№ 21 (204) Ноябрь (16–30) 2012 года.

Звезда Героя от Бориса Ельцина

Просмотров: 5057

К 100-летию со дня рождения С.М. Матевосяна (1912 – 2003)

8 августа 2012 года в музее обороны Брестской крепости открылась выставка, посвященная 100-летию со дня рождения участника обороны крепости Самвела Минасовича Матевосяна «Я из Бреста. Самвел Матевосян». Именно эти слова в победном мае 1945-го оставил на стене поверженного Рейхстага старший лейтенант Матевосян, 22 июня 1941 года принявший свой первый бой в Брестской крепости. В экспозиции уникальные фотодокументы и личные вещи знаменитого комсорга.

Среди почетных гостей выставки – сын героя Тигран Матевосян с семьей, бывший лидер компартии Армянской ССР Сурен Арутюнян с супругой, создатель вооруженных сил независимой Армении генерал-лейтенант Норат Тер-Григорьянц, народный художник России скульптор Фридрих Согоян, сын автора героической эпопеи «Брестская крепость» журналист Константин Смирнов, исполнитель роли Самвела Матевосяна в фильме «Брестская крепость» Беник Аракелян, генеральный консул Российской Федерации в Бресте Н.Н. Матковский и близкие семьи Матевосянов. На выставочном стенде бросается в глаза фотография: красивый, статный армянин несёт факел. Через минуту-другую этот факел Самвел Матевосян передаст тогдашнему руководителю Белоруссии Петру Машерову, который и зажжёт Вечный огонь памяти. Под снимком дата – 1971 год. Год завершения работ по созданию мемориала.

На открытии выставки Тигран Самвелович, сдерживая волнение, говорил о том, что к этим священным камням отец впервые привез его в семь лет. В том же возрасте в 2009 году привез и он сына своего Антона в Брестскую крепость.

Прибывшие на торжества гости, и в первую очередь представители ветеранских организаций Белоруссии, были растроганы, когда внук Самвела Матевосяна передал в дар музею мемориального комплекса «Брестская крепость-герой» семейную реликвию – Золотую Звезду Героя Социалистического Труда деда и его именные часы, личный подарок маршала И.Х. Баграмяна.

Антон первым возложил цветы к бюсту деда.

* * *

Самвел Матевосян родился в 1912 году в селе Карабах округа Кагзыван Карсской области, входившей в состав Российской империи. К тому времени село, раскинувшееся близ правого берега реки Текор, насчитывало 1036 жителей на 114 дворов. Глава бедной, но дружной многодетной семьи Матевосянов – Минас Матевосович, как и его односельчане, растил хлеб, разводил скот и давил вино из своего винограда.

В мае 1918 года, когда Советская Россия вышла из Первой мировой войны и русские части стали покидать Карсскую область, во избежание резни, чинимой турками, Минас вывез семью в Северную Осетию – во Владикавказ, оставив на том берегу жизни скромную церковь Сурб Акоб с приходской школой, куда вслед за своими старшими сестрами Тируи и Заруи, братьями Агаси и Арутюном вот-вот должен был пойти подрастающий Самвел. Младшенького, Вараздата, трех лет от роду, мать, Кишмиш Антоновна, от себя не отпускала ни на шаг…

Россия открыла двери перед Самвелом, дав ему возможность и школу окончить, и поступить в Институт цветных металлов и золота в Москве. Проучившись два года в столице, Самвел едет в Иркутск, где продолжает учебу в институте того же профиля.

Студенческая память Самвела сохранила на всю жизнь короткую встречу с наркомом тяжелой промышленности СССР Серго Орджоникидзе. Собрав студентов-дипломников в своем кабинете, нарком справился, где они собираются работать по окончании института. Матевосян уверенно ответил: «Поеду в Армению, на историческую родину». Но судьба распорядилась иначе.

В 1936 году горного инженера Самвела Матевосяна, окончившего институт с отличием, направили работать в Атбасарский трест цветных металлов союзного значения, в который входили Карсакпайский медный завод, Байконуровские угольные копи, Джезказганский медный рудник и свинцово-серебряный рудник Кургасын. Потом его перевели на золотой рудник Карагандинской области, и уже оттуда он, наконец, попал в Армению, где был определен на Кафанский горно-обогатительный комбинат – на юге Зангезура.

Шел 1939 год. Япония напала на дружественную СССР Монгольскую Народную Республику в районе озёр Хасан и Халхин-Гол. Партия бросила клич комсомолу – вступать в Рабоче-крестьянскую Красную армию. Той же осенью из Кафана под звуки оркестра с зажигательными песнями эшелон с добровольцами, среди которых был и Самвел, отправился в путь. Ехали в эшелоне 850 ребят со всего Зангезура. Состав шел через весь Кавказ, степи Дона и Украины, пока не уперся в западную границу СССР – город Брест, недавно ставший советским.

Службу Матевосян полюбил, был замечен начальством, в 1940-м принят в ряды Коммунистической партии и назначен младшим политруком 84-го стрелкового полка, три четверти которого составляли зангезурцы.

Воскресное утро 22 июня 1941 года. Брестская крепость была разбужена разрывами снарядов и автоматными очередями. Сделав ставку на внезапность, немцы собирались овладеть крепостью с ходу.

В своей книге «Брестская крепость» Сергей Смирнов так пишет об этом:

«Полковой комиссар Ефим Фомин, оказавшийся в расположении своей части, принял на себя командование подразделениями, которые находились в центральной крепости. Комиссар собрал и организовал бойцов и тут же поручил заместителю политрука Самвелу Матевосяну возглавить первую контратаку. Это был первый серьезный удар по противнику. Матевосян и его бойцы уничтожили отряд автоматчиков, прорвавшийся в центр цитадели. С этого удара, собственно говоря, и начинается героическая оборона Брестской крепости. Участник обороны Александр Филь писал, что вскоре Матевосян был тяжело ранен, отнесен в подвал крепости вместе с другими ранеными и там погиб…»

Но Филь, к счастью, ошибся: старшина Самвел Матевосян не погиб. Захваченный 5 июля немцами, тяжелораненый, он, подлечившись в лагерном лазарете, организовал побег из плена с шестью товарищами и попал к партизанам.

2 февраля 1944 года, когда Луцк не без помощи подпольщиков и партизан был очищен от врага, Матевосян был вновь призван в Красную армию. Окончив офицерские курсы, в звании лейтенанта получил под свое командование гвардейскую штурмовую роту, с которой и дошел до Берлина, имея на груди ордена – Красной Звезды и

Отечественной войны первой степени.

* * *

За бесстрашие и умелое ведение боя в самом конце войны Матевосян был представлен к званию Героя Советского Союза. Однако представление прошло не все инстанции: помехой стало его короткое пребывание в немецком плену. Мало того, оно же послужило основанием для исключения его из рядов партии.

Демобилизовавшись, Матевосян даже работы не мог найти. Пришлось помыкаться, и не один год. Позже он не без горечи скажет:

«Не жизнь была после войны, а наказание. Бывшим пленным нигде работу не давали. Поехал в Москву, один большой начальник-фронтовик помог устроиться в геологоразведочную экспедицию. У меня собачий нюх. Из 28 разведанных выработок 19 дали положительный результат. А у геолога даже если на 20 экспедиций одна дает положительный результат, и то счастье».

Идя по следам своих героев, сотрудник «Литературной газеты» Сергей Смирнов в августе 1954 года найдет Матевосяна в Ереване, в момент, когда ему повезло. Наконец-то он стал работать по профессии: возглавил работы по закрытию и консервации Зодских золотых приисков, где драгоценные металлы армяне добывали с незапамятных времен. Глазам Смирнова предстал «плотный, приземистый, крепко сбитый человек с наголо остриженной головой, с очень живыми карими глазами, порывистый и энергичный». Опытный разведчик недр «учуял», что месторождение более чем перспективно, сумел доказать свою правоту: в скором времени его назначают руководить разработкой Зодских рудников. И такую ответственность принял на себя инвалид второй группы, получивший в войну ранения в обе руки, обе ноги и в голову. Однако это не помешало Самвелу Матевосяну возглавить производственный геологоразведочный трест Минцветмета СССР.

В 1971 году «за выдающиеся успехи, достигнутые в развитии цветной металлургии» ему было присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и Золотой медали «Серп и Молот».

Неутомимый следопыт Сергей Смирнов года два спустя издал сперва «Крепость на границе», потом «Крепость над Бугом», а в 1957-м на их основе создал героическую эпопею «Брестская крепость», выделив подвиг героя-армянина в отдельную главу – «Инженер Самвел Матевосян». Эхом подвига Матевосяна отдалось награждение его за участие в обороне Брестской крепости орденом Боевого Красного Знамени.

Справедливость в хрущевскую оттепель с трудом, но стала набирать обороты: Матевосян был восстановлен в рядах Коммунистической партии.

* * *

С начала боев за Брестскую крепость прошло лет 15. И уцелевшие защитники её вновь встретились у выщербленных снарядами и пулями стен. Городской стадион Бреста собрал 10-тысячный митинг. Самвел Матевосян, подхваченный десятками рук, взлетел над людским морем. Многие рвались пожать ему руку, сфотографироваться на память.

Заслуживает он и доверие народа: в 1959 году его избирают депутатом Верховного Совета Армянской ССР. Матевосян, как говорится, купался в лучах славы. Его имя и фотографии мелькали на страницах газет. На домашний адрес Матевосяна в Ереван из разных уголков Советского Союза шли письма. На многих конвертах значилось: город Ереван, герою Брестской крепости Самвелу Матевосяну. Тогда-то и подняли головы завистники и недоброжелатели. Удостоенная в 1965 году Ленинской премии «Брестская крепость» С.С. Смирнова через несколько лет неожиданно для всех, и уж тем более для автора, подверглась нападкам. Поползли слухи, что герои Смирнова по большей части вымышленные. Тут стало раскручиваться и так называемое «дело Матевосяна», которого как героя Бреста знала вся страна. К тому времени его имя носили уже пионерские отряды и дружины в разных городах СССР.

В 1971 году, едва успел выйти из печати второй том Большой Советской Энциклопедии, в ЦК КПСС поступило анонимное письмо. БСЭ в статье о Брестской крепости утверждала: «Советский народ чтит память отважных защитников Брестской крепости» и перечисляла имена погибших героев. В этом списке значилось и имя Самвела Матевосяна.

Сославшись на «факт», изложенный в БСЭ, злопыхатель настрочил в высшие партийные органы донос, будто прослывший ныне героем Самвел Матевосян выдает себя за погибшего комсорга Брестской крепости. Вменили ему и другой грех: хищение стройматериалов у себя на производстве на сумму 641 рубль и 19 копеек при возведении дачи на участке, выделенном ему как инвалиду войны.

На основании анонимки Комитетом партийного контроля при ЦК КПСС было заведено персональное дело. Бывший командир партизанского соединения А.П. Бринский, поддерживавший в войну связь с подпольной группой Матевосяна, писал в ЦК КПСС о результатах своей беседы в сентябре 1975 года с партследователем А.В. Трошкиным, курировавшим от Комиссии партийного контроля Армению: «Из беседы с тов. Трошкиным А.В. у меня создалось мнение, что он ведет дело С.М. Матевосяна предвзято и необъективно. Это подтвердилось, когда на второй день по требованию Трошкина я написал объяснение. Он прочел его и возвратил мне со словами: «Это не нужно ЦК. Перепишите». – «Я другого не напишу. Что знаю, то и пишу». Мы передвигали по столу друг другу объяснение. Я категорически отказался писать то, что требовал от меня тов. Трошкин. Тогда он стал угрожать, что поведет меня к секретарю обкома для привлечения к партийной ответственности».

«Считаю своим партийным долгом сообщить, – с возмущением писал председателю КПК А.Я. Пельше подполковник А.Г. Агаронян, – что методы допроса несовместимы с партийным принципом, и если бы я проявил неустойчивость или беспринципность, вопрос честного коммуниста обернулся бы трагедией для него на всю жизнь».

По «делу» Матевосяна в Ереван прилетел сам Пельше, председатель КПК. За Матевосяна вступились оставшиеся в живых однополчане, даже первый секретарь ЦК КП Армении А.Е. Кочинян, но тщетно: его исключили из партии и отстранили от работы. Однако сменившему его К.С. Демирчяну принятых партией мер показалось недостаточно. Матевосяну припомнили, что часть стройматериалов для своей дачи он умудрился купить по оптовым ценам. «Кристально чистый» ЦК, получив в руки ничтожный повод, дал добро на возбуждение уголовного дела. В итоге беднягу осудили на полгода условно, а дачу конфисковали. Не останавливаясь на этом, отобрали и заслуженную Звезду Героя.

О событиях того же злополучного 1975 года сын С.С. Смирнова Константин Смирнов вспоминает: «Я отлично помню, как за год до смерти отец пришел домой с серым, в одночасье постаревшим лицом – из Горького сообщили, что в Волго-Вятском издательстве рассыпали набор «Брестской крепости», а отпечатанный тираж в 130 тысяч экземпляров пустили под нож – всякое упоминание о якобы провинившемся С. Матевосяне требовали из книги убрать». На «столь добрый совет» тяжело больной писатель ответил категорическим отказом: «Я своих не предаю!»

Вспоминая о тех непростых для себя днях, Самвел Матевосян говорил, что вокруг него вмиг образовался некий вакуум: одни отстранились от «скандального» героя, другие не хотели пятнать себя общением с ним. «Думали, сопьюсь», – признался по случаю. Не спился.

С тем же упорством, с каким он бился с фашистами, Самвел Матевосян отстаивал перед руководством партии, именовавшей себя «честью и совестью эпохи», свое человеческое достоинство как солдат и коммунист. Но все его письма в адрес пленумов ЦК и съездов КПСС оставались без ответа. Как без внимания остались и призывы И.Х. Баграмяна восстановить честь солдата.

В 1988 году в «Литературной газете» появился очерк известного поэта-фронтовика Евгения Долматовского «Книга, пропавшая без вести». Автор называл «Брестскую крепость» своеобразным учебником справедливости и требовал вернуть книгу читателям без подчисток и купюр. На это ушло, увы, целых 12 лет. В своем первозданном виде книга увидела свет лишь в 2000 году.

* * *

28 декабря 1988 года, спустя 14 лет после начала этой позорной истории, сменивший К.С. Демирчяна на посту первого секретаря ЦК КП Армении С.Г. Арутюнян по личной инициативе созвал внеочередное заседание бюро ЦК ради восстановления доброго имени героя-армянина, одного из доблестных защитников Брестской крепости. Сурен Гургенович Арутюнян, в бытность свою секретарем ЦК ВЛКСМ Советского Союза, курировал и воспитательную работу в вооруженных силах страны. Хорошо знакомый в деталях с этой историей, он настоял на восстановлении Самвела Матевосяна в партии. Но в составе бюро оказались и те, кто инициировал в недалёком прошлом исключение героя Бреста из рядов КПСС: они, как выразились, не хотели ворошить старое. Но благодаря твердости и принципиальной позиции первого секретаря ЦК члены бюро единогласно проголосовали «за». Матевосяну партбилет вернули, и доброе имя героя было восстановлено.

* * *

В блокадном 1992 году, когда Армения утопала во тьме и холоде, Самвел с супругой едут в Москву, где проживали его старший брат Агаси и сын Тигран.

Новая Россия в лице своего первого президента Бориса Николаевича Ельцина вернула заслуженному золотодобытчику его Золотую Звезду Героя Социалистического Труда. Примечательно, что в апреле 1996 года, вручая ему орденскую книжку, Борис Николаевич попросил Матевосяна обратить внимание на печати в ней – президиума Верховного Совета СССР (1971 г.) и службы государственных наград президента РФ (1996 г.).

Отметила и Москва своего нового гражданина. Мэр столицы Ю.М. Лужков, в ознаменование его заслуг перед родиной и в честь 850-летия Москвы, передал Самвелу Матевосяну ключи от двухкомнатной квартиры.

* * *

Перед сдачей статьи в номер мы встретились с сыном героя – Тиграном Самвеловичем, выпускником МГУ. В теплой, дружеской беседе он увлеченно рассказывал, как отец, оказавшись в опале, занялся разведением роз на некогда конфискованном и возвращенном дачном участке. Саженцы шли ему отовсюду, даже от Индиры Ганди и Тодора Живкова, с которыми он был лично знаком и встречался во время частых поездок в загранкомандировки в составе Советского комитета ветеранов войны. И каждому гибридному сорту давал он имена своих павших в Брестской крепости товарищей.

Знаменательно, что сын Самвела – Тигран – родился, когда ему исполнилось 45 лет. Такая же разница в возрасте у Тиграна с сыном Антоном.

В последний раз у стен героической твердыни отец и сын Матевосяны побывали 22 июня 2001 года. Первым делом Самвел пошел к памятной доске с именем погибшего при обороне крепости лучшего друга своего – Ашота Бабаларяна. Такой был ритуал: сперва к Ашоту, потом к остальным.

Год спустя новый президент России В.В. Путин сердечно поздравил героя войны с 90-летием и вручил ему почётную грамоту президента Российской Федерации. Армения о нем словно забыла.

Еще через год, 23 июля 2003-го, сердце Самвела Минасовича Матевосяна перестало биться. Погребли его рядом с матерью. На могиле защитника Бреста друг семьи Фридрих Согоян установил бронзовый бюст героя.

Около могилы Самвела еще один памятник – оперному певцу Павлу Лисициану, народному артисту СССР, обогатившему мировую вокальную культуру своим бархатным баритоном. Судьбе было угодно, чтобы первоклашки владикавказской школы Самвел и Павел, некогда сидевшие за одной партой, пройдя каждый свой жизненный путь, упокоились на Армянском кладбище в Москве рядышком.

* * *

8 августа 2012 года на торжественном открытии выставки «Я из Бреста. Самвел Матевосян» выступил и генерал-лейтенант Норат Тер-Григорьянц:

«Своего земляка и родственника из Владикавказа я знал со слов своих родителей… Наша же с ним первая встреча произошла в дни, когда азербайджанские военные пытались прорваться к озеру Севан. Узнав, что еду к Красносельску, Варденису и Зоду, Самвел напросился со мной в поездку. Каково было мое удивление, когда чуть ли не на каждом шагу, узнавая, народ приветствовал человека, приложившего огромные усилия по разработке Зодского месторождения.

А когда я намерен был перебраться поближе к границе, он по-братски предостерег меня: «Норат-джан, ты там со своими генеральскими погонами и лампасами не очень-то светись. Их снайперы не дремлют».

* * *

Когда 9 мая герой нашего рассказа на встрече фронтовиков вручил своему другу поэту Эдуарду Асадову, потерявшему в бою зрение, «громадную, гордую, густо-красную» розу из своего сказочного сада, тот откликнулся стихами с посвящением – «Комсоргу Брестской крепости Самвелу Матевосяну»:

За каждый букет

и за каждый цветок

Я людям признателен

чуть не до гроба.

Люблю я цветы!

Но средь них особо

Я эту вот розу в душе сберег…

Ты прав: мы немало

прошли с тобой,

И все же начало дороги славы –

У Бреста.

Под той крепостной стеной,

Где принял с друзьями

ты первый бой,

И люди об этом забыть не вправе!

Чтоб миру вернуть и тепло, и смех,

Вы первыми встали, голов не пряча,

А первым всегда тяжелее всех

Во всякой беде,

а в войне – тем паче!..

Марина и Гамлет Мирзояны

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 102 человека

Оставьте свои комментарии

  1. Страшное было время.Героя и защитника Брестской крепости всю жизнь преследовал коммунистический режим.Спасибо Сурену Арутюняну,восстановил имя Героя.Эта статья-летопись новой истории армянского народа,вернее,одного из лучших сынов.
  2. Спасибо за добрую пуюликацию!
  3. Сколько сердечности в этой публикации, сколько сочувствия! Вот бы форумчанам научиться конкретике, а то под разными никами что пикают. За все эти годы хоть раз Макс, Самвел и им подобные умники пробовали доброе слово сказать о ближнем? Напиши о каменотёсе, который базальт обтачивал для здания оперы под палящим солнцем. А то махнули в потребительский Евросоюз и ...потеряли лицо, свою национальную идентичность.
  4. Pochti naizust znayu o S,MATEVOSYANE>ON kak isotni geroi ARMYANI bili gordostyu moevo pokoleniya.Vot i JURNAL o nyom na moyom knijnem polke. V 70_80-ie godi prochlogo stoletiya bila gatova k pechati kniga S.S, SMIRNOVA "BRECTCKAYA KREPOCT" Malo tovo chto iz knigi bili udaleni vcyaki upominanie clovo o MATEVOCYANE da echo kniga lejala na polkax izdatelctva NESKOLKO let po prikazu Geydara Alieva, Daje vmetcateltvo druga S,S, SMIRNOVA marchala G,JUKOVA i marchala O, BAGRAMYANA ne pamaglo izdat knigu,Echo kak general KGB sachinil fotomontaj chtobi ulichit MATEVOCYANA v cvyazyax s nemtcami, BIL echyo prikaz Geydara iz doski potcota GEROEV ZACHITNIKOV BRESTSKOY KREPOSTI ubrali foto MATEVOSYANA, No kakava bilo udivlenie turistov na meste pustuyutsey foto MATEVOSYANA nayti svejuyu gvozdiku,
  5. Интересно пишет автор.Героя не признавали,это было на каждом шагу в СССР.И Ельцину надо сказать спасибо.
  6. Трогательны стихи Асадова,посвященные Самвелу Матевосяну.Материал добрый и интересный.Спасибо Мирзоянам.
  7. Вечная слава Герою Брестской крепости Самвелу Матевосяну,котогого я имел честь знать лично и неоднократно встречался, с этим очень интересным и мужественным и патриотом своей Великой страны человеком.С большой благодарностью отзываюсь о моем друге сыне большого человека Тигране Мтевосяне с кем подружился в стенах МГУ.Слава всем павшим Героям и участникам ВОВ 1941-1945г.Спасибо коллективу газкти Ноев Ковчаг.За патриотичесское воспитание нашего великого армянского нынешнего ибудущего молодого поколения. С уважением.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты