№ 10 (216) Июнь (1-15) 2013 года.

Поет амшенская душа

Просмотров: 2661

Старый дом в одном из дворов живописного сочинского села под названием Детляжка (от адыгского «местечко) построен еще в двадцатые годы прошлого века. Шифер на крыше покрылся слоем мха, однако деревянные оконные рамы из «твердых пород» выглядят как новые. Рядом уже вырос современный, более просторный дом, но расставаться со старым Арсен Алекович Нагабедян, хозяин дома, не хочет.

– Вы вообще приверженец старины? Может быть, в доме есть хноци и старинный амшенский пураг для выпечки хлеба?

– Нет, – смеется Арсен Алекович, – есть только кеманча. Лет ей уже немало, сделана по всем правилам настоящего инструмента ручной работы. Корпус из тополя, струны смычка – конский волос…

– А сам смычок – кизиловая ветка, – внезапно дополняет Гамаяк Нерсесович Устьян, председатель Совета старейшин Сочинского отделения Союза армян России, приехавший в Детляжку поздравить старого знакомого, солиста народного ансамбля «Голос Амшена» с 20-летием коллектива. Арсен Алекович, отложив в сторону инструмент, принимается вспоминать «преданья старины». Всем интересно, как зарождалось село с таким непривычным названием. Оказывается, армяне, бежавшие из Турции еще в 1866 году, не случайно поселились в этих местах. Они бежали от притеснений из Джаникского вилайета. Прибыв сюда и осмотревшись, дали окрестностям название «Каваклук» – «Тополиный дол». В тополиной роще выросли дома, типично амшенские, окруженные сараями для сушки сена и табака, стойлами домашних животных, тут же появились сады и огороды. Арсен Алекович родился, когда отец с матерью уже два десятка лет отработали в советском колхозе имени Мясникяна. Колхоз был процветающий. Трудились много, среди фотографий, бережно хранимых в музее близлежащего села Верхняя Беранда, входившего в тот же колхоз, – коллективная фотография начала сороковых годов: веселые, улыбающиеся лица сельчан, собравшихся на центральной площади, и впереди музыканты с зурной, даулом и кеманчой.

История этих мест – прежде всего люди. Арсен Алекович из их числа. Он знает и помнит много, рассказывает охотно про первые послевоенные годы, о том, как жили, чем занимались односельчане, как переносили тяготы и справляли праздники. Хотя возраст Нагабедяна можно считать еще весьма далеким от старческого. В селах армян-первопоселенцев он считается «средним», чуть за семьдесят. В памяти у Арсена Алековича немало важных, интересных эпизодов жизни, в которых не только история сочинских сел, а всей страны.

Арсен Нагабедян 3 декабря 1953 года был призван в армию. Юношей он успел поработать трактористом. И специальность в связи с этим на военной службе была – механик-водитель. Через 3 месяца армейской жизни он попал в Капустин Яр. Это был ракетный военный полигон в северо-западной части Астраханской области, созданный для испытаний первых советских баллистических ракет. Чем там занимался рядовой армейский состав, принято помалкивать. Но Арсена Алековича трудно удержать, когда он начинает рассказывать о запусках первых спутников и космических кораблей, свидетелем которых он был. Воспоминаний много. Те годы Арсен Алекович считает самыми яркими, ведь он, по сути дела, стал причастен к небывалому взлету советской страны, ставшей передовой космической державой. Но все равно тянуло на родину, в Сочи, в поля и леса Детляжки. Сколько раз они принимались зеленеть без него, расцветали кусты чая, поспевала мушмула. За ней – черешня, яблоки и груши. Из дома писали, что все хорошо, с хозяйством справляются. Нагабедян уже в это время работал на том же космодроме близ города Знаменск. Занимался привычным делом – обработкой внешних «профилей» котлованов. Делал это хорошо, начальство нередко поощряло. В начале 50-х кроме активной программы пусков ракет шло становление и развитие испытательной базы полигона, строились стартовые и технические комплексы. Осуществлялись пуски межконтинентальной баллистической ракеты «Буря». В 1962 году Капустин Яр из ракетного полигона превратился в космодром. Этого Арсен Алекович не застал, поскольку в 1956-м был демобилизован .

Возвратился в Сочи и сразу же сел за «штурвал» бульдозера. Детляжка строилась, окрестности села благоустраивались, Строился мост, одно из важнейших на то время средств сообщения между двумя соседними селами – Детляжкой и Берандой. Мост решал множество жизненно важных проблем. Арсен Нагабедян трудился на обработке площадки под установку опор моста. А вечерами после работы все шли в клуб. Старенький, но прочный, он едва вмещал всех любителей музыки, народных танцев, веселых песен под баян. Уже давно освоив игру на кеманче, Арсен Нагабедян частенько становился в центр круга, и начинался «Срабар» – хоровод с пением…

Годы летели. Вдруг из Москвы в сочинский военкомат пришло известие: «А.А. Нагабедян представлен к высокой государственной награде». По прошествии двух лет после службы на объекте государственной важности Арсену Алековичу вручили орден Ленина «за выдающиеся заслуги в укреплении могущества Советского государства, защите социалистического Отечества, укреплении обороноспособности Союза ССР».

Орденоносец, естественно, обрадованный оценкой его заслуг, продолжал работать, растить двоих сыновей и стал к моменту образования сельского фольклорного ансамбля «Голос Амшена» его солистом. И вот в конце мая в сельском доме культуры села Детляжка Лазаревского района города Сочи фольклорный коллектив «Голос Амшена» отмечал свое 20-летие.

В поздравлениях официальных лиц – депутата городского собрания Сочи Владимира Варельджяна, заместителя председателя Сочинского отделения Союза армян России по вопросам культуры Александра Оганяна, директора Центра армянской культуры Лазаревского района Татьяны Кундакчян, заслуженной артистки России Татьяны Левкевич – звучало немало лестных слов. Юбилей ансамбля стал праздником всех, кто бережно хранит в памяти образ Родины своих предков, у кого поет душа при звуках амшенской зурны и кеманчи.

Потом, конечно, были танцы. Настоящие народные, в исполнении людей, которые хранят в памяти и душе заветы предков, заселивших российский черноморский берег после печального исхода с родной земли.

Арсен Алекович Нагабедян был в центре хоровода со своей неизменной кеманчой в руках. Он ее несколько модернизировал. Теперь это электронная кеманча. Звук усилен специальным устройством. Но необычный оттенок, особое звучание струн, свойственное манере только этого музыканта, все те же. Сквозь протяжные ноты прорывается безудержное веселье. Поет амшенская душа. Несмотря на все пережитые трудности, испытания и невзгоды, она и теперь не расстается с надеждой.

Натэлла Саакова, Сочи

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 2 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты