есть проблема признания геноцида. Мне кажется, чтобы добиться поставленных целей, нам прежде всего необходимо сформировать общеармянский подход к этому вопросу. Если будут слышны разные мнения из Армении, из разных точек Спюрка, это не поможет нашему делу, не придаст нашим национальным требованиям дополнительную силу. Чтобы наша работа была более эффективной и последовательной, сначала нужно объединиться самим. Объединение – это источник силы. Объединившись, мы можем адресовать свои требования нынешнему миру. Надо, чтобы и великие государства занимались нашим вопросом. Для этого необходимо, чтобы наши подходы были созвучны заботам и ожиданиям сегодняшнего мира. Все это предполагает работу, которая должна быть очень последовательной, серьезной и при этом должна проходить во всеармянском масштабе.

– Сегодняшняя армянская община Ливана считается одной из крупнейших и мощных. Какие еще общины Спюрка Вы могли бы сравнить с нею по влиятельности и многочисленности?

– Неправильно отделять одну общину от другой. Сегодня каждая из них имеет свою историю, свое прошлое, свой внутренний установленный порядок, особую среду. Недавно я вернулся из Ирана, где находился три недели. Армянство этой страны поддерживает тесные связи с родиной, хорошо организованно. Все то же самое я вижу в Ливане и Сирии. А вот община Америки сформировалась совершенно в других условиях. Следовательно, каждую армянскую общину надо рассматривать как особенную, со своей историей и проблемами.

Про армянство Ливана можно сказать, что оно фактически стало «позвоночником» Спюрка. Почему? После геноцида армяне по «сирийской дороге» пришли в Ливан. Здесь мы получили большую свободу и, пользуясь этой свободой в мусульманской стране, смогли организовать нашу общину. Так община Ливана стала сердцем Спюрка и в культурном, и в духовном, и в образовательном, и в политическом смыслах.

Если мы взглянем на другие общины Спюрка, то увидим, что зачастую их руководители не только родились в Ливане, но и сформировались здесь.

– Ваше Святейшество, что Вы знаете про армянскую общину России?

– В России я был три раза начиная с 80-х годов, последний раз – два года назад с очень коротким визитом. Поэтому не могу объективно судить об армянской общине России. Знаю, что она объединяет большое число армян, но, к сожалению, не имеет полноценных школ, мало церквей. Знаю, что в Москве строится Кафедральный собор, есть религиозные и образовательные программы, проводятся различные мероприятия. Все это я расцениваю положительно. Но армянская диаспора России еще не состоялась как сплоченная, организованная и сильная община. Думаю, что сейчас настало время вести в этом направлении целенаправленную работу, придавая особое значение школам и церкви. Они в любой общине являются залогом ее сохранения и существования, помогают сохранить национальную самобытность. Следовательно, совместное, гармоничное, организованное существование внутри общины я считаю важнейшей частью жизни армян, живущих вдали от родины.

– Сегодня, к сожалению, многие армяне уезжают из Армении, меняя жизнь на родине на кусок хлеба. Лично мне от подобной ситуации не просто грустно, а душа плачет.

– Мое мнение неизменно, эмиграция – это «национальное кровотечение». Наши враги-турки хотели оставить Армению без армян, а сегодня Армения сама идет по пути опустошения. К сожалению, эмиграция продолжается. Уезжающие хотят «исцелить рану», выезжая из страны в Москву, в Россию либо в западный мир. Эмиграция подвергает большой опасности будущее как Армении, так и всего армянского народа. Нам необходимо позаботиться о том, как снизить ее, а со временем и полностью остановить. Наш с вами долг – думать о родине, а не искать других мест, чтобы пустить там корни. Людей вынуждают к отъезду экономические причины. Улучшение экономической ситуации должно стать одним из первейших вопросов в повестке дня правительства Армении. Я не говорю, что такая работа не ведется, но во время сильнейшего кризиса усилия необходимо умножить. Спюрк тоже должен выполнить свою важную миссию. Если из каких-то общин начнется эмиграция, то мы должны изо всех сил стремиться, чтобы она превратилась в репатриацию. Вместо того чтобы уезжать в западные страны, пусть армяне едут в Армению. Нам необходимо использовать все наши возможности, чтобы работать на усиление Армении и Арцаха.

– Ваше Святейшество, здесь, в Ливане, от многих людей я слышала слова о том, что Спюрк со временем растает, буквально в ближайшие лет пятьдесят. Подтверждение этому в том, что в Ливане уже закрылись три армянские школы.

– Естественно, Спюрк вне родины «изнашивается». Это касается любого народа, не только армянского. Еврейский народ тоже частично ассимилировался. Теперь эта проблема коснулась и нас. Например, в Америке новое поколение говорит на английском, но значит ли это, что они не армяне? Во Франции говорят на французском, в России – на русском языках. Но все это армяне. Порою армяне, которые не владеют армянским, бывают более патриотичными, чем те, которые знают армянский.

Диаспора всегда ассимилируется. И хотя мы все живем в разных условиях, надо понять, какие ценности могут стать гарантией нашего объединения и сохранения самобытности. К сожалению, к этим вопросам мы подходим традиционно. Хочу привести пример. Пять лет назад я поехал в Америку, в Лос-Анджелес. Тогда 75% моих публицистических работ было написано на армянском. Недавно снова туда ездил, но на этот раз все было наоборот. Почему? Потому что новое поколение в большей степени понимает английский, а не армянский. Получается, что они не армяне? Нет, армяне. И во всех начинаниях нужно учитывать окружение той или иной общины.

– Ваше Святейшество, в таком случае, как Вы относитесь к межнациональным бракам?

– В этом вопросе у нас должно быть два подхода. Первый – принципиальный. Нет народа, который бы поощрял браки с чадами других национальностей. Мы абсолютно против межнациональных браков, но понимаем, что в каких-то местах, где мало армян, люди вынужденно вступают в них. В этих случаях мы не можем агрессивно противиться, а должны постараться арменизировать эти браки. Сегодня есть такие семьи, где матери – иностранки, но об этом мало кто догадывается: они стали совершенно армянками, научились говорить на армянском так же, как и мы с вами. Словом, мы должны хранить свои ценности и позаботиться о том, чтобы эти семьи, живущие вдали от армянской среды, чувствовали себя армянами. Обобщения, крайности в этом вопросе опасны.

Мы живем во времена глобализации. Мы не отгорожены

стеной от мира. Для нашего народа жизнь в Спюрке – это ежеминутный призыв к борьбе. Поэтому мы обязаны сохранить и национальную самобытность, и корни, находиться в гармоничных отношениях с нашим окружением.

– Как бы Вы оценили работу наших партий в Спюрке?

– Когда формировался Спюрк, существовало три партии. Все они сыграли решающую роль в сохранении армянства, создании образовательных, культурных и других структур. Особенно в вопросах «Ай Дата». Каждый играл свою роль, имел свой подход, свою интонацию. После того как Армения получила независимость, эта работа продолжались. Но сейчас необходимо проводить работу «Ай Дата» во всеармянском масштабе. Подходы Армении, Спюрка и церкви должны быть созвучны, притом что каждый должен делать собственную часть работы. Нам необходимо быть реалистами и не спать. Наши подходы должны поменяться в Европе, на Ближнем Востоке, в Америке. Но эта работа должна проводиться согласованно между Спюрком и Арменией.

– Ваше Святейшество, почему мы не можем уже сейчас потребовать вернуть наши земли?

– Мы можем объявить, что требуем наши земли обратно, но это будут просто эмоции. Этот вопрос имеет юридическую и политическую стороны. Он должен решаться в международных судах, а для этого нужна долгая и кропотливая работа.

Несколько месяцев назад мы впервые пригласили 30 иностранных специалистов в области международного права и поставили перед ними вопрос признания геноцида армян. Нам важно было определить, что говорит международное законодательство, куда нам дальше двигаться. Наш «армянский вопрос» нужно поместить в лоно международного закона и в соответствии с этим строить наши требования. Разрешения «Ай Дата» следует добиваться согласно международному праву, с его помощью требовать свои земли, поместья, церкви и т.д.

– Сколько же потребуется времени для решения «армянского вопроса»?

– Это не вопрос времени. Это вопрос новых условий. Мы не знаем, что будет завтра — мир переживает перемены. Турция сегодня представляет собой важную силу, но для нее «армянский вопрос» стал кошмаром. Мы должны и впредь не просто говорить, а кричать на весь мир, требуя признания геноцида и выплаты компенсаций. Эти вопросы в нашем случае тесно взаимосвязаны. Турция это очень хорошо знает. Турецкая сторона понимает, что если будет официальное признание геноцида, то вслед за этим последует выплата компенсаций. Надо помнить, что признание геноцида не поставит точку в наших требованиях. Нам нельзя останавливаться на этом, нужно двигаться дальше. Необходимо в преддверии 100-летия геноцида серьезнейшим образом обсудить вопрос с выплатами и компенсациями.

– Ваше Святейшество, когда Вы были в последний раз в Армении? Были ли Вы в Арцахе?

– В Армении был год назад, на мероприятиях, посвященных 20-летию республики. К сожалению, в Арцахе никогда не был. Виноват в этом я сам. Меня неоднократно приглашали, в последний раз – на 20-летие освобождения Шуши. Приглашал лично президент Бако Саакян, но именно в эти дни я находился в Абу-Даби, где закладывали фундамент новой армянской церкви. Арцах всегда присутствует в моем сердце, несмотря на то, что я там никогда не был. Арцах в наших национальных требованиях занимает очень важное место.

– Что бы Вы пожелали армянам России?

– Чтобы помнили, что они дети Великого Айка. В Спюрке очень сложно оставаться армянином. По сравнению с огромной Россией мы – маленькая община. Поэтому сохранение своих корней – это ежедневная борьба! Я вижу необходимость в мостах между общинами, между Арменией и Спюрком, между армянами. Мост нам нужен, мост между сердцами, между душами, между мыслями, для того чтобы мы все смогли сохраниться в этих тяжелейших условиях как армяне, достойные наших предков. Именно поэтому сотрудничество между Арменией и Спюрком очень важно. У Армении есть обязанности перед Спюрком, а у Спюрка – перед родиной. Армян России считаю очень важной силой. Считаю, что нужно сохранить и углубить вековую дружбу между двумя народами. Эта обязанность лежит на армянах, живущих в России.

– Ваше Святейшество, возможно ли, что в ближайшее время Вы приедете в Россию?

– Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл – мой близкий друг. Я знаю его с 1980 года, то есть уже 32 года. Четырежды он был в Ливане. Когда я был председателем Центрального комитета Всемирного Совета Церквей, он был его членом. Помимо этого, в Россию с официальным визитом я приезжал в 1997 году по приглашению ныне покойного Патриарха Алексия II. Думаю, появится и повод для обсуждения за общим столом между мной и уважаемым Патриархом Кириллом важных для наших народов вопросов, касающихся церкви.

Лиана Захарян, главный редактор альманаха «Камурдж» – специально для газеты «Ноев Ковчег»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 9 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Вот кто должен быть Католикосом всех армян! А не нынешний...
  2. Давид, дорогой, нынешний католикос и его брат не отдадут власть. И их поддерживает верхушка. А Арам, согласен, был бы более достойной кандидатурой. Но в Армении, в отличие от спюрка, живут по понятиям.
  3. Нынешний Католикос многое сделал и делает для усиления Армянской Церкви.Арам 1,также достойный священнослужитель и интервью интересное.
  4. Вы забыли уточнить, что он делает для усиления церкви и себя лично, своих позиций. Но на усиление армянской нации и армянского государства это не влияет. Наша церковь стремится в первую очередь к обогащению. А это плохо. ВСе стараются прибрать к своим рукам. И в спюрке ААЦ ценит не культурных, патриотичных и активных, а богатых.
  5. Церковь сотрудничает с государством, и это ни для кого не секрет. Если это на пользу страны и народа, то флаг им в руки. Но если на первом плане личные, светские, мирские интересы, то это к Богу не имеет отношения.
  6. Религия стала выгодным бизнесом. Священники стремятся к личному обогащению. На прихожан им наплевать. Армянскую церковь ничего хорошее не ждет, так как нынешний католикос еще не старый человек. А лет через 20 его сменит его брат Езрас. Ничего хорошего ожидать не стоит. В Бейруте честнее патриархи нашей церкви. Там вообще армяне лучше, не в обиду хайастанцам будет сказано.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты