№ 22-23 (205-206) Декабрь 2012 года.

Каспийские энергетические ресурсы и карабахский конфликт

Просмотров: 2292

Карабахский конфликт на нынешнем этапе характеризуется очевидной тенденцией фиксации устоявшегося статус-кво, основанного на сложном балансе внешних и внутренних политических, военно-технических, дипломатических и экономических факторов. При этом каждая сторона конфликта стремится использовать с максимальной эффективностью именно те свои ресурсы, по которым, по ее мнению, она имеет преимущество.

К примеру, армянские стороны используют фактор времени, оправданно считая, что каждый день сохраняющегося перемирия и фактически независимого статуса Нагорного Карабаха укрепляет их аргументы и позиции. В арсенале Еревана и Степанакерта сохраняется также ресурс военно-технического баланса в зоне конфликта, укрепляющийся за счет выгодной конфигурации границ соприкосновения сторон в Нагорном Карабахе, оборудованной эшелонированной линией долговременных фортификационных укреплений. Также в интересах армянских сторон – наличие однозначного консенсуса в позициях влиятельных внешних акторов (в том числе сопредседателей Минской группы ОБСЕ) относительно мирного урегулирования конфликта и недопустимости возобновления новой войны в Карабахе.

Естественно, у Азербайджана также есть свои собственные ресурсы в карабахском конфликте. Не секрет, что на сегодняшний день основной финансово-экономический, а также отчасти геополитический ресурс Азербайджана в реализации его политики в карабахском конфликте – это его значительные доходы от добычи каспийских энергоресурсов (нефти и газа). Они вселяют надежду военно-политическому руководству Азербайджана добиться кардинального преимущества в военно-технической сфере и активизации гонки вооружений, финансировать крупные региональные проекты в обход Армении, осуществлять инвестиции или даже открытые коррупционные финансовые вливания в третьих странах и предпринимать другие шаги, имеющие целью достичь выгодного для себя изменения процессов вокруг карабахского конфликта и вынудить армянские стороны пойти на односторонние уступки. Одновременно нефтяной фактор также повышает геополитическую значимость Азербайджана в расчетах региональных и даже мировых акторов. Однако, по всей видимости, роль нефтегазового фактора в карабахской стратегии Азербайджана в среднесрочной перспективе может существенно пошатнуться.

10 октября 2012 г. президент Азербайджана Ильхам Алиев на заседании своего правительства обрушился с резкой критикой на оператора разработки главного азербайджанского нефтяного месторождения Азери-Чираг-Гюнешли (АЧГ) – Азербайджанскую международную операционную компанию (АМОК) во главе с British Petroleum. По словам азербайджанского президента, из-за допущенных консорциумом грубых ошибок в последние годы добыча нефти на данном месторождении стала резко уменьшаться, в результате чего Азербайджан недополучил более 8 млрд долларов дохода. Добыча нефти в азербайджанском секторе Каспия снижается уже второй год подряд (начиная с 2010 г.), однако впервые высшее руководство Азербайджана столь резко отреагировало на эту тенденцию. Тот факт, что в следующем году в Азербайджане ожидаются очередные президентские выборы с практически безальтернативным участием идущего на третий срок Ильхама Алиева, добавляет дополнительную интригу данной ситуации. Как представляется, фактор существенного снижения нефтегазовых доходов достаточно серьезно скажется и на финансово-экономической ситуации и перспективах политической стабильности в Азербайджане, преимущественно базирующихся на потоке денег от экспорта азербайджанской нефти и газа.

Суммарные оценки азербайджанских запасов нефти и газа на шельфе Каспийского моря варьируются в зависимости от политических пристрастий исследователей, и очень трудно составить объективное представление о реальном углеводородном потенциале Азербайджана. Во всяком случае, необходимо отметить, что запасы нефти и газа в азербайджанской акватории Каспийского моря весьма значительны, хотя и небезграничны. Однако политика Азербайджана, основанная на нефтегазовых доходах, сталкивается с рядом серьезных проблем.

Во-первых, нефть и газ не являются залогом ни стабильного экономического роста, ни политического развития стран-экспортеров, особенно если эти страны имеют лишь небольшой опыт государственного строительства и делают первые шаги по пути демократического транзита и формирования институтов гражданского общества. Не случайно существует даже термин «нефтяное проклятие», который довольно точно характеризует степень экономических, социальных и политических проблем и сложностей, возникающих, когда на страну обрушивается денежный поток от продажи природных ресурсов. Эти проблемы являются темной стороной фасада экономического благополучия стран – экспортеров нефти. В истории есть десятки примеров стран, в судьбе которых наличие богатых природных ресурсов (в первую очередь нефти и газа) сыграло коварную и даже роковую роль – от Нигерии до Мексики, от Испанской империи Габсбургов (в данном случае – дешевого серебра из рудников в испанских колониях в Америке) до СССР. Гипертрофированная зависимость экономики Азербайджана от доходов по реализации энергоресурсов (прямо или косвенно составляющих, по различным оценкам, до 85% бюджетных поступлений и 92% экспорта) представляет собой очень серьезную и хроническую угрозу для стабильного социально-экономического и политического развития страны.

С другой стороны, к настоящему времени становится очевидным, что заявленные ранее азербайджанским руководством объемы собственных запасов нефти и газа были существенно преувеличены. По расчетам ряда экспертов, главный разработчик углеводородов в азербайджанской акватории Каспийского моря – АМОК – видимо, уже достиг пика добычи на основном нефтяном месторождении Азери-Чираг-Гюнешли. Причем это произошло уже в 2010 г., а не в 2013–2015 гг., как ранее объявлялось азербайджанским правительством (и не оспаривалось главным оператором АМОК – британской компанией British Petroleum). В настоящее время добыча нефти в Азербайджане (с учетом запасов Государственной нефтяной компании Азербайджана – SOCAR) будет плавно снижаться примерно на 10% в год с максимальных объемов свыше 50 млн тонн нефти в 2010 г. (и около 45 млн тонн в 2011 г.) вплоть до уровня годовой добычи примерно в 20 млн тонн уже к 2018–2019 гг. АМОК планирует некоторую стабилизацию падения нефтяной добычи за счет ввода в эксплуатацию к концу 2013 г. – началу 2014 г. новой платформы «Западный Чираг» на том же самом месторождении АЧГ, однако она будет иметь срок активной эксплуатации всего 4–5 лет и лишь позволит сохранить минимальный уровень промышленной разработки на данном месторождении к 2020 г.

Естественно, Азербайджан также имеет потенциал по определенному наращиванию своих возможностей по добыче энергоресурсов после запуска второй стадии своего основного газового месторождения «Шах-Дениз». Однако незавидная судьба широко разрекламированного газопровода «Набукко» (ранее рассматриваемого в качестве главного инфраструктурного проекта по выводу азербайджанского газа на европейский рынок) показывает, что запасы газа в Азербайджане также были существенно завышены. При этом потенциальные доходы от экспорта газа с данного месторождения никак не смогут компенсировать снижающиеся объемы поступлений от экспорта страной своей нефти.

По самым оптимистическим оценкам, в случае начала промышленной разработки второй фазы на «Шах-Денизе» экспорт газа Азербайджаном с этого месторождения может составить не более 8–10 млрд куб. метров в год. С учетом теоретически максимально возможных цен на газ доход от разработки на этом газовом месторождении может составить не более 4 млрд долларов в год, что несопоставимо с нынешними объемами доходов от импорта нефти Азербайджаном (примерно 15–20 млрд долларов в год). Напомним, что в настоящее время максимальная рыночная цена за экспортируемый Азербайджаном газ выплачивается «Газпромом» – порядка 220–240 долларов за 1 тыс. куб. метров, тогда как в Турцию и Грузию газ поставляется Азербайджаном по существенно низшей цене.

При этом надо учитывать, что к 2017 г., когда планируются поставки газа со второй фазы «Шах-Дениза» (однако не исключено, что проект к этому сроку так и не будет реализован), ситуация на газовом рынке может быть скорректирована, и как результат – цена на азербайджанский газ будет существенно ниже. К примеру, по словам министра энергетики и природных ресурсов Турции Танера Йылдыза, уже в 2013–2014 гг., турецкая энергетическая компания BOTAS намерена отказаться от принципа «Take or Pay» в закупках газа с первой стадии газового месторождения «Шах-Дениз», что давало более льготные условия для азербайджанской стороны. Кроме этого, к 2017 г. на европейском рынке могут появиться новые объемы сжиженного и сланцевого газа, что также может привести к глобальному снижению цен на общем рынке цен на газ.

Таким образом, хотя в ближайшие годы нефтегазовый фактор сохранит свою роль в качестве основного финансового и геополитического ресурса, обеспечивающего реализацию Азербайджаном его политики в карабахском конфликте, тем не менее, его возможности и значимость будут постепенно снижаться. Естественно, это не сможет не сказаться на подходах официального Баку в карабахском конфликте, параметры которых, по всей видимости, могут подвергнуться существенным корректировкам. Впрочем, как представляется, данный фактор может более детально проявиться уже в ближайшие два года, когда тенденция падающего «контура колокола» в добыче азербайджанского газа будет видна более отчетливо.

Сергей Минасян, руководитель департамента политических исследований Института Кавказа, кандидат исторических наук

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 8 человек

Оставьте свои комментарии

  1. По ходу все сходится, в реальном материальном плане запад всегда советовал армянам не спешить, то есть дайте нам возможность высосать с каспия все богатства, а потом делайте что хотите, к 2020 году намечается то, что там багатсв особенно и не отанется, Также астролог Павел Глоба с самого начала карабахского конфликта с 1990 года, предсказал что решение этого конфликта растянется на 30, и решится в 2019- 2020 году, Глоба попросили уточнить- Как решится?- Глоба ответил - Решится признанием независимости Карабаха.
  2. Дай Бог! Фактически НКР давно свободен. Надо бы и документально закрепить, формально. Скорей бы закончилась у азеров нефть.
  3. Нет там столько нефти, сколько шума вокруг этой нефти...
  4. доля азерской нефти в обшем потреблении США состовляет 0,001%
  5. Idet neftt iz azei cherez trubu.Konechno,poka eshe nemnogo 20-25 let i potom ne budet nefti.Da i seychas nefti zakryvatt iz azeri;nado VZRYVATT TRUBU. I seychas vot i vse i dela!VZRYVATT TRUBU !!!ZEYCHAS !!!
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты