№ 1 (207) Январь 2013 года.

Нет ничего дороже мира

Просмотров: 2546

Они вместе уже 47 лет. Приближается юбилей – золотая свадьба. И отмечать ее они будут в Америке, там, где живут сейчас и где не думали оказаться в далеком 1965-м, когда в родном Баку отпраздновали женитьбу. Они – это мои старые друзья: Валерий Петросян и Лятифа Мусаева, армянин и азербайджанка, чей так называемый смешанный брак был совсем не редкостью в интернациональном Баку, когда взаимные чувства, а не национальная принадлежность определяли людские судьбы.

Я познакомился с Валерием в январе 1961 года, на дне рождения у своего школьного товарища Эмика Эфендиева, который, как оказалось, дружил с жившими по соседству братьями Петросян. Запомнилось, что в этот вечер у Эмика собрались три(!) Валерия. Кроме меня и Петросяна, поздравить Эмика зашел и другой наш с ним школьный товарищ – Валерий Арунов, лучший певец 23-й бакинской школы. Пел он в тот вечер по нашей просьбе песни из только что вышедшего на экраны популярнейшего и любимого всеми нами до сих пор американского фильма «Серенада Солнечной долины». Потом мы долго говорили об Америке, о неповторимом джаз-оркестре Гленна Миллера и легендарной фигуристке Соне Хени, прославивших этот замечательный фильм. Помню, Валерик Петросян мечтательно сказал тогда: «Хорошо бы когда-нибудь съездить в Америку и посмотреть на нее, да вряд ли когда-нибудь это случится». Случилось. Спустя 30 лет он все же поехал туда, но при таких обстоятельствах, которые тогда, в 1961-м, и не могли предвидеть.

В гостях у Эмика Эфендиева мы и стали с тех пор часто встречаться с Валериком Петросяном, там я позже познакомился с его женой – Лятифой, которая училась тогда в консерватории. В гостях у Эмика я встретил и еще одну армяно-азербайджанскую пару – Флору и Алика, живущих сейчас в Москве. Познакомился и с грузином по имени Нико, евреем Додиком Сутовским (переехавшим в 90-х годах в Израиль), чей сын Эмиль стал гроссмейстером, входит сейчас число ведущих шахматистов мира. Словом, в гостях у Эмика собирался настоящий бакинский интернационал. Это были незабываемые вечера, о которых каждый из нас, уверен, вспоминает сейчас с непередаваемой ностальгией. Шумное застолье, шутки, анекдоты, смешные истории, которыми каждый из гостей спешил поделиться. И удивительно дружелюбная атмосфера, посиделки допоздна и возвращение домой среди ночи.

С Валериком Петросяном я познакомился поближе уже в 70-х годах, когда несколько лет по его просьбе тренировал сборную консерватории по шахматам. А Валерий после окончания Института физкультуры работал в консерватории председателем спортклуба. Кстати, он был известным в республике спортсменом, пионером стрельбы из лука в Азербайджане, первым мастером спорта среди «лучников» республики. Всегда веселый, жизнерадостный, он и жену выбрал под стать себе. Лятифа была очень общительным, приветливым человеком, к тому же располагала броской, запоминающейся внешностью. Вообще, они с рослым, прекрасно сложенным Валериком составляли очень эффектную пару. Работала Лятифа после окончания консерватории в весьма престижной музыкальной школе-десятилетке, носящей имя Бюль-Бюля.

В Баку у них родились двое детей – дочь и сын, и продолжали бы они жить своей счастливой, вполне благополучной жизнью, если бы не перестройка, обернувшаяся межнациональными распрями, разрушившими, в конце концов, великую страну под названием СССР.

После сумгаитских погромов в феврале 1988 года и событий в Нагорном Карабахе стало ясно, что бакинским армянам придется бежать из города, который они искренне считали родным. Дожидаться повторения Сумгаита в Баку семья Валерика Петросяна не стала (в отличие от меня, засидевшегося до «черного» января 1990 года) и в 1989-м покинула город. Посовещались и решили ехать в Америку, предоставлявшую убежище для изгнанных бакинских армян. И спустя 3 года после отъезда из Баку они оказались в Америке, где и живут уже 20 лет. Вначале, рассказывают, приходилось очень трудно – «логово империализма», незнакомая капиталистическая страна, так не похожая на Советский Союз, незнакомые люди со своими особенностями и даже странностями, проблемы с языком, работой. Но понемногу все утряслось, и жизнь вошла в свою колею.

Живут они сейчас в собственном доме в городе Колумбус (штат Огайо), известном для меня, например, тем, что именно в тамошней тюрьме пришлось отбывать заключение знаменитому американскому писателю О.Генри, который, правда, не был тогда еще писателем и звался своим настоящим именем – Сидней Портер. Валерий занялся бизнесом (наверное, гены сказались, ведь он внучатый племянник знаменитого бакинского промышленника дореволюционной поры, «икорного короля» Даниила Маилова, построившего в Баку в 1910 году прекрасный оперный театр, и сейчас украшающий город), у него свой магазин. Лятифа уже не работает, занята домашними делами. Дочке Заре – 45 лет, она – стоматолог. А сыну, названному в честь отца Валерием, 41 год, он тоже, как и Зара, врач, но акушер-гинеколог. И внучка есть у Валерика с Лятифой: семилетняя Рена, дочь Зары, всеобщая любимица, ученица 2-го класса частной школы. Словом, живут мои старые друзья нормальной, по американским понятиям, жизнью. Ощущают ли они себя американцами? В какой-то степени да. Но дома, как было и в Баку, говорят по-русски, не забывая при этом и армянскую, и азербайджанскую речь. Каждый из них помнит о своих корнях, принадлежности к своей национальности. Хоть они и находятся очень далеко от прежних родных мест, но внимательно следят за тем, что там происходит, читают сообщения в американских газетах, слушают информацию по радио и телевидению, следят с тревогой и озабоченностью. Валерика и Лятифу беспокоит, что до сих пор не удалось достичь результата в армяно-азербайджанских переговорах по проблеме Нагорного Карабаха.

– Насколько мы понимаем, ситуация сейчас очень острая, – говорит Лятифа. Мы беседуем с ней и Валериком по скайпу, благо компьютер позволяет видеть собеседника, даже если он находится далеко за океаном. – Идут перестрелки на границе, есть жертвы. К сожалению, как мне рассказывают друзья, часто пресса с той и другой стороны подливает масла в огонь, вызывает в людях еще большее озлобление. Восемнадцать лет прошло с тех пор, как было заключено перемирие и остановлена карабахская война, а прочного мира до сих пор нет, война может возобновиться в любой момент. А допускать ее никак нельзя. Война лишь приведет к новым жертвам, но не решит эту очень сложную проблему. Поэтому надо во что бы то ни стало договариваться. Как именно, правда, не знаю. Но для того и существуют дипломаты, чтобы искать и находить взаимоприемлемое решение. Нужно только иметь сильное желание найти его и понимать, что другого выхода, альтернативы нет, война – тупик. Мы с Валериком оба в этом уверены, хотя расходимся во взглядах на решение карабахской проблемы, спорим иногда дома по этому поводу, но, в конце концов, приходим к одному выводу. Каким бы ни было решение, главное, чтобы был мир, люди жили спокойно, не боясь за завтрашний день, так, как было в добрые старые времена. Так же, кстати, думают и все те бакинцы, живущие сейчас в США, с которыми мы общаемся. Хочу сказать и еще об одном. Я – музыкант, и мне одинаково дороги имена таких композиторов, как Арам Хачатурян, Арно Бабаджанян, Кара Караев, Фикрет Амиров. Музыкальная школа при Бакинской консерватории, в которой я училась и работала, носит имя выдающегося азербайджанского певца Бюль-Бюля. А он, между прочим, как и другой известный певец – Хан Шушинский, родом из Шуши. Этот город дал многих замечательных музыкантов – и азербайджанцев, и армян. Для всех них Шуша, Нагорный Карабах – родина. Как же разделить ее по национальному признаку? Разве можно это сделать?

– Лятифа, конечно, права, – вступает в беседу Валерий. – Наши два народа многое связывает. И мир, спокойная жизнь нужны как азербайджанцам, так и армянам, и Армении, и Азербайджану, и Нагорному Карабаху. Невозможно враждовать десятилетиями, нельзя воспитывать целые поколения в духе ненависти, нетерпимости к другой нации. Это – бесчеловечно. Нагнетание страстей, воинственные заявления руководителей и приводят в результате к такой трагедии, какая произошла в Венгрии, когда азербайджанский офицер Рамиль Сафаров убил Гургена Маркаряна. А тот факт, что приговоренного будапештским судом к пожизненному заключению и почему-то в августе нынешнего года экстрадированного в Азербайджан Сафарова сразу же помиловали и встретили как героя, еще более разжег страсти и до предела обострил ситуацию. Последовал обмен резкими заявлениями из Еревана и Баку и новый виток конфронтации. Понятно, что это может привести к новым трагедиям и даже спровоцировать военный конфликт. Мне, как бакинцу, дружившему со многими азербайджанцами, защищавшему спортивную честь Азербайджана на различных всесоюзных соревнованиях по стрельбе из лука (между прочим, старшим тренером сборной республики по этому виду спорта многие годы был Григорий Каспаров), очень хочется, чтобы были восстановлены добрососедские отношения между Арменией и Азербайджаном, чтобы Нагорный Карабах, а у его народа, наверное, есть право самостоятельно решать свою судьбу, не разделял, а сближал эти республики. Мы многие годы жили в Баку одной дружной семьей, и все те, кто не забыл эти времена, конечно же хотят мира. Надо быстрее решать карабахскую проблему, но так, чтобы никто при этом не чувствовал себя ущемленным – ни азербайджанцы, ни армяне. В противном случае одна из сторон сохранит обиду, и мир будет непрочным.

Наш разговор по скайпу подошел к концу. Я распрощался с Валерием и Лятифой, пожелал моим старым друзьям счастья. И я очень хотел бы, чтобы их пример напомнил политикам, что люди этих двух наций могут жить вместе вполне счастливой жизнью, любить друг друга, растить детей, что нет ничего дороже мира, в котором так нуждаются и армяне, и азербайджанцы.

Валерий Асриян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 20 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Дай Бог здоровья, этой семье!
  2. В общем как пелось в старой советской песне: "Мы за мир, за дружбу, за улыбки милых, за сердечность встреч". Надо находить взаимоприемлемое решение, чтобы никто не чувствовал себя ущемленным, чтобы и серые волки были сыты и армяне целы. Правда, никто не знает, как это сделать, но нужно находить способ. Даже муж с женой, прожившие вместе 47 лет, расходятся во взглядах на решение проблемы, но для этого (находить решение, которого нет) и существуют дипломаты, поэтому пусть ищут и находят да поскорее. И ведь, вроде, люди с реалистичным взглядом на жизнь раз уехали из Баку, не дожидаясь января 1990-го. Было бы интересно узнать, что их дети об этом думают. Или дети ничего об этом не думают и живут американскими проблемами?
  3. Этой семье нет места ни В баку,ни В ереване.Вот они и устроились в США.Интересная статья.Интересно кем себя чувствуют дети.Скорее всего,американцами.Так проще.
  4. Пусть у них все будет хорошо!!!
  5. Хорошая семья, видимо, счастливо живут.
  6. Что можно сказать? Все это очень грустно. Но у проблемы нет решения.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты