№ 3 (209) Февраль (16–28) 2013 года.

Из транзитной демократии – в полновесную

Просмотров: 2163

Президентские выборы в Армении лишены интриги – победа нынешнего президента Сержа Саргсяна если и вызывает сомнения, то только у тех, кто в силу личных обстоятельств вынужден не считаться с реальностью. Самые известные конкуренты нынешнего президента многократно уступают ему в ресурсах, и потому самый главный вопрос не в том, кто станет президентом, а какое будущее нас ждет при президентстве Сержа Саргсяна. Такое же, как сегодня, или лучшее, поскольку второй срок может отличаться от первого.

– Кандидатура нынешнего президента практически безальтернативна, можно коротко охарактеризовать основные ее тезисы?

Армен Ашотян, заместитель председателя Республиканской партии Армении, министр образования и науки:

– Я не согласен с вашей формулировкой. Вся последняя политическая пятилетка в Армении прошла в жесткой внутриполитической борьбе, чему способствовала, согласно докладу Freedom House, большая, нежели раньше, политическая свобода. Следующие выборы начинаются на следующий день после предыдущих, и вся политическая палитра начала готовиться к нынешним выборам уже весной 2008 года. Борьба шла на всем политическом поле, была эмоциональной, жесткой, временами – агрессивной, и РПА прошла марафон, сохранив достаточно дыхания на финишный рывок, другим же, по всей видимости, дыхания не хватило.

Об основных тезисах – их три. Безопасная среда, благосостояние граждан и защищенность государства от внешней агрессии. Благополучная и защищенная Армения – этот тот зонтичный лозунг, под которым скрываются конкретные программы, нацеленные на укрепление гражданских свобод, увеличение социальной обеспеченности людей, развитие экономики, укрепление Армении как государства и повышение ее роли на международной арене с прицелом на решение приоритетных задач.

– Многие правление в Армении называют кланово-олигархическим. Олигархия, как известно, склонна использовать государство для достижения собственных целей, которые не всегда совпадают с целями страны. Можно ли поставить олигархию под контроль общества или еще рано об этом говорить? 

– Для нас эти выборы – исторический шанс выйти из-под угрозы кланово-олигархического поглощения власти из-за затянувшегося демократического транзита. Цель – создание демократического государства, построенного на системе сдержек и противовесов, где будут гарантированы основные права и свободы каждого гражданина, будут гарантированы политический плюрализм, независимость масс-медиа и судов, возможность для рядового гражданина донести свои проблемы до властей и получить решение. В совокупности это гарантия того, что деньги не будут главным инструментом в решении вопросов в Армении. Я не романтик и хорошо себе представляю роль крупного капитала в политике как у нас, так и в формациях с завершенным демократическим транзитом. Отличие в том, что цепочка между властью и деньгами в странах типа нашей может быть очень коротка, из двух звеньев: деньги – власть. В демократических странах эта цепь подлиннее: деньги – общественные организации – лоббисты – профсоюзы – медиа и только потом – власть. Наша задача состоит в том, чтобы максимально отдалить власть от денег. Можно сказать, что формат этих выборов, который вы называете безальтернативным, минимизирует влияние финансово-политических группировок на их исход, а в дальнейшем – на принятие решений в стране.

– Два слова о РПА. Во время прошлого интервью, правда давно, мы договорились называть РПА партией крупного капитала. Как-то изменилось позиционирование партии с тех пор?

– Экономика – это позвоночник страны, и консервативные партии, исповедующие либеральную экономику, естественно, представляют интересы крупного капитала, имеющего наибольший вклад в бюджет. Это политологическая классика.

В то же время РПА создавалась и действует как партия, ассоциируемая с безопасностью страны, с армией и обороной. И потому в политологическом плане партия, естественно, считается с интересами крупного бизнеса, но в государственной деятельности наш масштаб – это страна, а не клуб крупных буржуа. Безопасность страны означает, что мы не можем быть заложниками не только какой-либо финансово-политической группы, но и какого-либо отдельно взятого слоя.

– У нас часто говорят о том, что основное богатство Армении – это мозги. Тем не менее, расходы на науку минимальны, молодежь, получив образование в Армении, предпочитает реализовать свои знания за рубежом. У нас как-то гармонизируется выпуск специалистов и потребность в них?

– Основное богатство – это человек. Конечно, замечательно, если у него при этом хорошие мозги. И создание возможности для максимальной реализации человека – это идеал, к которому стремится любая внятная партия власти. Расходы на образование и науку у нас исходят из возможностей госбюджета. В 2009-м у нас было 3,4% ВВП на образование, но из-за кризиса финансирование упало до 2,4% от ВВП в прошлом году. В науке у нас уровень расходов гарантирован законом и составляет 0,22% от ВВП. Мало, но и при таком финансировании у нас заметные успехи: 16 медалей на международных олимпиадах, 130 выпускников школ поступили в университеты, входящие в топ-десятку лучших в мире.

Что же касается гармонизации выпуска и потребности, то я против жесткой привязки рынка труда к рынку образовательных услуг. Регуляторная функция государства, естественно, должна присутствовать, но отражать при этом должна и завтрашнюю, а не только сегодняшнюю конъюнктуру. И потому госзаказ мы в основном размещаем в отраслях, которые являются и будут являться ведущими в нашей экономике – информационно-коммуникационных технологиях и агросекторе. Долгий промышленный застой привел к тому, что сегодня очень трудно найти толкового инженера, мы надеемся переломить порочную тенденцию дефицита промышленных кадров. Скоро в Политехническом университете совместно с американской транснациональной корпорацией National instruments откроются свыше 30 суперсовременных инжиниринговых лабораторий по подготовке и переподготовке инженеров и молодых специалистов. Там же строится региональный центр Nokia, действует академия Microsoft, подписан договор с Intel. «Синопсис», можно сказать, уже вошел в армянский быт. Отрадно сознавать, что и наш отечественный бизнесмен понял, что образование не есть среда для благотворительности, а поле для выгодных инвестиций. Бизнес не только должен инвестировать в подготовку кадров для себя, но и формировать содержание образования, контент, которым он хочет воспользоваться.

– В развитых странах расходы на науку и опытные разработки составляют 2–3% ВВП, в Японии и Израиле достигают 4,5%. С нашими показателями не сравнить, но и им не хватает денег, и вообще, деньги – это только часть проблемы. Нужно еще знать, как и куда их потратить. У нас определились научные приоритеты, требующие первоочередного финансирования?

– Приоритеты – это традиционные школы в физике и математике. Львиная доля резонансных научных статей приходится именно на эти две и смежные с ними области. Второй приоритет – научные разработки для обороны страны. Здесь у нас конкретная продукция. В частности, беспилотники «Крунк», компьютерные системы по повышению эффективности огня, модернизированное стрелковое оружие. Плюс продукция гражданских институтов в партнерстве с Министерством обороны. Третий приоритет – арменоведение, необходимое для более глубокого самопознания. Здесь ждать международных грантов бессмысленно, и финансирование полностью ложится на плечи государства. И отрасли, не являющиеся, может быть, приоритетными, но тоже нуждающиеся в финансировании, особенно те, что далеки от коммерции. Одним словом, если Министерство обороны отвечает за внешнюю безопасность, то наше министерство – за внутреннюю.

– Если мы говорим об экономике, основанной на знаниях, то нам необходимо иметь хотя бы один рейтинговый университет. Делается ли что-нибудь в этом направлении и когда ожидать результатов?

– Бюджет входящего в сотню лучших университетов мира, неважно, по какой шкале, ни один армянский университет себе пока позволить не может. И потому наши задачи менее амбициозны: в ближайшие пять лет мы должны иметь в Армении 5 международно аккредитованных университетов, а средний уровень образования должен выйти на уровень стран Восточной Европы. Задача не из легких, но достижимая. А пока придется довольствоваться тем, что, согласно рейтинговой системе Webometrix, Ереванский государственный университет – лучший на Южном Кавказе.

У Армении определенные заслуги в развитии Болонского образовательного процесса, цели которого – повышение качества образования и конвертация армянских дипломов в Европе. Армения на три года избрана секретарем Болонского процесса, и нам доверено провести министерский саммит Болонского процесса в 2015 году. Нас назначили ответственными за координацию реформ высшего образования на территории всего европейского пространства. Обычно это делается на 2 года, нам доверили на три.

– У нас отменена студенческая отсрочка от службы в армии. Для определенных представителей невоенных профессий двухлетняя служба рассматривается как время, отнятое от специальности. С одной стороны. С другой – в советское время вузы готовили лейтенантов – наиболее востребованный в армии военного времени офицерский чин. Не следует ли восстановить утерянную практику?

– На первый вопрос отвечу цитатой из Наполеона: кто не хочет кормить свою армию, будет кормить чужую.

Что касается подготовки офицеров – вопрос обсуждается с Министерством обороны. Это должно быть сделано на ином, нежели в советское время, уровне. В Медицинском университете этот вопрос решен, но профессия военного врача максимально близка к профессии гражданского. Университетские же специальности чаще всего не совпадают с военными, и материальная база для подготовки современного офицера сильно отличается. Пока гораздо актуальнее разработка социального пакета для ребят, призванных в армию со студенческой скамьи. Сюда входят образовательные льготы как компенсация за службу, чтобы не противопоставлять воинскую обязанность праву на образование. В самой армии все больше ребят с образованием служат по специальности.

– У нас много говорится о некомплектных школах. Решить этот вопрос можно, как кажется, только с привлечением современных технологий, в частности дистанционного обучения…

– В Армении приблизительно 350 школ с количеством учеников меньше ста, где сегодняшними методами практически невозможно организовать качественное образование. По уровню обеспеченности школ компьютерами мы близки к среднеевропейским показателям – один компьютер на 22 ученика, дело за армяноязычным электронным обучающим контентом, который интенсивно разрабатывается. Уже действует достаточное количество образовательных порталов и библиотек, разработан проект виртуальной школы с «Майкрософт». Идет запись и оцифровка уроков лучших учителей Армении с современной подачей образовательного материала. В этом году должна быть разработана концепция организации образования в малокомплектных школах с применением современных технологий. Закрыть их мы не можем, потому что школа и церковь обеспечивали и обеспечивают культурное самосохранение нации. Мы вступаем в противоречие с сиюминутной экономической целесообразностью, но не все измеряется деньгами.

– Вернемся к выборам. РПА у нас доминирует на политическом поле, и потому особенно актуален вопрос ее морального авторитета. В любой стране власть должна служить позитивным примером для граждан своей страны, в противном случае партия, потеряв власть, потеряет все. Как, по-Вашему, не следует ли пустить в обращение этический кодекс члена РПА? К партии власти прибивает всяких…

– Мы не временный проект на политическом небосклоне Армении, мы корнями связаны с независимостью страны и органически должны быть представлены на политическом поле независимо от того, в каком лагере находимся – властном или оппозиционном. Этический кодекс подразумевает выработанный поколениями свод правил общественного поведения. Я не задумывался о формализации этого свода, но что касается позитивного примера – это наш президент, что бы о нем или его родственниках ни говорила оппозиционная пресса. Руководство партии понимает, насколько жесткими должны быть фильтры в партии власти и как много значит для партии ее моральный авторитет – залог ее политического долгожительства. А жесткое отношение руководства партии ко всем писаным и неписаным нарушениям моральных норм, о чем лет 5 назад и помечтать было нельзя, – это факт. Однако этическим кодексом следует мерить поступки не только членов РПА. Мы не есть высшая каста страны со своим артельным уставом. Так что лучше говорить о моральном кодексе гражданина Армении. Это действительно актуально.

– РПА оставляет впечатление партии, озабоченной кадровым резервом. В частности, Вы, вице-спикер и мэр города – представители молодежного крыла РПА. Это специальная политика или так получилось?

– Еще предыдущий лидер партии Андраник Маргарян считал, что для хорошего завтра надо работать сегодня, в том числе и над партийным резервом. Мы пришли в партию в начале нулевых, в составе широкой молодежной прослойки. Андраник Маргарян привил нам политическую культуру и любовь к политической деятельности. Сегодня в стране много ответственных должностей занимают те, кто прошел через молодежное крыло РПА. Это кроме тех, кого вы назвали. И есть те, кто помоложе, ждут своего часа и, надеюсь, не обманут ожиданий.

– Теперь о форме правления. Конек одного из кандидатов в президенты – Паруйра Айрикяна – парламентская республика. Не следует ли РПА заимствовать кое-что из программ конкурентов?

– Я против парламентской республики для страны, которая перманентно находится на грани войны. В парламенте складываются ситуации, когда от небольшой группы депутатов зависит то или иное решение, причем от воли депутатов со смутным

ощущением целей, которые время от времени перебегают или готовы перебежать из фракции в фракцию, менять правительства и дестабилизировать ситуацию в стране на фоне непрекращающихся внешнеполитических угроз. А говорить о более жестком отсеве депутатов нереально, потому что именно такие депутаты – наиболее яркое выражение парламентаризма даже в странах устоявшейся демократии. Во всех парламентах есть люди, которые попали в него в рядах одной партии, но потом стали появляться в составе другой. И ставить страну в зависимость от небольшой группы депутатов, которые могут за ночь взорвать баланс сил в парламенте, обеспечить отставку правительства и ввергнуть страну в хаос, я не хочу.

– Образ депутата, как видно, не вызывает у Вас большого восторга.

– Не сказал бы. В бытность депутатом я считал себя созданным для законотворческой деятельности. Я считал себя активным публичным политиком, для которого парламент – трибуна номер один, и не думал, что могу быть и государственным функционером. Я с большим уважением отношусь и к депутатам, и к институту Национального собрания, но стратегический анализ показывает, что ситуация в самое ненужное для страны время может попасть в зависимость от депутатов, не наделенных особым чувством ответственности и способных изменить политические взгляды за одну ночь.

– Если не произойдет ничего экстраординарного, РПА еще 5 лет останется во власти. Имея большинство в парламенте и своего президента. Как Вы видите эти пять лет?

– Я вижу их как годы интенсивного, кропотливого, в плане общественного восприятия не всегда благодарного, но с исторической точки зрения необходимого труда. У команды Сержа Саргсяна и РПА есть шанс вписать свое имя в историю Армении как партии, при правлении которой произошла коренная перестройка в стране, закончилась трансформация страны транзитной демократии в государство, максимально основанное на достоинстве человека и эффективной работе демократических институтов.

P.S. 31 января ночью в президентских выборах появилась интрига – на кандидата в президенты Паруйра Айрикяна было совершено покушение. Слава Богу, обошлось без трагедии, пуля попала в плечо. Рана оказалась не слишком серьезной, организм бывшего диссидента – на зависть сильным, и, как заявил адвокат Айрикяна Левон Багдасарян, Айрикян не будет просить Конституционный суд о переносе даты выборов. Преступники пока не найдены, что же касается версий случившегося, то главная из них состоит в том, что покушение не могло низкий рейтинг Айрикяна сделать конкурентным, и потому мотив преступления может оказаться любым.

Арен Вардапетян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 22 человека