№ 3 (209) Февраль (16–28) 2013 года.

Духовный стержень армянского народа

Просмотров: 3168

С самого крещения Ар­мении христианство стало духовным стержнем ар­мянского народа и душой его культуры. Армянская культура формировалась и приобретала характерные ей черты, вдохновляясь Благой Вестью Евангелия и благодаря усилиям Цер­кви.

Изобретение алфави­та Месропом Маштоцем было в первую очередь продиктовано миссионер­скими целями, стремлени­ем донести слово Божие до сердца каждого армянина, но оно также дало мощный импульс рождению нацио­нальной литературы, у истоков которой стоят Католикос Саак и святые Переводчики. Церковь оказывала сильное влияние на развитие армянской архитектуры, музыки, жи­вописи (в частности, книжной миниатюры), скульптуры (хачкары) и других видов художественного творчества. На протяжении многих веков крупнейшими представителями армянской культуры в подавляющем большинстве были монахи, епископы и другие церковные деятели или миряне необычайно живой веры: это Григор Нарекаци, Комитас, философ Давид Анахт, Нерсес Шнорали, миниатюрист Торос Рослин, Григор Татеваци, Мхитар Гош и великое множество других.

В самые разные периоды армянской истории Цер­ковь вдохновляла народ, призывая его на защиту отече­ства, она помогала противостоять попыткам насиль­ственной ассимиляции и бороться против чужеземного ига. Очень часто бывало так, что армянский епископ или Католикос садился на коня и с крестом в руке вел за со­бой войско, воодушевляя солдат в битве за родину. Цер­ковные иерархи исполняли также главные социальные и политические функции в жизни страны, пытаясь найти (зачастую напрасно) поддержку и союзничество у других христианских государств и Церквей. Так поступали, на­пример, Ованес Одзнеци, Овсеп Аргутян, Исайя Гасан - Джалалян, Нерсес Аштаракеци, Мкртич (Айрик) Хримян.

Таким образом, оказав чрезвычайно большое влияние на формирование армянской культуры, наложив глубо­кую печать на историю Армении, Евангелие и Церковь действительно стали, согласно известному в народе вы­ражению, отцом и матерью нации. Именно по этой при­чине в самосознании армян столь важное место занима­ет их религиозная вера.

Само чувство принадлежности к нации смешивается и отчасти отождествляется с христианской верой и при­верженностью к Армянской Церкви.

Но если, с одной стороны, принятие христианства в 301 году предрешило ход истории Армении и определи­ло своеобразие ее культуры, то, с другой стороны, сама жизнь по Евангелию приобрела в Армении совершенно определенную форму и присущие ей отличительные чер­ты. В этом смысле можно говорить об армянской духов­ности. Итак, попытаемся выделить ее главные особен­ности.

Верность себе и открытость по отношению к другим

Одна из черт, свойственных армянам как народу, на первый взгляд противоречива. Верные своей культуре и религии своих отцов, армяне всегда проявляли гибкость и удивительное умение приспосабливаться к самым раз­личным обстоятельствам — и к господству иноземных за­воевателей в прошлом, и к жизни в различных современ­ных государствах. Они становились не только подданны­ми или полноправными гражданами, но и служащими высокого ранга, советниками и послами своих властите­лей или сегодняшних государств, даже нехристианских. Так происходило в тех случаях, когда не ставилась на кар­ту их вера или национальная самобытность. Когда же вра­ги подвергали опасности национальные традиции – втор­гались на их территорию, навязывали им свою культуру и язык или даже посягали на их христианскую веру, – армяне защищались доблестно и упорно, часто даже не имея никакой надежды на победу.

Удивительно, в частности, мирное и добрососедское сосуществование армян с арабами в Ливане, Сирии и в других странах Ближнего Востока. Будучи одновременно националистами и космополитами, армяне диаспоры обычно без каких-либо внутренних терзаний живут с чув­ством принадлежности к двум родинам: Армении пред­ков и принявшей их стране, судьбу которой они разделя­ют и с которой нередко связаны подлинной любовью. Примером такой судьбы служит личный опыт Католико­са Гарегина I: он родился в Сирии и жил в основном в Ливане, в течение 18 лет был Католикосом Киликийским – именно во время гражданской войны в Ливане – и, наконец, стал Католикосом всех армян. В этой связи он говорил:

«Мы с большим уважением относимся к культуре ара­бов и очень благодарны им, так как во время геноцида они приняли нас с открытым сердцем. Нам хорошо знакомо их гостеприимство — благодаря братским чувствам ара­бов мы смогли жить в странах Ближнего Востока.

Благодаря Богу и усилиям армянских лидеров на про­тяжении всей истории мы смогли сохранить нашу само­идентичность, не будучи чужими тем людям, среди кото­рых мы жили. Армянская диаспора, на мой взгляд, обла­дает опытом жизни национального меньшинства, кото­рый, возможно, Запад еще недостаточно оценил. Мы мо­жем свободно изучать наш язык, нашу историю, испове­довать христианскую веру и в то же время быть вовлечен­ными в общественную жизнь страны, в которой живем» (здесь и далее приводятся слова Католикоса Гарегина I из кни­ги Дж. Гуайта «Жизнь человека: Встреча неба и земли. Беседы с Католикосом всех армян Гарегином I»).

Такой опыт мирного сосуществования очень актуален и мог бы стать образцом для нынешней Западной Евро­пы, в которой феномен миграций достиг столь больших пропорций, что старый континент должен учитывать су­ществование внутри себя иного культурного мира, носи­телей других культурных традиций, прежде всего ислама.

Равновесие между этими двумя с виду противополож­ными чертами (осознанием собственной неповторимос­ти и способностью входить как часть в целое) опирается именно на наличие их обеих. Для Гарегина I неотъемле­мым условием диалога было самопознание, так же как от­крытость естественным образом порождалась верностью своей самобытности:

«Я считаю, что осознание своей национальности, сво­ей неповторимости означает признание и принятие наци­ональности других. С другой стороны, принимая другую культуру, можно и нужно оставаться верным своей иден­тичности. Примером является Сам Христос, который все­цело принадлежал к еврейской культуре Своего времени».

Национальная идентичность издревле христианского народа в полноте осуществляется лишь тогда, когда она сочетается с христианским самосознанием человека и воспринимает идентичность другого как дар:

«Я думаю, что идентичность и инакость — два спосо­ба существования, которые не противоречат друг другу.

Если кто-то не знает, кто он, если он не познал себя глу­боко, то он не может вести диалог с другими, он потерял себя уже в начале беседы. Моя идентичность как христи­анина и армянина настолько укоренена в моем бытии, что я могу мыслить только изнутри этой категории. Но моя идентичность сама включена в контекст более широкой идентичности — той, которую я называю Христовой иден­тичностью. Например, когда я молюсь с православным, католиком или протестантом, я никогда не ощущаю, что как армянин я отделен от другого человека: в этой общей молитве я выхожу за пределы моей идентичности, не те­ряя ее, а даже усиливая, ведь она расцветает в общей для нас Христовой идентичности, которая допускает призна­ние различий, потому что они составляют часть Боже­ственного творения».

И здесь опыт армян может прояснить пути решения проблемы глобализации. Современное западное общество совмещает в себе многие культуры. Должно ли это непре­менно означать уравнивание, исчезновение вековых ци­вилизаций? Армяне сумели сохранить древнейшее насле­дие своих предков, в то же время оставаясь открытыми по отношению к самым различным влияниям, которые они всегда оригинальным образом осмысливали и сочетали, рождая на свет нечто новое.

Армения в ходе истории была буферным государ­ством, но она также была местом встречи Востока и За­пада, Европы и Азии, христианства и ислама, и ее народ приобрел умение перенимать духовное богатство тех на­родов, с которыми он жил сообща (как в Армении, так и за ее пределами), и со своей стороны передавать им свои духовные и культурные ценности.

Такое равновесие между верностью своему культурно­му наследию (своей истории, языку, традициям) и откры­тостью по отношению к другим означает примирение универсальности со своеобразием. Именно в этом смыс­ле следует понимать всегда неразделимый в Армении би­ном Церкви и нации.

Джованни Гуайта, итальянский писатель, историк

Продолжение следует.

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовал 21 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Обожаю Джованни Гуайта, который так много сделал для пропаганды нашей культуры.
  2. В предыдущем номере я писал, что Маштоц не создавал армянский алфавит. Ознакомьтесь с великим открытием Эдуарда Аяняна и если умеете логически мыслить, то поймёте, что более 1600 лет армянам и миру лапшу вешают, называя Маштоца автором армянского алфавита. Без знакомства с открытием Аяняна не смейте вмешиваться в разговор, как тот одноклеточный, который назвал меня за эту информацию придурком. Хамство не аргумент. Как бы ни дурачили армянский народ и мировое сообщество, Правду вечно скрыть невозможно!
  3. Причем тут господин Саградян?
  4. Под списком тщеславия не оставили места для обсуждения.
  5. Я знаю, о чем Вы говорите и согласен с Вами, но автор открытия не Аянян. Но это не важно.
  6. Гуайта,друг армянского народа и его статьи для нас интересны и важны.
  7. Это наш большой друг и высокого интеллекта и образованности человек. Нашим бы поучиться у него.
  8. Редакция новую моду взяла - не оставляют возможности для комментариев.Сперва статью про АРМ ТВ нельзя было комментировать, сейчас этот вот "список тщеславия".Правильно его окрестили ))). Ну что же, будем, значит, в комментариях к другим статьям обсуждать.Так что не обессудьте за офтоп. А к этому списку у меня только один вопрос.Сколько из этих самых-самых армянистых армян России хотя бы раз вышли на митинг 24 апреля? Хотя бы раз заикнулись бы о проблеме "Ай Дата" не на кухне у себя, а , скажем, в Госдуме? Сколько из них выразили свой протест властям по поводу продажи новейшего оружия нашему врагу - Азербайджану? И тд...Да и вообще, зачем эти глупые списки составлять? Для тщеславия?Как же это дешево и провинциально выглядит.
  9. Я не буду называть своего имени,но мне кажется,списки нужны.Через эти списки мы узнаем каждый год 25-30 новых имен.Не подумайте,что защищаю из-за присутствия,просто мне интересно.Кое-кто называет список тщеславным,кажется они завидуют.А для Армении и армян я сделал достаточно много полезного.Моя совесть чиста.
  10. А почему не называете себя? Не сомневаюсь, что вы многое делаете для нашей родины. Однако в этом списке свадебных генералов, согласитесь, гораздо больше. ОНи только раздражают. Эти люди армяне только по паспорту... А уважаемому Джованни Гуайта респект! Таких духовных людей в ААЦ мало. Там церковную карьеру предпочитают.
  11. Как часто бывает уважаемый итальянский писатель и теолог в Армении?
  12. Точно, спикок тщеславия. Для кого это вообще, непонятно.
  13. Гуайта стоит доброй половины героев из списка 100. Вот истинный прораб армянского духа, хоть и рожден итальянцем.
  14. Все бы армяне были бы такими духовными, как Гуайта.
  15. С большим удовольствием я прочитал книгу "Жизнь человека: встреча неба и земли". Беседы с католикосом Гарегином Первым. Даже выписки сделал кое-какие. Умная и мудрая книга, умный разговор двух людей, дорогих всем армянам. К сожалению, нынешний католикос совсем другого уровня.
  16. Списки не просто тщеславия, но и нашего низкого культурного уровня.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты