№ 1 (207) Январь 2013 года.

Болеро на холсте и рок-н-ролл в сердце

Просмотров: 2610

Творческая натура этого человека не знает ни отдыха, ни покоя, ни тем более длительного бездействия. Валерий Кочаров впервые заявил о себе как превосходный музыкант еще во второй половине 70-х годов, но и сегодня, спустя много лет после того, как его имя впервые стало известно общественности, Кочаров остается одной из самых заметных творческих фигур грузинской столицы. Незаурядный инструменталист, гитарист и вокалист, представший тогда с концертами , в которых звучали и его композиции, написанные в жанре лирического рока, стал одним из первых кумиров городской молодежи.

То была эпоха, когда в западных странах появились бунтари, встревоженные масштабами неуемного потребительства и кризисом общественной морали. Они протестовали против войны во Вьетнаме, выражали возмущение как ростом агрессии в этом противоречивом мире, так и отчуждением человека от принципов социальной солидарности. На волне этого протеста на Западе появились Боб Дилан и Джимми Хендрикс, стимулируемые творчеством неоспоримого короля рок-н-ролла Элвиса Пресли, как возник, словно из небытия, и уникальный квартет «Битлз». Миллионы молодых людей планеты, следуя актуальным новациям, взяли в руки гитары, чтобы присоединиться к этому тотальному движению, утверждающему принципы подлинной любви к жизни. Одним из них был Валерий Кочаров, в душе которого бушевали две страсти – музыка и изобразительное искусство. Соответственно он одновременно стал известен и как художник, исповедующий разные стили, но преимущественно отдающий дань модернизму.

Впрочем, по порядку. В 1980 году в Тбилиси усилиями местных филармонических деятелей организовали первый в СССР всесоюзный фестиваль рок-музыки с элегическим названием «Весенние ритмы», призванным вызвать расположенность строгих идеологов той поры. Пригласили группы из всех республик, и этот форум поразил воображение аудитории. Председателем жюри был композитор Юрий Саульский, удивленный, как и все остальные, наличием в стране столь немалого числа ансамблей, в том числе и самобытных, с добротным исполнительским уровнем. Обладателями главных наград стали «Машина времени» (Москва), «Магнетик-бенд» (Таллин) и группа Валерия Кочарова «Блиц», получившая приз зрительских симпатий. Саульский назвал тогда Кочарова одним из лучших в стране исполнителей и интерпретаторов блюза и рок-н-ролла.

В начале 80-х годов «Блиц» предстал перед аудиторией в новом составе и в столь же новом творческом облике. Рядом с Кочаровым на сцене появились соло-гитарист Заза Сахамберидзе, басист Валерий Амбарцумян и барабанщик Бичико Осипов. Первый концерт они дали в тбилисском Дворце спорта, собравшем не менее 10 тысяч зрителей. Это было интереснейшее зрелище. Исполнялись песни из репертуара «Битлз», но не как-нибудь, а с филигранной и поразительной точностью воспроизведения оригинала. Зал устроил овацию. Это было, надо непременно пояснить, не подражательство, а специальная программа, демонстрация адекватного понимания того, что представляет собой творчество ливерпульского квартета. То было воспроизведение один к одному – как в смысле инструментального звучания, так и вокального. До того, что публика оказалась перед загадочным явлением. Всех прежде всего интересовало: а как именно это делается? Потому что учтены и предусмотрены были все особенности – от сложнейших гармонических ходов до непонятных многим и сегодня аккордов, порой непостижимых звуковых сочетаний. И у каждого была своя роль – в прямом и фигуральном смысле этого слова. Кочаров исполнял партии Джона Леннона, вокальные и инструментальные. Остальные – соответственно партии Пола Маккартни и других. Представьте, что можно было, оказывается, постичь глубинную суть и внешнюю обрамленность песен «Битлз», выразить все это на сцене и вынести на суд слушателей, изумленных эффектом почти абсолютного совпадения. Разве что имена и фамилии были у участников тбилисского квартета иные. «Мы работали много и основательно, – рассказал В. Кочаров корреспонденту «НК». – Я подготовил ансамбль так, что он дошел до технически оптимального уровня, а ребята вошли в образы настолько, что все это, в сочетании с работой парикмахеров и портных, которые причесали нас и изготовили наряды, сделало нас похожими на «Битлз» и внешне». Немногим позже, когда «Блиц» выступал в ленинградском дворце «Юбилейный», аудитория и пресса оказались в плену этого удивительного эффекта. Гитарист рок-группы «Кино» Алексей Рыбин («Рыба») в своей книге воспоминаний, описывая атмосферу концертов «Блица» в городе на Неве, поведал, как он сообщил Виктору Цою о том, что «приехали какие-то грузины», которые показывают битлов совершенно натурально. Группа «Кино» в полном составе отправилась на концерт и была изрядно удивлена, если не сказать больше. Молодежь, составившая заметную часть слушательской аудитории, расходилась после концертов, громко напевая песни «Битлз», и все это вызвало даже настороженность городских чиновников и органов правопорядка. Тем более что концерты собирали слушателей во множестве. Через несколько месяцев после этого в Ленинград с той же программой приехала английская группа «Буттлег-Битлз» («Нелегальные «Битлз»), но сравнения никакого – Кочаров и его парни, по мнению критиков, выглядели гораздо предпочтительней. Кульминационная же часть этого нерядового проекта пришлась на 1988 год, когда тбилисский ансамбль отправился в Ливерпуль для участия в международном фестивале-конкурсе на лучшее исполнение песен «Битлз». На родине Джона Леннона фаворитами считались исполнители из Голландии и Англии, но главный приз жюри единодушно присудило «Блицу». Интерес английских специалистов и любителей музыки к группе из тогдашнего СССР был настолько высоким, что после этого «Блиц» приглашали на конкурс ежегодно, и вплоть до 1994 года тбилисский ансамбль оставался его неоспоримым победителем. Другие иностранные участники, все без исключения, по сравнению с квартетом Кочарова оказались просто неконкурентоспособными. «В 94-м английские власти заказали очередной фильм о культурных событиях года в Великобритании, и в этой ленте наряду с другими мастерами предстала группа «Блиц», которую авторы фильма по какой-то случайности назвали английской», – вспоминает Валерий Кочаров. Кстати говоря, он первым в бывшем СССР создал «Битлз-клуб», который появился в одном из подвальных помещений в центре Тбилиси. Вложил в это дело и дар художника-декоратора, дизайнера. Сам и выступал в нем долгое время. Затем, напротив оперы, появился еще один рок-клуб, и опять же его стараниями. Посетителей вечеров, нередко тематических, хоть отбавляй. Все происходит очень чинно – клубы рассчитаны на интеллигентную часть молодежи, но встретить там можно и людей старшего возраста. Как раз тех, чье поколение лучше помнит эпоху «битломании».

В жизни моего собеседника было несколько событий, которые для него особенно ценны. Как художник, он один из тех, кто продолжает поиск путей к человеческим сердцам в условиях заметного духовного кризиса и социальной апатии. Его искусство будоражит человека, вселяет веру в его возможности, подталкивает к действию. Художественный дар, создающий новые вернисажи, всегда наводит на подобные размышления. Не стало исключением и не столь давнее событие, которое, думается, надолго запомнилось истинным ценителям изобразительного искусства. Речь идет, в частности, о совершенно необычной выставке оригинальных работ Валерия, устроенной в Тбилиси в элитарном зале «Рацио». Высокий интерес, проявленный к ней, легко объясняется новизной творческого самовыражения, демонстрацией утонченного художественного вкуса, умелым применением автором новаторских технологий. Речь идет о картинах, снабженных теми звуками, на которые богаты природа и сама жизнь. Нелегко понять, как он это делает, но представьте себе, насколько это возможно, следующее...

В качестве исходного материала Валерий использовал специальный пластик, применяемый обычно для изготовления рекламных щитов или средств декоративного оформления. «Кусочки» разного цвета, которым он придал различную конфигурацию – в зависимости от авторского замысла, – образуют спаянные цветом и звуком композиции, основанные на иррациональных сюжетах. Шесть красочных картин, каждая из которых отличается своеобразием цветовой гаммы и содержит самостоятельную идею, были объединены общим творческим и смысловым наполнением. Каждая работа снабжена двигающимися фигурками, ажурно выполненными из металла с помощью ацетиленовой горелки. Одни двигаются в строго отведенном им направлении, повторяя маршрут, другие целенаправленно вращаются, словно детонируют, стимулируя воображение зрителя, пытающегося понять, что же на самом деле происходит. Результатом этого благородного творческого провоцирования становятся вопросы, которых возникает немало, и любой из них понятен и объясним, поскольку диктуется потребностью уяснения – что из чего рождается. Дело к тому же в том, что каждое из этих откровений, выраженных в пластике и металле, снабжено музыкально-акустическим эффектом. Картины о чем-то призывно поют, издают шепот и шорохи, изумляют и вызывают разнообразные мысли, в том числе и тревожные, заставляют вспомнить о вечной взаимосвязанности времени и пространства, задуматься о бренности жизни, вовлекают в чудо рождения и старения, внушают эстетическое озарение и жажду духовного познания. Вмонтированные за пластиковыми изображениями электромеханизмы работают синхронно и непрерывно, и так же синхронно и непрерывно звучит музыка, сливающаяся в единый акустический ряд. Скажем, работа «Ночь черной дыры» (Black Hole Night) позволяет явственно расслышать птичий пересвист, шум водопада, эхо уходящей в глубокое пространство бездны. Неясно, гулко, но слышны человеческие голоса, звуки, подобные галлюцинаторным проявлениям. Или другая картина под названием «Болеро Проксима Центавра» (Proxima Centaura Bolero), где превалируют розовые и желтые тона, а знаменитое «Болеро» Равеля звучит не так, как со сцены концертного зала, а словно в некой небесной реальности, вдруг ставшей нам доступной. И другие работы, столь же сложные по исполнению, но воздействующие умиротворяюще. Их романтическая загадочность усиливается продуманными названиями – «Врата Альдебарана», «Урания-блюз», «Галактика Розовая Лаура»...

Представляется, что никакого преувеличения в этих наблюдениях нет. Главное же ощущение зрительского, пусть достаточно субъективного, восприятия, как подсказывают к тому же тематический замысел и его тонкая реализация, состоит в том, что мы сталкиваемся как бы с космическим зовом, обращенным ко всему, что способно видеть и слышать. К человеку в первую очередь – успешному и ущербному, наивному и настойчивому, талантливому и несведущему.

На этой необыкновенной выставке побывало немало любителей искусства, в том числе конечно же художники и музыканты. Выставка, о которой шел у нас разговор, четвертая из тех, что были у художника в Грузии. Еще несколько прошли за рубежом. Иностранные посетители, не говоря о местных, заглянувшие в те дни в клуб «Рацио», не скрывали своих эмоций и впечатлений. И едва ли не каждый из них выражал пожелание, чтобы эти работы непременно были показаны в европейских странах, поскольку они представляют новое слово в искусстве. Было бы, заметим, очень кстати, если бы эта точка зрения дошла и до коридоров нового правительства и, разумеется, Министерства культуры. Вряд ли следует забывать о том, что именно красота призвана спасти мир. Но прежде в спасении, избавлении от духовного вырождения нуждается каждое из обществ.

Скромный и немногословный, Валерий Кочаров не любит говорить о себе. Приходится расспрашивать, настаивать, напоминать. Впрочем, он – интересный собеседник. Рад за сына, рок-гитариста и автора песен, который работает в Лондоне, время от времени возвращаясь в родной город.

Нодар Броладзе

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 13 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты