№ 11 (217) Июнь (16-30) 2013 года.

Есть ли перспективы у российско-грузинских отношений

Просмотров: 3022

В последнее время в России обострилась дискуссия по поводу перспектив российско-грузинских отношений. Связано это с инициативами нового премьер-министра Грузии Бидзины Иванишвили, который сразу же после победы на парламентских выборах в октябре прошлого года провозгласил в качестве одного из своих приоритетов нормализацию отношений с Москвой.

Некоторые позитивные изменения во взаимодействии между двумя странами действительно произошли. Вошел в рабочий ритм двусторонний дипломатический диалог. Состоялись две встречи статс-секретаря МИД России Григория Карасина с Зурабом Абашидзе. На второй встрече были отмечены «позитивные сдвиги» в двусторонних отношениях. Стороны обменялись мнениями по вопросам наземного и воздушного транспорта, в частности в плане придания регулярного характера авиационным перевозкам. С удовлетворением была констатирована договоренность по возобновлению работы в интенсивном режиме пограничного перехода Верхний Ларc – Казбеги. Обсуждалась возможность облегчения существующего визового режима. Была высказана обоюдная заинтересованность в налаживании более активных контактов в области науки и здравоохранения.

Одновременно состоялись контакты на высоком уровне. В Москве президент России Владимир Путин принял Патриарха всея Грузии Илию II. В Давосе состоялась краткая встреча председателя правительства России Дмитрия Медведева и Бидзины Иванишвили. В январе в Страсбурге встретились представители парламентских кругов двух стран. Затем в апреле в ходе своего визита в Страсбург на сессию ПАСЕ Иванишвили пообщался с российской делегацией на официальном обеде. Говоря о перспективах урегулирования отношений с Россией, грузинский премьер отметил, что восстановить их будет нелегко и быстро этого не сделать. В то же время Иванишвили заявил, что правительство Грузии сумело начать восстановление торговых отношений. В дальнейшем он надеется перейти к теме «территориальной целостности», но для окончательного урегулирования этой проблемы требуется время. «Но я уверен, что мы выведем наши отношения из тупика, вернем территории и установим с Россией дружеские взаимоотношения», – подытожил Иванишвили.

В торгово-экономических отношениях между Россией и Грузией наметились не только декларативные, но и реальные улучшения. В феврале и апреле группа экспертов Роспотребнадзора посетила Грузию с целью изучения условий для возобновления экспорта вина и минеральной воды. По итогам инспекции 65 грузинских компаний, производящих вино и алкогольные напитки, получили разрешение на экспорт своей продукции на российский рынок. Роспотребнадзор одобрил ввоз в Россию 90 видов грузинских вин и коньяков. Также разрешения получили 4 предприятия, производящие минеральную воду. Среди упомянутых компаний – «Киндзмараули Марани», «Винный дом Дугладзе», «Алаверди», «Боржоми».

В начале апреля в Москву прибыла грузинская делегация с главой Национального агентства продовольствия Зурабом Чекуришвили. Она провела переговоры с руководством Россельхознадзора по вопросам качества продукции, которая будет экспортироваться на российский рынок. На встрече обсуждался экспорт в Россию грузинского меда, сыра сулугуни, молочных продуктов, мяса и других товаров. Министр сельского хозяйства Грузии Давид Кирвалидзе заявил в этой связи, что правительство выполняет предвыборное обещание о возвращении грузинской продукции на российский рынок и он надеется, что летом нынешнего года начнется экспорт в Россию не только алкогольных напитков, но и овощей и фруктов.

На переговорах Карасина и Абашидзе была также достигнута договоренность, что национальные олимпийские комитеты двух стран предметно обсудят вопросы, связанные с предстоящими в 2014 году Олимпийскими играми в Сочи. Эти обсуждения дали позитивный результат. В начале мая Национальный олимпийский комитет Грузии принял решение об участии в сочинской Олимпиаде.

Важным событием с точки зрения нормализации российско-грузинских отношений стало начало расследования в Грузии причин августовской войны 2008 года. В апреле о необходимости такого расследования заявила министр юстиции Грузии Теа Цулукиани. Сам Иванишвили на встрече с редакторами центральных телеканалов и газет 10 апреля заявил, что грузинскому обществу будет полезно узнать, что произошло в действительности. Нельзя исключать, что процесс расследования позволит разоблачить основной миф режима Саакашвили о том, что инициатором августовской войны 2008 года была Россия.

Еще одним позитивным шагом стала инициатива нового правительства Грузии по смягчению закона «об оккупированных территориях». Соответствующий законопроект был внесен в парламент Грузии в феврале, а 17 мая он был принят в первом чтении. Поправки предусматривают уменьшение наказания за первое нарушение порядка въезда на территории Абхазии и Южной Осетии. Вместо уголовной ответственности за это предусмотрен денежный штраф. На первый взгляд такая поправка может показаться смехотворной. Но она имеет важное практическое значение. Дело в том, что в последние годы в Абхазии и Южной Осетии побывали десятки российских чиновников, политологов и экспертов, в том числе людей довольно статусных. И теперь их посещение Грузии стало бы проблематичным, так как они рискуют подвергнуться там уголовному преследованию. Между тем, многие из этих людей имеют непосредственное отношение к разработке и осуществлению политики России на кавказском направлении. И Грузии будет затруднительно налаживать отношения с Москвой, закрыв для этой группы людей въезд на свою территорию.

Важным событием в контексте российско-грузинских отношений явился визит Иванишвили в Армению 17 января сего года. Это объясняется тем, что на Армению, являющуюся союзником России, завязаны важные российские интересы в Закавказье. При правительстве Саакашвили Грузия достаточно плотно встроилась в ось Турция – Азербайджан. Как и во всех других случаях, эта линия Саакашвили была направлена на то, чтобы удовлетворить интересы других стран – Турции, Евросоюза, США, Израиля – кого угодно, но только не Грузии. По существу, он выполнял задание Запада по созданию коридора Турция – Грузия – Азербайджан, идущего к Каспию и блокирующего российские коммуникации в южном направлении к Армении и Ирану.

В ходе визита в Армению Иванишвили реанимировал идею, которую выдвигал еще во время избирательной кампании – о восстановлении железнодорожного сообщения через Абхазию. На совместной пресс-конференции с премьер-министром Армении Тиграном Саркисяном он заявил, что «открытие железной дороги возможно». «Восстановление железнодорожного сообщения связано с общими проблемами и будет рассматриваться в этом контексте. Но я думаю, эти проблемы можно разрешить куда быстрее и раньше, если будет воля всех сторон… С нашей стороны есть полная готовность разрешить все эти вопросы так быстро, как это возможно», – отметил Иванишвили.

Таким образом, Иванишвили дал понять, что Грузия готова решать вопрос о транзите через Абхазию без прямой увязки с урегулированием вопроса о статусе этой республики. Между тем, открытие железнодорожного сообщения через Абхазию стало бы для Армении серьезным экономическим подспорьем. Это отвечало бы и российским интересам. И хотя быстрое решение данного вопроса довольно сомнительно, такая инициатива со стороны премьер-министра Грузии имеет важное политическое значение.

Примечательно, что заявления о необходимости реанимации железнодорожного сообщения через Абхазию делались Иванишвили одновременно с тем, как он поставил под сомнение целесообразность другого коммуникационного проекта – железной дороги Баку – Ахалкалаки – Карс. В интервью газете «Резонанси» перед своим визитом в Азербайджан в декабре прошлого года он заявил, что этот проект «вызывает вопросы»: «Надо уведомить Азербайджан, что на определенном этапе строительства это не будет выгодно для Грузии и потребуется определенная компенсация». Правда, после переговоров в Баку Иванишвили свое заявление дезавуировал, назвав его «поспешным». Однако перед этим Азербайджан согласился продавать Грузии природный газ, как заявил Иванишвили, «по весьма приемлемым ценам». Таким образом, «компенсацию» Иванишвили от азербайджанцев все-таки получил. И это продемонстрировало, что сама железная дорога Баку – Ахалкалаки – Карс интересна ему только как инструмент давления на Азербайджан для получения экономических уступок.

Как бы то ни было, но после заявлений Иванишвили проект железной дороги вошел в фазу стагнации. Работы на стройке в районе Карса не ведутся уже несколько месяцев. Ввод дороги в строй в 2014 году, как планировалось ранее, уже маловероятен. Официально это объясняется дефицитом специалистов и рабочих-дорожников. Однако, возможно, власти Турции просто решили не спешить вкладывать деньги в то, что может оказаться бесперспективным проектом с учетом отношения к нему новых властей Грузии.

Между тем, Иванишвили не отказался от идеи восстановления железнодорожного сообщения через Абхазию. Выступая на сессии ПАСЕ 23 апреля, он выразил уверенность, что в будущем этот маршрут будет восстановлен. «Этот вопрос связан с конфликтом, с нашими отношениями с Россией и абхазскими братьями. И он обязательно должен быть решен с учетом интересов и прав всех заинтересованных сторон, в первую очередь, интересов нашей страны», – отметил грузинский премьер.

Разногласие с президентом Саакашвили, которое было озвучено Иванишвили во время визита в Ереван, касалось оценки внешней политики Армении. В интервью армянской службе Радио «Свобода» Иванишвили назвал Армению «хорошим примером для грузин». По его мнению, Армения «отлично ладит с Россией и состоит в дружеских отношениях с Америкой и с остальными странами – членами НАТО». «Я считаю, что мы обязаны, и я очень надеюсь, что мы сможем все это совместить», – заявил он. Иванишвили, похоже, даже сам не понял, как далеко зашел в своих высказываниях. Он, видимо, упустил из виду, что Армения не просто «ладит» с Россией, но и является военным союзником России. И если Грузия хочет брать пример с Армении, то ей самое время вступать в ОДКБ. Понятно, что премьер-министр Грузии ничего такого в виду не имел и просто выступил за отказ от однобокой ориентации на Запад.

Но Саакашвили это явно не устроило. Выступая на сессии ПАСЕ в Страсбурге 21 января, он обвинил правительство в отходе от прозападного курса. «Бидзина Иванишвили заявил, что страна может и должна иметь одинаково хорошие отношения с Россией и с НАТО, но удивительно сформулировал равную дистанцию от этих двух субъектов и привел в пример армянских друзей», – отметил он. Далее Саакашвили привлек внимание к тому, что Грузия «сделала выбор в пользу членства в НАТО, а Армения нет». В заключение он выразил сомнение, что новое правительство ведет Грузию в правильном направлении.

Иванишвили пришлось оправдываться перед западными спонсорами Грузии. Выступая на сессии ПАСЕ 23 апреля, он заявил, что западная ориентация остается стратегическим выбором Грузии и у нее нет альтернативы интеграции в Евросоюз и НАТО. При этом премьер сослался на то, что этот выбор уже давно определен грузинским народом. Буквально через несколько дней на проходившем в Тбилиси семинаре Парламентской ассамблеи НАТО Иванишвили повторил эти тезисы. «Мы верим, что европейская и евроатлантическая интеграция даст нашей стране больше возможностей для построения демократических институтов, обеспечит свободу и безопасность и позволит утвердить свое место в европейской семье», – заявил он.

Прозападная ориентация Грузии была закреплена в резолюции «Об основных направлениях внешней политики Грузии», принятой грузинским парламентом 7 марта. В пункте 3 резолюции главным приоритетом внешней политики Грузии объявляется «интеграция в европейские и евроатлантические структуры». Это подразумевает, прежде всего, вступление в Евросоюз и НАТО. Неудивительно, что данная резолюция породила в российском экспертном сообществе значительный пессимизм относительно перспектив российско-грузинских отношений. Многими это было воспринято как продолжение курса Саакашвили. Но на самом деле это не совсем так.

Было бы наивно ожидать, что Иванишвили мог бы сейчас в открытую выступить против прозападного курса. В этом случае он однозначно лишился бы не просто поддержки, но даже терпимого отношения со стороны Запада. А поскольку Грузия находится в сильной зависимости от западной экономической помощи, то отказ Запада от субсидирования Грузии привел бы к экономическому коллапсу страны и соответственно к краху правительства Иванишвили. Так что Иванишвили в нынешней ситуации не остается ничего другого, как только принять правила игры и отказаться от корректировки внешнеполитического курса в сторону многовекторности.

Но даже в этих стесненных условиях Иванишвили смог внедрить в резолюцию некоторые свои акценты. Это видно в пунктах 11 и 18 резолюции, где затрагиваются отношения с Россией. Пункт 11 следует процитировать целиком. Там говорится: «Грузия будет осуществлять диалог с Россией, как с использованием международных механизмов в рамках Женевских дискуссий, так и в двустороннем формате. Целью этого диалога является урегулирование конфликта, налаживание и развитие добрососедских отношений». Здесь важно то, что допускается двусторонний диалог с Москвой, не связанный напрямую с Женевским процессом. Причем целью такого диалога является не только урегулирование конфликта вокруг Абхазии и Южной Осетии, что было приоритетом при Саакашвили, но и развитие добрососедских отношений с Россией. Одним словом, переговоры, касающиеся Абхазии и Южной Осетии, не увязаны напрямую с переговорами по нормализации российско-грузинских отношений. А это – очевидный прогресс по сравнению с прежней позицией грузинской стороны.

В пункте 18 указывается на то, что у Грузии не может быть дипломатических отношений со странами, которые признают независимость Абхазии и Южной Осетии. Это уже устоявшаяся позиция Грузии, озвученная на многих форумах. Рассчитывать на ее быстрое изменение было бы неразумно. С другой стороны, довольно странным выглядит присовокупление к этому тезису положения о том, что Грузия не может находиться с такими странами в «военно-политическом или таможенном союзе». Этот намек – явно не в сторону НАТО и Евросоюза, которые Абхазию и Южную Осетию не признали и признавать не собираются. Это намек в сторону России. Но о каком вступлении Грузии в ОДКБ или Таможенный союз может идти речь, если она даже не имеет с Россией дипломатических отношений? Не содержится ли здесь в таком случае намек на то, что Грузия может вступить в эти организации, если Россия отзовет дипломатическое признание Абхазии и Южной Осетии? Но как тогда быть с главным приоритетом внешней политики Грузии – присоединением к НАТО и Евросоюзу? Нельзя же одновременно состоять в НАТО и ОДКБ, в Евросоюзе и Евразийском союзе. Одним словом, достаточно загадочное положение. Без дополнительных разъяснений с грузинской стороны понять его сложно.

В целом контекст резолюции позволяет Иванишвили продолжить курс на нормализацию российско-грузинских отношений. Резолюция никак не ограничивает двусторонний дипломатический диалог через спецпредставителя премьер-министра. Более того, она даже допускает восстановление консульских отношений, что было бы крайне желательно для облегчения гуманитарных контактов. Между тем, на смягчении визового режима настаивает сама грузинская сторона, так как для российских граждан сейчас действует безвизовый режим въезда в Грузию. А это неплохая возможность для МИД России пойти на своеобразный размен – согласиться на облегчение визовых формальностей в обмен на восстановление консульских отношений. Если же консульские отношения будут восстановлены, то за ними может последовать и обмен торговыми представительствами.

Конечно, такое повышение уровня двустороннего представительства невозможно до тех пор, пока Саакашвили находится на посту президента Грузии. Но ему недолго осталось. Срок его полномочий истекает в октябре 2013 года.

Однако до октября еще достаточно далеко. И любой фальстарт премьер-министра может неблагоприятно отразиться на результатах президентских выборов. Поэтому Иванишвили вынужден идти по очень тонкому льду. Для российской стороны требовать от него сейчас каких-то значимых уступок было бы не только нереалистично, но и контрпродуктивно. Наоборот, с точки зрения российских интересов было бы правильно поддержать Иванишвили, пойдя ему навстречу по ряду второстепенных вопросов. Эту линию сейчас, похоже, и выбрала российская сторона. Встречных уступок можно будет потребовать у Иванишвили потом, когда он достаточно укрепится у власти. И даже если он тогда откажется от курса на нормализацию отношений с Россией, его победа над Саакашвили будет для Москвы весьма полезным результатом.

Конечно, может возникнуть вопрос принципиального характера: зачем вообще России нужна Грузия? Не лучше ли предоставить ее самой себе и не тратить время и ресурсы на нормализацию отношений с этой страной? Если Грузия заинтересована в отношениях с Россией, то пусть она сама и добивается различными способами благосклонности Москвы. Такая точка зрения сейчас весьма распространена в российском экспертном сообществе. С другой стороны, высказываются и прямо противоположные мнения. Грузинскую проблему пытаются представить как камень преткновения российской внешней политики. И хотя такие мнения довольно редки, они, тем не менее, присутствуют в политическом дискурсе.

Роль Грузии для России не стоит преувеличивать, но и не стоит преуменьшать. В настоящий момент эта роль – исключительно военно-стратегическая. Грузия – это коридор, ведущий к Каспию и в Центральную Азию в обход России. И задача Москвы не допустить, чтобы этот коридор оказался под контролем враждебных или конкурентных с Россией держав. Пока Азербайджан придерживался более-менее нейтральной позиции в отношениях между Россией и НАТО, прозападная ориентации Грузии не представляла значительной угрозы для российских интересов. Однако отказ Азербайджана от продления аренды российской РЛС в Габале продемонстрировал усиливающийся дрейф режима Алиева в сторону Запада и Турции. Поэтому военно-стратегическая роль Грузии для России стала возрастать, особенно на фоне обострения обстановки вокруг Сирии, а также продолжающегося давления Запада на Иран. И приход к власти Иванишвили с его более сбалансированной внешней политикой оказался как нельзя кстати. Возможно, с ним удастся договориться о некоторых решениях, в которых военно-стратегические интересы России в Закавказье будут учтены.

В частности, уже сейчас Россия могла бы поставить вопрос о возобновлении военного транзита в Армению через Грузию, хотя бы по воздуху, а затем и наземным транспортом через Южную Осетию. На этом Грузия могла бы кое-что заработать, получая транзитные платежи. Военные грузы шли бы от Владикавказа до Цхинвала по Транскаму, а далее железной дорогой до Армении. Для этого российская сторона могла бы взять на себя расходы по восстановлению железной дороги на участке Цхинвал – Гори. А в самом Цхинвале можно было бы создать современный логистический центр. Со временем этот маршрут мог бы быть использован армянскими и грузинскими коммерческими перевозчиками. А Россия на первых порах могла бы содействовать удешевлению перевозок по этому маршруту путем введения налоговых льгот и облегчения таможенных процедур. Такой проект способствовал бы экономическому развитию как Южной Осетии, так и Горийского района Грузии.

Думается, что в обычных условиях всего этого было бы достаточно, чтобы перетянуть Грузию на сторону России после полного отстранения от власти группы Саакашвили. Но камнем преткновения остается проблема Абхазии и Южной Осетии. Решить эту проблему на условиях Грузии не представляется возможным. Грузия совершила серьезные ошибки в отношении этих народов. За такие ошибки в политике приходится платить дорогую цену. Уговорить абхазов и осетин вернуться под юрисдикцию Грузии уже не является реалистичным. Также Россия не может отозвать признание двух этих республик даже в обмен на отказ Грузии присоединяться к НАТО. Внешнеполитический урон имиджу России от такого решения перевесил бы все возможные выгоды от провозглашения Грузией нейтралитета.

И у грузинского руководства, похоже, приходит понимание того, что не все зависит от Москвы и что быстрого решения проблемы Абхазии и Южной Осетии добиться не удастся.

Между тем, переход к новому курсу неминуемо приведет грузинское руководство к следующему ключевому выводу – о необходимости внешнеполитической переориентации с Запада на Россию. Ведь только присоединение к Евразийскому союзу может дать Грузии реальный шанс на экономическое процветание, а также на устранение барьеров в отношениях с Абхазией и Южной Осетией. А без этого политика «вовлечения» не сможет быть результативной. Посмотрим, насколько быстро грузинские власти осознают неизбежность новых перемен.

Михаил Александров, политолог

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 12 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты