№ 7 (213) Апрель (16-30) 2013 года.

Преступления, которые никогда нельзя забывать

Просмотров: 2328

Воспоминания прямых потомков жертв Геноцида армянского народа

На побережье Краснодарского края живут амшенские армяне, выходцы из района Амшен в Западной Армении (ныне на территории Турции). Предки амшенских армян, спасаясь от турецкого ятагана, обрели здесь, в России, новую родину. Сегодня уже нет в живых очевидцев страшной трагедии армянского народа, но рассказы этих людей об ужасах истребления целого народа остались в воспоминаниях их детей, внуков и правнуков…

В семье Зорика Тозляна и Зины Геворкян из поселка Веселое Адлерского района города Сочи эти ужасающие истории слышали не раз.

– Мой отец родился в 1914 году в Эрзруме, – рассказывает Зина Мукаеловна, – он был младенцем, когда начались погромы. По рассказам моего дяди Андраника всех армян колоннами выгнали из города. Беззащитные люди толпами шли вперед, не зная, что их ожидает впереди, среди них дети, престарелые женщины, которые еле держались на ногах. Дяде тогда было 6 – 7 лет, и он плохо помнит, что случилось с его отцом, с другими членами большой семьи. Помнит только дедушку и маму с маленьким братом на руках. Однажды ночью, когда колонна обреченных на смерть армян остановилась у реки переночевать, дед сказал своей невестке, что надо переплыть на ту сторону реки и спасти детей. Он замотал по-турецки голову чалмой и ночью стал переплывать реку со старшим внуком на руках. Но до берега старый больной дед не доплыл. Когда почувствовал, что река уже мельчает и что внук может сам дойти до берега, он отпустил его, а сам погиб.

– Меня нашла одна курдская семья и приютила, – рассказывал Андраник Геворкян, – но был приказ – всех сирот, бежавших из Западной Армении, сдать в детские дома, которые с помощью американцев открылись на территории Восточной Армении. Меня тоже сдали в Ленинаканский детский приют, где воспитывалось очень много сирот, чудом оставшихся в живых. Спустя некоторое время я из окна приюта увидел у ворот детского дома свою мать с ребенком на руках. Она ходила и просила, чтобы ребенка – моего младшего брата приняли в приют. Нас на улицу не выпускали, из-за чего я не смог подойти к ней. А она издалека не увидела меня. Это была последняя встреча с мамой. Так мы потеряли друг друга навсегда. Что случилось с ней, как сложилась ее дальнейшая судьба, не знаю.

Два брата – Андраник и Мукаел Геворкяны – воспитывались в одном и том же детдоме, но не знали друг друга. В таких приютах для сирот из Западной Армении детей содержали до 12 лет, потом раздавали армянским семьям. Очень много детей привозили в Россию и Абхазию. Андраник Геворкович попал в армянскую семью в селе Атара Армянская Очамчирского района. Здесь он женился, построил дом, работал и растил детей. А его младший брат Мукаел оказался в селе Нижняя Шиловка города Сочи, где и обосновался. Так жили два брата целых 47 лет, не зная ничего друг о друге.

– В 1962 году в нашу деревню Нижняя Шиловка из Абхазии переселилась одна армянская семья, – рассказывает Зина Геворкян, – они убеждали моего отца Мукаела, что в селе Атара Армянская проживает человек, очень похожий на него. Фамилия и отчество тоже совпадали, а сходство просто поразительно. «Поедем в гости, Мукаел, может быть, он твой брат», – уговаривал добрый сосед. Мой папа, в конце концов, согласился. Увидев друг друга, после минутного молчания две родственные души, глотая горькие слезы, бросились друг другу в объятия. Так наши семьи нашли друг друга. Андраник Геворкян жил до глубокой старости – 104 года. Умер совсем недавно. Он и мой отец были очень порядочными, уважаемыми людьми. Много работали, воспитали хороших, трудолюбивых детей. Они сохранили свой родной амшенский язык, обычаи, добрые традиции своего народа, – завершает свой рассказ Зина Мукаеловна.

Кнарик Карагезян тоже никогда не забывает невероятную историю спасения бабушки Мариам от резни.

– Я была маленькая и думала, что бабушка сказку рассказывает, – говорит Кнарик, – но когда выросла, поняла, что бабушка рассказывала свою истинную историю о том, как ее семья и она сама были изгнаны из собственного дома, из родного города Трабзона. Она была маленькой девочкой – лет 8 – 9 и детально помнила все подробности. Всех армян, проживающих в городе, депортировали: «Мы шли колоннами. Я, мать, отец и маленький брат были в одной колонне. По дороге турки жестоко убивали мужчин и мальчиков. Девочек и женщин забирали с собой. Некоторые отчаянно бежали в лес. Жандармы преследовали и резали всех. Моего маленького брата вырвали из рук матери и у меня на глазах убили штыками и бросили в костер. Молодых мужчин связывали друг с другом и бросали в воду. Воды реки мешались с кровью. Мы потеряли отца. Как он погиб, я не видела. Потом один турок вытащил меня из толпы и унес. Я жила у него дома до 12 лет и служила, как рабыня. Каждое утро он брал меня на рынок, грузил меня большой корзиной фруктов и овощей и отправлял домой. Ночевала я на крыше, ела остатки еды.

Однажды у родника, откуда я брала воду, из-под кустов услышала, что кто-то зовет меня: «Мариам! Мариам!» Я подошла и опознала мужчину из моей деревни. Он сказал: «Если хочешь сбежать, жди меня вечером у родника». Я долго думала, боялась, а ноги сами меня унесли к роднику. Нас было четверо. Мужчина подкупил одного турка, который и помог найти лодку и сбежать. Целую ночь наша лодка плыла. Мы оказались в Дагомысе. В Сергей-Поле меня ждала моя тяжело больная мама, которая тоже смогла спастись. Она беспрерывно обнимала и целовала меня от неожиданной радости, а через два дня умерла. Я осталась одна. Выросла и вышла замуж за мужчину, который спас меня от турецкого плена. Обосновались мы в селе Нор-Луйс, построили дом, вырастили детей. Муж рано ушел из жизни, и я была вынуждена одна растить пятерых детей. Если бы я чудом оказалась там, на родине, я бы легко нашла тот родник, родной дом, сад, где росли ароматные фрукты», – говорила бабушка Мариам.

Пока живы дети, внуки, правнуки очевидцев самой ужасающей трагедии целого народа, память о невинных жертвах останется в их сердцах…

Анаит Антонян, Сочи

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 7 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты