№ 3 (209) Февраль (16–28) 2013 года.

Грузия – Армения: стратегических изменений не произошло

Просмотров: 2693

Говорят, что комментировать политические события лучше после того, как они свершатся, т.к. по прошествии определенного времени произойдут какие-то действия, которые помогут их лучше оценить. В этом отношении я нахожусь в удобном положении, говоря о визите в Армению недавно избранного премьер-министра Грузии Бидзины Иванишвили.

Визит грузинской правительственной делегации, возглавляемой Бидзиной Иванишвили, состоялся 17 января. Приезд в Ереван стал одной из первых международных поездок нового грузинского лидера. Обычно такие визиты носят ознакомительный характер: стороны обмениваются мнениями, сверяют позиции и намечают планы будущих действий. О том, что эта встреча выйдет за рамки протокольного характера, можно было догадываться еще перед ее началом.

Во-первых, по-хорошему удивлял состав грузинской делегации: помимо премьера, в нее вошли министры иностранных дел, финансов, экономики, энергетики, по исполнению наказаний и по вопросам реинтеграции. Возможно, эта делегация стала наиболее представительной грузинской миссией, посетившей Армению за последние 20 лет. Это изначально указывало на то, что потенциал встречи будет довольно высок.

Во-вторых, по причине того, что за последние несколько лет в двусторонних отношениях накопился ряд проблем, а кардинальные перемены в грузинской политике позволяют надеяться на их решение, ожидания от этой встречи были велики как со стороны Тбилиси, так и со стороны Еревана.

В ходе визита грузинские политики встретились с президентом Армении Сержем Саргсяном, премьером Тиграном Саркисяном, Католикосом всех армян Гарегином II, министрами иностранных дел, финансов и энергетики, и в результате переговоров стороны пришли к соглашению по целому ряду важных направлений.

В качестве основных итогов этого визита необходимо назвать:

Продекларированную грузинской стороной позицию о стремлении Тбилиси восстановить железнодорожное сообщение Абхазия – Грузия – Армения, что, в случае реализации, сделает практически бесполезной транспортную блокаду Армении, инициированную Азербайджаном и Турцией.

Очень важное изменение подхода Грузии к решению вопроса Нагорного Карабаха: если раньше официальный Тбилиси заявлял о том, что этот конфликт должен быть решен на основе территориальной целостности Азербайджана, то теперь позиция Грузии стала менее радикальной и, по словам Б. Иванишвили, заключается в том, что его следует решать «мирным путем».

Достигнуто значительное улучшение в вопросах, относящихся к положению живущих в Грузии армян. Это относится к теме возвращения ряда армянских церквей в Грузии, конфискованных в советский период: в соответствии с выдвинутым Б. Иванишвили компромиссным решением, будет сформирована армяно-грузинская комиссия, которая определит их принадлежность, а до этого момента его личный благотворительный фонд будет финансировать их восстановление. Также грузинский лидер пообещал ввести в армянских школах в Грузии предмет «История армянского народа» и рассмотреть вопрос об освобождении джавахского политического деятеля Ваагна Чахаляна, заключенного в тюрьму при правлении М. Саакашвили. Через неделю после визита В. Чахалян был освобожден.

Достигнут прогресс в некоторых экономических вопросах, в частности в совместном использовании определенных таможенных пропускных пунктов.

Подобного успеха в двусторонних отношениях не случалось уже давно. Это дало повод некоторым армянским политическим обозревателям оценить визит нового грузинского премьера со слишком оптимистических позиций. С одной стороны, с ними невозможно не согласиться – произошел прорыв сразу по нескольким важным направлениям, что не представлялось возможным еще несколько месяцев назад. С другой стороны, оценивая ситуацию в общем, следует признать, что стратегических изменений этот визит, за небольшим исключением, не принес и в целом ситуация для Армении не поменялась.

Дело в том, что раньше, в период полновластного правления Михаила Саакашвили, Грузия придерживалась резко прозападного курса, что в региональной политике выливалось в солидаризацию с Азербайджаном и Турцией. В практическом плане это проявлялось в осуществлении связующей роли между Баку и Анкарой и в поддержке Баку в вопросе принадлежности Нагорного Карабаха, что, по сути, усиливало позиции Азербайджана и само по себе делало возможным существование оси Баку – Тбилиси – Анкара.

С приходом нового лидера Грузия продекларировала стремление к ведению более сбалансированной политики между существующими центрами силы – как глобального, так и регионального характера. Это определило большую заинтересованность Грузии в более теплых отношениях с Арменией, но, в добавление к этому, и интерес в содействии со стороны Армении в налаживании отношений с Россией. Именно с этим связаны все последние, сугубо позитивные перемены в грузино-армянской политике, которые следует, безусловно, приветствовать.

Вместе с тем, активный уход «Грузии Саакашвили» в последние 8 лет в блоковую политику определил очень серьезную зависимость этой страны от Азербайджана, что относится в первую очередь к вопросам инвестиций в грузинскую экономику, транзита энергоресурсов и их цены для грузинского потребителя. В своей предвыборной кампании Бидзина Иванишвили и его партия «Грузинская мечта» в значительной степени использовали популистские призывы, основанные на достижении максимальной и одновременной выгоды от разных, в том числе конкурирующих между собой, политических игроков.

Это поставило его в крайне неудобную зависимую позицию одновременно как от Баку, так и от Еревана. Смотрите сами. Одним из предвыборных обещаний нового грузинского премьера было снижение цены на газ для грузинских потребителей. Это невозможно сделать, не договорившись с Баку. Вместе с тем, таким же предвыборным обещанием было и улучшение отношений с Россией и Арменией, которым нужно железнодорожное сообщение через Абхазию. Исходя из интересов сторон, эти пункты противоречат друг другу, и пойдя на исполнение одного, вероятность наступления второго будет равна нулю. Вместе с тем, политическая ситуация теперь вынуждает Б. Иванишвили, посещая Баку в конце декабря 2012 года, просить Азербайджан снизить цену на газ, а через три недели в Ереване обещать открыть железную дорогу через Абхазию.

Это непростая политическая ситуация, и вероятность того, что Грузия сможет выйти из нее с честью, очень и очень неочевидна. Подобные ограничения наложили отпечаток на визит Б. Иванишвили в Армению и на те пункты, которые он смог предложить армянам и, что даже важнее, сделать для них.

Понятно, что любое улучшение отношений между Тбилиси и Ереваном воспринимается в Баку с большой долей ревности и неприязни. Вместе с тем, существует довольно тонкая грань между просто неприятием этого и конкретными шагами по противодействию. Стоит отдать должное Бидзине Иванишвили – во время своего визита он сделал все, чтобы дать армянам ровно то, что был в состоянии им дать, так, чтобы не спровоцировать Баку на ответные действия, что неминуемо ухудшило бы ситуацию в самой Грузии.

Хотим мы этого или не хотим, но лимит практических действий новой грузинской власти по улучшению отношений с Арменией либо уже исчерпан, либо близок к этому. До тех пор пока Б. Иванишвили не решится выйти за нынешние политические границы и начать кардинальные перемены в позиционировании Грузии, все остальное, по старой грузинской традиции, скорее всего будет достигаться благожелательной риторикой. Наличие такой риторики само по себе хорошо, но оно не будет иметь практического наполнения.

Хочу еще раз подчеркнуть – достигнутое состояние уже лучше того, что было еще несколько месяцев назад. Оно может продолжаться сколь угодно долго, но развернуть его в сторону еще большего реального наполнения Армения пока будет не в состоянии.

Поэтому, исходя из реалий сегодняшнего дня, армянам нужно быть признательными новым грузинским властям за то, что они уже сделали, но в то же время не стоит сильно доверять благозвучной грузинской риторике и строить иллюзии о том, что «Грузинская мечта» теперь идентична армянской.

Андрей Епифанцев

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 14 человек